16+
Понедельник, 29 ноября 2021
  • BRENT $ 75.76 / ₽ 5674
  • RTS1589.38
25 ноября 2021, 22:13 Право

Зуеву предъявили обвинение по делу о фиктивном трудоустройстве сотрудников в РАНХиГС. Ученые просят Путина отпустить его под домашний арест

Лента новостей

По версии следствия, нанятые сотрудники «какие-либо работы в образовательной организации не выполняли» и в качестве зарплаты получили более 20 млн рублей. Члены РАН написали Владимиру Путину открытое письмо с просьбой пресечь «жестокость следственных органов» в отношении пожилого и больного человека

Фото: Сергей Савостьянов/фотохост-агентство ТАСС

Обновлено 26 ноября в 14:05

Ректору Шанинки Сергею Зуеву предъявили обвинения по делу о мошенничестве. По версии следствия, в 2018 году Зуев вместе с экс-замминистра просвещения Мариной Раковой и экс-замгендиректора Фонда новых форм развития образования Евгением Заком похитил у института РАНХиГС более 20 млн рублей.

Согласно данным стороны обвинения, фигуранты заключили подложные договоры между вузом и 12 сотрудниками Минпросвещения, устроив их на фиктивные должности научных сотрудников Института общественных наук. Те получали зарплату на протяжении двух лет, но при этом фактически не работали в учебном заведении.

В свою очередь, члены Российской академии наук обратились к Владимиру Путину с просьбой взять под личный контроль дело Зуева и смягчить ему меру пресечения. Открытое письмо, под которым поставлено 59 подписей, опубликовала «Новая газета». В нем обвинения в адрес Зуева названы абсурдными, а действия следствия жестокими:

«В нынешний момент нас, прежде всего, возмущает нарочитая жестокость следственных органов, суда и прокуратуры по отношению к человеку не просто заслуженному и пожилому, но и тяжело больному, перенесшему за последний год три серьезные операции — последнюю уже после предъявления обвинения. Зуев нуждается в пристальном врачебном контроле и постоянной корректировке лечения. Кроме того, у него на иждивении два несовершеннолетних сына, один из которых инвалид с расстройством аутического спектра, и очень пожилые родители (маме 94 года, отцу — 84). Все эти обстоятельства, бесспорно, говорят в пользу того, что на время следствия до окончательного суда (на справедливое решение которого мы очень рассчитываем) Сергею Зуеву должна быть выбрана мера пресечения, не связанная с заключением под стражу».

«Дело Зуева» заставляет нас беспокоиться и о судьбе возглавляемого им вуза, завоевавшего себе значительный авторитет и в России, и за рубежом. Более того, претензии, предъявляемые его ректору, могут быть предъявлены любому получателю бюджетных средств в сфере науки, образования или культуры. Когда-то российская власть призывала «прекратить кошмарить бизнес»; сегодня мы опасаемся, как бы происходящее с Зуевым и Шанинкой не стало бы одним из звеньев нового «кошмара» для российской науки и высшей школы».

Business FM поговорила с российским лингвистом, тюркологом, членом-корреспондентом РАН Анной Дыбо, она также подписала обращение к президенту в поддержку Зуева:

— Человек очень болен. Преступление, если оно есть, экономическое, и понятно, что с этими экономическими преступлениями сложно бывает разбираться. То есть там обвинения какие-то такие, что были допущены нарушения в использовании денег по гранту. Но он умрет просто под арестом, ему только что сделали шунтирование.

— Вы с Сергеем Эдуардовичем как-то знакомы?

— Нет, у меня есть знакомые, которые работают в этом университете, коллеги, и несколько раз я отчеты не по этому гранту, а по какому-то другому лицензировала. По-моему, это отличное заведение, там высокий научный уровень и хорошие студенты, оно мне в принципе нравится.

— Каково ваше отношение к происходящему, если с чисто эмоциональной, человеческой стороны?

— У меня этот самый стих болтается в голове: «Есть времена — железные — для всех. И не певец, кто в порохе — поет. И не отец, кто с сына у ворот, дрожа, срывает воинский доспех. Есть времена, где солнце — смертный грех. Не человек — кто в наши дни живет». Это Цветаева, по-моему.

Адвокат Сергея Зуева Сергей Севрук рассказал Business FM, что в деле уже есть свидетельские показания преподавателей, которые работали на полставки в РАНХиГС. Причем это, по его словам, известные люди. Входят ли они в список из 12 фамилий, на которые ссылается следствие, неизвестно.

Сергей Севрук адвокат «Сергей Зуев совершенно справедливо сказал, что не знал ни Ракову, ни Зака до тех пор, пока уголовное дело не началось, даже о существовании этих людей не знал, поэтому какой с ними может быть сговор? Это первое. Второе — у него одних преподавателей человек 600, он не проводит собеседований с каждым, кого принимают на работу, и не смотрит в лицо тому, чьи документы о приеме на работу приносят ему сотрудники кадровой службы. И тем более он не проверяет, появляется ли этот сотрудник на рабочем месте или нет. А в обвинении не указано, кто эти люди, какие у них фамилии».

Сторона обвинения до конца следствия не обязана раскрывать личности людей, замешанных в мошеннической схеме, говорит завкафедрой уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора юридического факультета МГУ Леонид Головко. Защита получит информацию об этих 12 сотрудниках на следующем этапе, отмечает он:

— По окончании следствия, разумеется, все материалы должны быть предоставлены участникам, в том числе стороне защиты, и уже в суде вызываются свидетели, дают показания. За исключением ситуации, когда в целях обеспечения безопасности свидетелей принимается специальное решение о том, что они дают показания под псевдонимом, тогда их личность скрывается. Это особое решение, связанное с обеспечением безопасности, но у меня нет оснований полагать, что в данном случае оно принято.

— Я так понимаю, что в итоге этих людей тоже могут обвинить в чем-то?

— Если их статус изменится, значит, им тоже предъявят обвинение, может, не такое шумное, не такое медиатизированное, может быть, кому-то уже оно предъявлено. И тогда их показания мы называем не показанием свидетелей, а показаниями других обвиняемых. И нельзя абсолютно исключать (у нас нет данных об этом, но гипотетически), что с кем-то из них могут быть заключены досудебные соглашения о сотрудничестве, то есть они будут заинтересованы в даче показаний в обмен на установленные законом преференции. Тогда это совершенно другая процессуальная ситуация.

Ранее в пятницу Тверской районный суд Москвы изменил меру пресечения исполнительному директору Шанинки Кристине Крючковой. До 28 февраля она будет находиться под домашним арестом. По данным «Интерфакса», Крючкова «активно сотрудничает со следствием и дает показания на всех фигурантов дела», в том числе и на Зуева. При этом защитники ректора университета не знают, какие именно показания дала Крючкова и признала ли она вину.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию