16+
Воскресенье, 19 сентября 2021
  • BRENT $ 75.49 / ₽ 5499
  • RTS1745.04
9 августа 2021, 22:15 Право

Дело сообщников Черкалина: коллега «экс-миллиардера» из ФСБ в суде пошел на попятную

Лента новостей

В военном суде началось рассмотрение дела бывших коллег экс-подполковника ФСБ Кирилла Черкалина. Но, в отличие от него, они вину не признали. Один же из фигурантов, на следствии согласившийся с обвинением, неожиданно изменил позицию

Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Московский гарнизонный военный суд приступил к рассмотрению громкого дела бывшего заместителя начальника управления «К» Службы экономической безопасности (СЭБ) ФСБ Дмитрия Фролова, его подчиненного Андрея Васильева, а также акционера банка «Кредитимпэкс» Георгия Шкурко, обвиняемых в получении и даче крупных взяток и в мошенничестве. И если к концу следствия один из трех фигурантов признал вину, то в суде Андрей Васильев вновь изменил свою позицию и так же, как и двое других фигурантов, заявил о невиновности.

Ожидается, что главным свидетелем обвинения по данному делу станет давший против коллег показания экс-подполковник ФСБ Кирилл Черкалин. Весной этого года процесс над ним прошел в особом порядке и закончился для контрразведчика семилетним сроком.

Начало разбирательства по делу Фролова, Шкурко и Васильева немного напомнило процесс над «досудебщиком» Черкалиным. Так, заседание прошло в том же зале, где журналисты впервые увидели подполковника. Да и прокурор был тем же самым. Правда, в этот раз компанию гособвинителю Милане Дигаевой составила Ольга Михайлова, которая совсем недавно поддерживала обвинение по другому громкому делу — Baring Vostok.

Но прежде чем суд дал слово прокурору, адвокаты находившихся под стражей Дмитрия Фролова и Георгия Шкурко в очередной раз предприняли попытку добиться освобождения обвиняемых. Ссылаясь на то, что их подзащитные не были ознакомлены со всеми материалами дела и апеллируя к тому, что следствие с нарушением срока объявило им окончание расследования, адвокаты потребовали отпустить фигурантов из СИЗО. Однако судья Константин Селезнев на это не пошел, напомнив, что ранее, 22 июля, суд продлил Фролову и Шкурко срок ареста до 9 октября. При этом он разрешил фигурантам знакомиться с делом до и после процесса в дни разбирательства.

О том же просил и находящийся под домашним арестом подсудимый Андрей Васильев, который перед началом суда умудрился подхватить коронавирус и посидеть на карантине.

Обвинение в мошенничестве

Для того чтобы озвучить обвинение, прокурору Милане Дигаевой потребовалась всего 20 минут. Часть его полностью повторяла обвинение из дела бывшего начальника 2-го отдела управления «К» Службы экономической безопасности ФСБ Кирилла Черкалина.

По версии следствия, последний вместе со своими коллегами — бывшим в то время заместителем начальника управления «К» СЭБ ФСБ Дмитрием Фроловым и его подчиненным оперативником Андреем Васильевым — в 2011 году помог «отжать» долю в размере 49% в уставном капитале фирмы «Юрпромконсалтинг», которая занималась строительством жилого комплекса в столичном микрорайоне Левобережный. Она принадлежала бизнесмену Сергею Гляделкину и его двоюродному брату Игорю Ткачу. При этом обвинение гласит, что силовики действовали в интересах руководителей АО «АКБ «Еврофинанс Моснарбанк» Владимира Столяренко и Александра Бондаренко, которым принадлежал 51% в уставном капитале «Юрпромконсалтинга». Оба впоследствии успели уехать за границу, им заочно предъявили обвинение и объявили в розыск.

Сотрудники ФСБ заявили Гляделкину, что сотрудники мэрии намерены помешать реализации инвестпроекта и лишить его всего имущества в отместку за то, что тот добился возбуждения дела в отношении вице-мэра столицы Александра Рябинина. Последний требовал от Гляделкина взятку за согласование инвестконтракта. Сотрудники ФСБ заявили, что Рябинин якобы добился уголовного дела против него по встречному заявлению о провокации взятки. Они уговорили Гляделкина и Ткача на время продать по номинальной стоимости их долю фирме, подконтрольной Столяренко и Бондаренко. При этом потерпевших заверили, что им ее вернут, как только Рябинину вынесут приговор. Однако этого не произошло. Ущерб от потерянного актива составил «не менее чем 637 млн 899 тысяч рублей».

Взятки на 87 млн рублей

Второй эпизод дела касается получения Дмитрием Фроловым взяток от руководства и владельцев банка «Кредитимпэкс». Как следовало из обвинительного заключения, в 2007 году кредитное учреждение осуществляло весьма рискованную финансовую политику, в связи с чем появилась вероятность отзыва лицензии у банка.

Фролов же тогда как раз работал в управлении «К» ФСБ РФ, которое занималось контрразведывательным обеспечением кредитно-финансовой сферы. Он как лично, так и через подчиненных общался с руководством и сотрудниками ЦБ России, которые осуществляли банковский контроль на территории РФ, сказала прокурор. По ее словам, у опасавшихся отзыва лицензии председателя правления банка «Кредитимпэкс» Дмитрия Катая и двух его акционеров — Георгия Шкурко и Алексея Куликова — возник «умысел на дачу взятки Фролову за общее покровительство им и деятельности банка». Вести переговоры с ним они делегировали советника банка по безопасности Игоря Шахова, генерал-майора ФСБ в отставке (дело в отношении него было прекращено в связи со смертью в январе 2012 года. — Business FM). Тот предложил Фролову стать «крышей» за ежемесячное вознаграждение в размере 0,1% в валюте от операций с «ненадежными контрагентами». «При этом какие-либо конкретные действия или бездействия со стороны Фролова не оговаривались, а лишь осознавались как вероятные, возможные в будущем», — сказала прокурор.

Обвинение гласит, что с 1 октября 2007 года по 16 июля 2013 года Фролов получал от Георгия Шкурко лично, а также при посредничестве Игоря Шахова ежемесячно от 100 тысяч до 150 тысяч долларов США, а затем аналогичные суммы в евро. Всего же общая сумма полученных им взяток в рублевом эквиваленте составила «не менее 87 млн 146 тысяч рублей».

Неожиданное заявление

Алексей Куликов в деле так и остался свидетелем. Однако, по данным СМИ, осужденный на 10 лет колонии за финансовые махинации банкир в 2020 году получил возможность освободиться условно-досрочно, после того как дал показания на Фролова, а также и о других преступлениях.

Фролову вменили мошенничество (ч. 4 ст. 159 УК РФ), а также получение взяток (ч. 6 ст. 290 УК РФ), Шкурко — дачу взяток (ч. 5 ст. 291 УК РФ), а Васильеву — только мошенничество, совершенное совместно с Фроловым. По последнему эпизоду потерпевшие Гляделкин и Ткач заявили к подсудимым гражданские иски по 318 млн рублей каждый.

Когда отзвучало обвинительное заключение, Андрей Васильев, представившийся индивидуальным предпринимателем, сказал, что оно ему понятно, однако вину он не признает. При этом высказать свое отношение к обвинению на данной стадии процесса он отказался.

Интересно, что фигурант, арестованный в конце апреля 2019 года вместе с Фроловым, на следствии довольно долгое время отрицал вину. Но позже он неожиданно согласился с обвинением, после чего летом 2020 года был переведен под домашний арест. Поэтому его заявление в суде стало сюрпризом для окружающих.

Плата «неизвестно за что»

Небольшая заминка возникла с ответом Дмитрия Фролова. Когда судья поинтересовался, понятно ли ему обвинение, согласен ли он с ним и не желает ли высказаться, тот замешкался. Однако после консультации с защитниками даже произнес небольшую речь.

«С точки зрения русского языка обвинение мне понятно, а с точки зрения сущности — нет, поскольку оно изобилует значительно противоположным высказываниями и категорическими неопределенностями», — так прокомментировал подсудимый обвинение, которое счел неконкретным и «размытым». Он также не признал вину и обещал в дальнейшем предъявить контраргументы «в противовес художественно исполненному» обвинению с указанием конкретных страниц дела.

«А вам сущность обвинения понятна? Ясно, в чем вы обвиняетесь?» — спросил судья Георгия Шкурко. И тот с иронией ответил: «Да, что я неизвестно когда в неустановленных местах на протяжении многих лет в течение 72 раз, если поделить текст обвинения на месяцы, передавал неустановленное количество денег господину Фролову неизвестно за что, полагая, что мне это пригодится».

Подсудимый заметил, что хотя он и может «пересказать» обвинение, понять его, на его взгляд, «невозможно». Он также заявил, что не согласен с ним.

Вилла в Италии и имущество на 12 млрд рублей?

После этого процесс был прерван до 10 августа, когда суд планирует продлить арест, наложенный на имущество обвиняемых и их родственников. Большинство адвокатов подсудимых воздержались от комментариев на этот счет. Защитники же Дмитрия Фролова Андрей Андрусенко и Алексей Акимов лишь заметили, что следствие на основании ксерокопий справок на иностранном языке и оперативных справок на протяжении уже двух лет, в частности, добивается продления ареста некоего строения в Италии, которое следствие считает виллой, оформленной на отца их клиента.

«При этом сам Фролов, пока служил в ФСБ, неоднократно указывал имущество своего отца в своей служебной декларации», — заметил Андрусенко. Защитники подчеркнули, что после того, как Фролова уволили в 2013 году, он, имея загранпаспорт, ни разу не выезжал за границу. От отца же в наследство он получил только квартиру в России.

В начале расследования в газете «Коммерсантъ» проходила информация о том, что у Кирилла Черкалина, а также Дмитрия Фролова и Андрея Васильева в ходе обысков была изъята рекордная сумма в наличности и драгоценностях, стоимость которых оценивалась более чем в 12 млрд рублей. Имущество Черкалина и его родных в итоге составило половину этой суммы. Головинский суд Москвы в 2019 году обратил его в доход государства. Сам Черкалин приговор обжаловать не стал. Зато его оспорили Дмитрий Фролов, Андрей Васильев, а также Владимир Столяренко и Александр Бондаренко. Заседание во Втором западном окружном военном суде по этому вопросу назначено на 20 августа.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию