16+
Понедельник, 21 августа 2017
  • BRENT $ 51.72 / ₽ 3055
  • RTS1034.29
29 апреля 2010, 10:02
Спецпроект: Месяц Франции

«Титул — это гарантия надежности»

Лента новостей

Граф Анри Элизе де Монспей представляет в Москве эксклюзивный лиможский фарфор, производимый во Франции его семьей. Этим делом заняты уже несколько поколений семьи Raynaud, членом которой по материнской линии является де Монспей

Анри де Монспей. Фото из личного архива
Анри де Монспей. Фото из личного архива

Граф Анри Элизе де Монспей представляет в Москве эксклюзивный лиможский фарфор, производимый во Франции его семьей. Этим делом заняты уже несколько поколений семьи Raynaud, членом которой по материнской линии является де Монспей. В разное время фабрика Raynaud изготавливала сервизы для королей, президентов и звезд шоу-бизнеса. Стоимость некоторых коллекций производства фирмы Raynaud&Co может достигать нескольких десятков тысяч евро. Интервью с Анри Элизе де Монспей BFM.ru публикует в рамках проекта «Месяц Франции».

— Расскажите, существует ли какая специфика предпочтений российского потребителя по сравнению, скажем, с французами?

— Французы любят шик, но не очень любят показывать достаток. С русскими дело обстоит несколько иначе. Многим клиенты нравятся изделия в стиле ампир и ар-деко. Большой интерес вызывает фарфор с инкрустацией 24-каратным золотом.

— Вероятно, особенности нашего рынка приходилось учитывать и вашим предкам. Они ведь начали продавать лиможский фарфор в России еще с 19 века, если я не ошибаюсь?

— Точнее, в середине XIX века. Raynaud&Co стала знаменита особенной фарфоровой коллекцией. Когда мой прапрадед ехал из Франции в Россию, в Венгрии он нашел удивительную мануфактуру, которой заправляли отец и двое сыновей. У них была особая техника инкрустирования фарфора жемчугом. Прапрадед попросил этих людей приехать во Францию и сделать коллекцию по их технологии. Венгры согласились с одним условием: они выполняют заказ, но не раскрывают секрет своей работы. Они изготовили довольно много предметов из фарфора, которые были представлены российскому императору.

Созданием и развитием бренда занимался мой прапрадед Мартель Рейно, он работал в Северной Америке, России и Индии. На тот момент это были самые быстроразвивающиеся и интересные рынки. Мой прадед Андре Рейно, который владел и руководил фабрикой более 55 лет, в большей степени был художником, страстной, неординарной личностью. Он любил фарфор, участвовал в разработке дизайна коллекций, а в их производстве использовал инновационные технологии. Ему было интересно работать с новыми формами фарфора и рисунками. Он даже изготовил потрясающие фарфоровые поручни для лестницы в нашем доме. Они до сих пор в полном порядке, правда, сейчас лестницей никто не пользуется.

После революции в России отношения с Raynaud&Co прекратились. Правда, в 1970 годы был выполнен один заказ для советского посольства в Европе. На всех предметах изображены серп и молот.

— Расскажите о самой истории возникновении мануфактуры Рейно.

— В 1849 году была создана мануфактура Монтжовис на одноименном холме, расположенном в самом центре Лиможа. В начале ХХ века мой прапрадед Мартель Рейно, который был совладельцем этой фабрики, выкупил ее и дал фабрике имя своей семьи – Рейно.

Уникальность этого места в высоком содержании в почве каолина - белой глины, которую используют для создания фарфора. Именно каолин придает лиможскому фарфору его знаменитые на весь мир тонкость, белизну и прозрачность.

— В Лиможе раньше существовало несколько десятков фабрик по производству фарфора. На сегодняшний день их количество заметно сократилось. Почему?

— Большая часть из них закрылась со временем, остальные вывели за пределы Лиможа, потому что Монтжовис, во-первых, находится в самом центре города, а, во-вторых, сейчас есть места более удобные для производства и транспортировки продукции.

— Кто сейчас управляет фабрикой?

— Фабрику и бизнес контролирует мой дядя — младший брат моей матери Бертран Рейно.

— Каков оборот компании Raynaud&Co?

— Около 18 млн евро.

— В 1992 году в капитал вашей семейной фирмы вошла компания Groupe Ercuis. Зачем?

— В то время у Raynaud&Co были некоторые финансовые проблемы. На фабрике случился пожар, и часть форм для изготовления фарфора была уничтожена. Несмотря на то, что мой дед не хотел жертвовать даже частью компании, пришлось пойти на эти меры. Он начал искать партнеров. Свою помощь предложила компания Groupe Ercuis, кстати, тоже семейная фирма.

— Ваша московская галерея является частью компании? Каково распределение полномочий в семейном бизнесе?

— Фабрикой в Лиможе управляет мой дядя, я владею 24% акций Raynaud&Co и состою в совете директоров. Семейное предприятие — вещь непростая, нужно поддерживать единую линию бизнеса, обсуждать стратегию и так далее. Я хочу быть полностью независимым и вести бизнес немного по-русски, в том смысле, что я сам себе босс. В России я владею галереей «Граф Элизэ».

Я приехал в Россию около 12 лет назад, мне здесь невероятно понравились люди, их энтузиазм, динамика жизни. Я решил здесь задержаться, попытался понять рынок и увидел огромный потенциал. Решил открыть здесь свое дело.

Конечно, это было непростое решение. До этого 26 лет я работал в семейном бизнесе во Франции и специализировался на индивидуальных клиентских заказах. Например, делал специальный сет для Майкла Джексона, арабского шейха и одного из африканских президентов. В какой-то момент у меня появился первый русский клиент. Он-то и предложил мне приехать сюда и открыть бизнес.

Я решил создать закрытую галерею и назвать ее «Граф Элизэ». Элизэ — это мое второе имя. Задача галереи — выполнение персонализированных клиентских заказов. Например, мы производим тарелки особого дизайна, на которых стоит герб или монограмма клиента и которые не купишь в магазине. Я занимаюсь не только фарфором. Безусловно, Raynaud составляет основу моего бизнеса, но помимо этого я помогаю людям создавать уникальные, единичные предметы сервировки стола. Уникальность продукта в нынешнее время очень ценится. Лично для меня многие предметы люксового рынка перестали быть таковыми.

Я сотрудничаю с 60 небольшими компаниями. Например, одна из них занимается хрусталем и изготавливает вазы по старинной технологии, это настоящие произведения искусства. Но художники все же не бизнесмены. Так что еще одна моя задача — ввести их на рынок и представлять тут.

Этот бизнес очень специфический и немного похож на бизнес антикварных дилеров. В будущем я планирую открыть галереи в других странах, особенно в этом отношении для меня интересны страны БРИК.

— Кто был вашим первым клиентом из России?

— Я не могу этого сказать, компания соблюдает конфиденциальность. Мы рассказываем только о тех заказах, которые стали историей, или, к примеру, были выполнены для людей, которых в настоящее время уже нет в живых.

Помогает ли титул графа ведению бизнеса?

— Несомненно. Титул — это репутация и гарантия надежности. Люди доверяют, потому что понимают, что имеют дело с традициями, передающимися из поколения в поколения на протяжении многих веков. К счастью, мне немного проще — не нужно зарабатывать положительную репутацию с нуля, она уже есть, нужно только поддерживать ее.

Рекомендуем:

  • Фотоистории