16+
Суббота, 20 апреля 2024
  • BRENT $ 87.39 / ₽ 8166
  • RTS1173.68
28 мая 2022, 22:25 Стиль жизниКультура

Геополитическое противостояние из-за экспонатов набирает обороты

Лента новостей

Государства спорят с крупнейшими музеями мира за право владения незаконно вывезенными артефактами. В большинстве случаев это ничем не заканчивается. Почему так происходит?

Фото: DPA/TASS

В конце мая французские власти предъявили бывшему директору Лувра Жан-Люку Мартинесу обвинения в отмывании денег и соучастии в мошенничестве. По информации Le Figaro, он закрыл глаза на сомнительное происхождение пяти египетских артефактов, приобретенных филиалом музея в Абу-Даби. Саму сделку Лувр заключил в 2021 году. В сертификатах на реликвии указывалось, что они были вывезены из Египта еще в 1939 году немецким офицером и после этого находились в Европе. Позднее оказалось, что документы фальшивые, а египетские предметы искусства, вероятно, оказались в руках контрабандистов во время «арабской весны». В 2011 году она охватила ближневосточные страны, в числе которых оказались Тунис, Египет, Ливия, Йемен и Сирия.

В арт-сообществе тут же вспомнили об еще одном, более масштабном деле, связанном с незаконной продажей Лувру сотен произведений искусства. По нему в 2020 году к ответственности привлекли эксперта средиземноморской археологии Кристофа Куницки и его мужа, торговца Ричарда Семпера. На этом фоне вина Мартинеса кажется очевидной, однако эксперты индустрии предостерегают от поспешных выводов до вынесения приговора.

Египтолог и главный хранитель восточных фондов библиотеки М. А. Волошина Виктор Солкин допускает, что глава Лувра мог и не знать о «темном» прошлом египетских артефактов:

Виктор Солкин египтолог и главный хранитель восточных фондов библиотеки М. А. Волошина «Они купили потрясающей красоты большую гранитную стелу XIV века до нашей эры с изображением всем известного царя Тутанхамона. Скорее всего, речь идет о том, что в музей уже прекрасный, желанный памятник поступил с очень хорошо подделанными документами. Дальше здесь музей становится ответственным, в том числе в таком юридическом ключе, за действия галеристов. Уже есть такая практика: музей отдает эту вещь, и дальше все финансовые претензии ложатся на галериста, с которым музей вступает уже в судебные отношения».

Если французским следователям удастся доказать, что гранитная стела была вывезена из Египта незаконно, власти арабского государства потребуют фараона обратно. И перед руководством Лувра встанет вопрос: возвращать ли артефакты? Начнутся прения, главным аргументом в которых станет время транспортировки предметов искусства.

Западные музеи неохотно возвращают назад сокровища, которые были украдены сотни лет назад. Из-за этого еще в начале нулевых европейские и американские галереи отказались возвращать экспонаты тем государствам, откуда они были вывезены. Мол, эти страны не смогут должным образом сохранить артефакты, представляющие мировую ценность. Тогда Минфин КНР вместе с Госуправлением по культурному наследию учредили специальный фонд для поиска и возвращения исторических ценностей за рубежом. Впрочем, есть мнение, что эта структура может действовать не совсем законными средствами. В нулевых произошли ограбления музеев в Великобритании, Швеции, Норвегии и ряда других стран. И каждый раз воры похищали именно китайские экспонаты.

С тех пор давление на западные музеи только усилилось. Ведь теперь возвращения артефактов требуют и арабские государства. Но Европа с Америкой едва ли изменят ту линию, которую избрали. Комментирует коллекционер и историк искусств Сергей Подстаницкий:

Сергей Подстаницкий коллекционер и историк искусств «С одной стороны, все признают, что нужно эти вопросы как-то решать, а с другой стороны, решение этих вопросов требует достаточно серьезной подготовки. Может ли, например, современное арабское государство, государство Египет, претендовать на то, что было создано в совершенно другой цивилизации даже с точки зрения нации и крови. Это было вывезено из совершенно другого государства, которое имеет достаточно опосредованное отношение к государству сегодняшнему».

К более свежим «находкам» отношение у музеев более лояльное. В 2019 году, к примеру, нью-йоркский Метрополитен-музей вернул Египту позолоченный саркофаг, украденный в дни «арабской весны».

Любопытно, что покупка награбленных вещей до недавнего времени была нормой для солидных выставочных площадок. И они, по сути, наследовали традицию самых первых музеев. Сейчас же под давлением общественности ситуация наконец стала меняться, указывает директор Государственного музея архитектуры имени А. В. Щусева Елизавета Лихачева:

— То, что было там в 1990-е годы в порядке вещей или еще десять лет назад, сейчас абсолютно неприемлемо и невозможно. И никого не смущали — ни коллекционеров, ни покупателей, ни дилеров, например, лакуна с 1939 по 1945 годы. Что, откуда вещь взялась? То есть фактически мы с вами получаем ужесточение отношения общества к рынку произведений искусства.

— А вообще, объем так называемых грязных артефактов велик? Он всегда был таким?

— Он гигантский. Есть сейчас огромный рынок ближневосточных предметов искусства, из багдадских, иракских музеев, из музеев Сирии. Помимо всего прочего, до сих пор не закрыты вопросы по Второй мировой войне и по другим военным конфликтам в Европе, например в Сербии.

Между тем музеи пытаются найти в спорах вокруг происхождения антиквариата компромисс. Поскольку большая часть из их фонда состоит из вывезенных когда-то культурных ценностей, они не могут безвозвратно вернуть реликвии. Вместо этого галереи предлагают компромисс — выдать экспонаты своей бывшей колонии на долговременное хранение. Тех, правда, это не всегда устраивает.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию