16+
Четверг, 17 июня 2021
  • BRENT $ 73.70 / ₽ 5348
  • RTS1679.02
10 июня 2021, 21:15 Общество
Актуальная тема: Пандемия коронавируса

Лечить коронавирус стало сложнее, а проверенные методы терапии становятся менее эффективными

Лента новостей

Вирус мутирует. Как лечат коронавирус сейчас и изменился ли подход к терапии COVID-19 за полтора года пандемии?

Фото: Александр Демьянчук/ТАСС

На фоне резкого роста заболеваемости власти Москвы и ряда других регионов России сообщили о расширении коечного фонда в стационарах.

«Есть ощущение, что вирус меняется, потому что [есть] проверенные методы лечения этого гипервоспаления, или цитокиновых бурь, [но] в последнее время мы периодически видим неуспехи терапии», — рассказал «Эху Москвы» главврач клинической больницы № 40 в Коммунарке Денис Проценко. По мнению медика, который за год пандемии заработал себе репутацию главного главврача России, это может быть связано с мутацией вируса — нередко пациенты почти не реагируют на вмешательство врачей.

Как вообще лечат коронавирус в 2021 году? Business FM спросила об этом трех человек, которые недавно переболели COVID-19.

Екатерина, болела в легкой форме:

«Меня особо никак не лечили, потому что я болела бессимптомно. Но оперштаб сразу позвонил, спросил, как у меня самочувствие. Потом позвонил врач и пришел через час. Препараты выдают на выбор один из двух: противомалярийный и другой, гидроксихлорохин. Врач сказал про все побочки, дал общие рекомендации. В целом ощущение, что у них очень круто отлаженная система и чудесное ведение этих карантинных недель со стороны государства».

Елена, лечила заболевшего ребенка:

«У меня недавно заболел ковидом восьмилетний сын. Пожаловался, что он кашляет и больно в груди. Я испугалась, мы сделали тест. Врач смотрел, КТ было чистое, никаких специфических препаратов нам не назначали. Назначали «Амбробене», в случае если будет тяжело откашливаться, назначали витамины С и D как общеукрепляющее средство и промывание, полоскание. Как обычную простуду лечили».

Татьяна, попала в реанимацию:

«Заболел сначала сын — 39 [градусов температура] у него, потом через два дня мы с мужем. У него был отрицательный, у меня — положительный. Сделали КТ. У меня ничего в легких не было, у него было 25% поражения легких. Клиники у него вообще никакой не было — это просто случайная находка была. Стало ухудшаться самочувствие, трудно дышать стало. Я понимаю, что я не могу даже вздохнуть полной грудью, — и отправили через два часа меня в Мытищи. Посадили на кислород, потом реаниматолога уже вызывали и там уже большие дозы гормонов мне стали колоть».

Методика лечения коронавируса регламентируется Временными методическими рекомендациями Минздрава России. Документ регулярно обновляется с учетом новых исследований и практики применения лекарств — последняя, 11-я версия вышла буквально месяц назад, в начале мая. Есть ли в рекомендациях что-то принципиально новое или же новых заболевших в России лечат примерно так же, как в прошлом году? Рассказывает заведующий отделением анестезиологии-реанимации клиники MedSwiss Александр Аврамов, который неоднократно ездил в командировки от ЛРЦ Минздрава России для помощи ковидным госпиталям в российских регионах.

Александр Аврамов заведующий отделением анестезиологии-реанимации клиники MedSwiss «Конкретно если привести примеры, то указано снижение роли значения антибиотиков, потому что это все-таки вирусная инфекция. Понятно, что там очень узкие показатели, только при присоединении всяких вторичных бактериальных инфекций. Немножко увеличилась доказательная база в отношении различных препаратов, которые подавляют иммунитет и препятствуют тому самому цитокиновому шторму, и еще там много технических моментов. Роковых ошибок, которые делались в начале, а сейчас не делаются, — вот таких изменений не происходило. Но нет, нельзя сказать, что в целом все абсолютно так же, как в начале, — это было бы некорректно».

Сегодня Россия болеет как на пике первой волны. И показатели Москвы, и общероссийский прирост заболевших такие же, как в мае прошлого года. Зато резко отличается ситуация со смертностью — год назад в стационарах умирали по 100-200 человек в день, сейчас по 300-400. Это сказалось на оценке летальности — если тогда показатель не превышал 1%, сейчас он приближается к 2,5%. Таким образом, согласно официальной статистике, умирает каждый сороковой пациент с подтвержденным диагнозом.

Вероятнее всего, это указывает на большое число неучтенных случаев инфекции — и на эту тему есть очень наглядный пример. 13 тысяч участников ПМЭФ за время форума сдали 52 тысячи тестов на коронавирус. Положительными оказались 500 из них, то есть даже среди хорошо обеспеченной и условно просвещенной публики от 1% до 4% людей прямо сейчас являются носителями вируса.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию