16+
Четверг, 17 июня 2021
  • BRENT $ 74.66 / ₽ 5417
  • RTS1679.02
3 июня 2021, 21:35 Финансы
Спецпроект: ПМЭФ-2021

Ефимов: «Говоря о комплексном развитии промышленных территорий, мы подразумеваем создание высокотехнологичных и эффективных для экономики производств»

Лента новостей

По его словам, в столице в сфере промышленности работает более 700 тысяч человек

Фото: пресс-служба

Заместитель мэра Москвы по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений Владимир Ефимов в рамках Петербургского международного экономического форума рассказал о повышении энергоэффективности промышленного сектора, «зеленых» облигациях и о растущей роли креативной индустрии в экономике города.

Когда говорят про Москву, чаще всего вспоминают парковки, электробусы, стройку. Однако Москва — крупнейший центр создания ВВП, хотя заводов, производящих что-то металлическое и железное, в столице осталось очень мало. Расскажите, что замещает такое материальное производство, которого при Советском Союзе было очень много?
Владимир Ефимов: Действительно, доля промышленности в ВРП города сокращается, но сокращается не за счет того, что у нас становится меньше промышленного производства. Оно ежегодно увеличивается, имеет положительную динамику. Доля сокращается за счет того, что у нас существенно более быстрыми темпами растут другие секторы экономики, что характерно для Москвы как для мегаполиса. И в целом, мы стремимся к структуре экономики таких мегаполисов, как Лондон, Париж, Нью-Йорк, где значимую долю составляет финансовый сектор, социальное обслуживание, транспортное обслуживание. И эти сектора для нас являются драйвером.
Все большую роль начинает играть креативная индустрия. Мы поддерживаем такие направления, создаем для них условия, развиваем так называемые креативные технопарки.
В фокусе деловых новостей в мире: компания Amazon купила киностудию Metro-Goldwyn-Mayer, AT&T купила 20th Century Fox и Disney. На фондовом рынке — компании, которые занимаются публикой и интертейнментом. Они — лидеры роста. Разве, что биткоин с ними периодически способен соревноваться. Москва, безусловно, в России — крупнейший центр креативного производства: кино, телевидение, онлайн-кинотеатры. Мы пока привыкли смотреть на это, как на сферу досуга и культуры. А как выглядит ситуация с точки зрения экономики?
Владимир Ефимов: Если мы говорим в целом про сферу услуг, то видим достаточно быстрый рост этого сегмента. Если брать, например, потребление услуг в Москве за первые пять месяцев текущего года, то, по сравнению с прошлым годом, у нас зафиксирован рост порядка 37-38%. Если брать помесячную динамику в сравнении с январем-февралем прошлого года, средним значениям за 2019 год, мы видим динамику порядка 15%. Те ограничения, которые были введены в прошлом году, как раз дали мощный импульс и толчок к развитию сферы развлечений и услуг. Стали появляться новые формы доставки контента до потребителей, этот тренд не спал и сейчас. И мы это видим по всем показателям.
Составляют ли налоговые поступления от этого сектора экономики значимую долю?
Владимир Ефимов: Пока нет, к сожалению, но мы уверены, что в будущем это будут значимые доли.
Москва — это пример инновационной экономики, по природе. Что растет быстрее всего?
Владимир Ефимов: Если брать промышленность, например, то быстрее всего растет фармацевтическая промышленность. Если брать сферу услуг, то это IT. Москва — финансовая столица России, и, безусловно, наблюдается положительная динамика в сфере социального обслуживания. Все большее количество услуг населению предлагает уже частный бизнес. Это касается и образования, и здравоохранения.
Закончились основные программы поддержки и помощи после пандемийного 2020 года: малый и средний бизнес должен выходить из кредитных и налоговых каникул. Проводите ли вы мониторинг их способности своевременно оплатить счета. Какова общая обстановка, сколько компаний, в результате, разорится?
Владимир Ефимов: Мы не видим роста банкротств. Не было их и в прошлом году, не было и в начале текущего. Если говорить про малый и средний бизнес, программа льготного кредитования, субсидирования процентной ставки, которую запустил город в прошлом году в рамках поддержки бизнеса, была продлена на первое полугодие текущего года именно для того, чтобы преодолеть волну отложенных платежей, которая сформировалась в рамках решений, принимаемых в прошлом году.
На сегодняшний момент, мы не видим сокращения малого бизнеса. Видим, наоборот, положительную динамику, например, с точки зрения роста индивидуальных предпринимателей. Увеличилось количество самозанятых, это, безусловно, хороший маркер положительных изменений, происходящих в целом по городу.
Безусловно, есть предприниматели, которые приняли решение закрыть свой бизнес, либо его реструктурировать. Но это естественные процессы, которые не носят массовый характер.
Естественно, в экономике Москвы одна из основ — это недвижимость. Вопрос не только строительства, но и какого-то зонирования, плана, во что будут превращаться те или иные территории, особенно, освобожденные от больших промышленных производств. Какую выгоду город извлекает из освобождения вот этих промышленных зон?
Владимир Ефимов: У нас нет динамики того, что производства из города уходят. В огромных предприятиях, которые работали еще в советское время и которые в силу своей специфики просто неэффективны в современных условиях, смысла нет. Есть огромное количество других современных производств на территории города. В целом в сфере промышленности работает более 700 тысяч человек. Их количество увеличивается.
Если говорить про такие крупные проекты, то на месте АЗЛК работает «Рено Россия». И здесь важно сказать, что он занимает меньше площадей, на нем работает меньше людей, но производится практически такое же количество автомобилей. Мы видим следующее: происходит повышение эффективности промышленности, которая не требует уже огромных площадей, огромных цехов.
Когда мы говорим про реформирование, комплексное развитие промышленных территорий, мы не подразумеваем вывод промышленности из города, мы подразумеваем создание новых, современных, высокотехнологичных и, в первую очередь, эффективных для экономики производств.
Программа «Индустриальные кварталы» — это как раз реновация промышленных территорий — она подразумевает создание гораздо большего количества промышленных площадей, нежели есть сейчас. Те территории, которые мы вовлекаем в эту программу — депрессивные: либо заброшенные бывшие промышленные территории, либо какие-то полуразрушенные складские. Программа позволяет построить около 35 млн квадратных метров на этих земельных участках, а это около двух тысяч гектаров, позволяет сохранить тот промышленный потенциал, который есть, создать около 500 тысяч новых рабочих мест.
Поэтому эта программа не нацелена на то, чтобы вывести промышленность, наоборот, — сохранить ее, приумножить и сделать более эффективной.
Кто выступает в роли инвесторов?
Владимир Ефимов: За последние два года открылось два крупнейших фармпроизводства: одно в «Технополисе Москва» в Зеленограде, второе — завод по производству вакцин тоже в «Технополисе» на Волгоградском проспекте. Общий объем инвестиций в эти два завода — около 20 млрд рублей. Это два совершенно уникальных, современных и эффективных производства, не требующих огромных площадей, огромного количества персонала, но при этом создающие огромную добавленную стоимость. Это как раз пример современных производств.
В целом же, если говорить про инвестиции в городе, безусловно, мы не имеем возможности создавать тяжелое машиностроение, но оно нам и не нужно. И с точки зрения экологии, и с точки зрения отсутствия территории для их размещения. Поэтому основные инвестиции идут в высокотехнологичное производство, сферу IT, в производство микроэлектроники. Промышленные комплексы хорошо представлены, причем представлены именно своей «умной» начинкой, продукцией, которая производится в тесной кооперации с заводами, расположенными в других регионах России.
В современном мире говорить о том, что есть один большой завод и он живет самостоятельно, не приходится. Это кооперация производств на разных территориях. И в Москве происходит сосредоточение научных разработок, тестовых производств, пилотных опытных производств, которые позволяют запускать высокотехнологичную продукцию.
IT-сектор — самостоятельная часть экономики, и, конечно, в первую очередь, представленная именно в Москве. Какова динамика ее занятости, выручки, вклада в налоги?
Владимир Ефимов: Если говорить про занятость, то это где-то порядка 20% в год, если говорить про налоги, то у нас льготный режим налогообложения введен был по решению правительства Российской Федерации. Поэтому здесь ключевой, скажем так, доход для бюджета — это доход с налога на доходы физических лиц. И учитывая высокий уровень заработной платы в этом секторе — он выше, чем в среднем по экономике, — мы, конечно же, видим перспективу для себя в размещении соответствующих предприятий на территории города и всячески их стимулируем. Есть такой миф, что Москва собирает прибыль со всех регионов, но это не так. Налогообложение построено по принципу распределения налога на прибыль пропорционально либо размещению основных производственных средств, либо размещению персонала по территории. Поэтому, соответственно, в Москву поступает только та часть прибыли, которая непосредственно зарабатывается на территории города, либо непосредственно персоналом, либо за счет того, что в Москве расположены те или иные производственные мощности.
Сейчас одна из непрерывных тем в мировом масштабе, и мы, наверное, никуда не денемся и будем встраиваться в этот общий тренд, — это экология, озеленение и, даже не чистый воздух как таковой, а сокращение выбросов углеводородов на единицу произведенной продукции или энергии, которая используется для жизни. Допустим, Париж к 2030 году собирается полностью перейти на возобновляемые источники, Москва выпустила «зеленые» облигации. Какие планы по дальнейшему развития?
Владимир Ефимов: Всему свое время, о возобновляемых источниках энергии, безусловно, мы тоже думаем, но соответствующее решение не формулировали. Есть большая программа, которая направлена на снижение выбросов вредных веществ в атмосферу. Например, переход на экологически чистый транспорт. С этого года мы прекратили закупку дизельных автобусов. Все новые автобусы, которые мы закупаем с этого года, — это электробусы. Реализуется большая программа по строительству метрополитена, которая делает такой транспорт доступным и снижает количество автомобилей на дорогах.
Если говорить в целом про снижение углеродного следа, то за последние десять лет энергоэффективность экономики города в расчете затрат энергии на единицу ВРП повысилась на 25%. Поэтому программа реализуется. Это большие инвестиции как со стороны города — ресурсоснабжающей организации, так и, безусловно, со стороны бизнеса в повышении энергоэффективности и своих производств, и тех объектов, которые на территории города создаются.
Но пока речь идет о сокращении и более экономном использованием все тех же источников энергии. Стоит ли на повестке дня замена таких углеродных источников на неуглеродные?
Владимир Ефимов: В каждой стране разные климатические условия, которые позволяют, например, более эффективно использовать солнечную или ветровую энергии. В Москве, к сожалению, в силу климата, возможности эффективно, при существующих технологиях, использовать такую энергию нет. Посмотрим, по мере развития технологий, возможно, будет какое-то решение и для нас.
И, все-таки, «зеленые» облигации — это пока единственный четкий термин, который в рамках этой парадигмы заявлен. Что это такое и зачем?
Владимир Ефимов: «Зеленые» облигации — это источник финансирования проектов, которые реализуются в городе с целью повышения экологичности. Те «зеленые» облигации, которые мы выпустили и разместили на Московской бирже — это облигации, вырученные средства от продажи которых мы направим на покупку тех самых электробусов, о которых я сказал, и на строительство метрополитена. Всего мы купим на те деньги, которые привлекли, около 400 электробусов. И ускоренно будем строить Большую кольцевую линию метрополитена. Рассчитываем, что в ближайшие пару лет она будет запущена.
То, что они называются «зелеными» имеет какой-то финансовый смысл?
Владимир Ефимов: В Европе — да. Если говорить про российский рынок, пока он, к сожалению, не так активно реагирует на «зеленость» этих облигаций. Однако мы получили одни из самых привлекательных условий по размещению наших облигаций относительно федерального займа. Лучше, чем у каких-либо других заимствований на схожие семилетние сроки. Поэтому можно считать, что сами облигации пользовались спросом и позволили нам получить нормальные ресурсы. Спрос на 20% превысил предложение — это тоже знак и сигнал того, что «зеленые» облигации интересны инвесторам, в том числе иностранным.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию