16+
Четверг, 14 декабря 2017
  • BRENT $ 62.50 / ₽ 3674
  • RTS1146.57
11 мая 2010, 19:45 Право

Гособвинитель припомнил Ходорковскому покупку ЮКОСа

Лента новостей

Сегодня в суде начался допрос экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского, обвиняемого во второму делу в хищениях на сумму почти 900 млрд рублей. Вопросы задавал прокурор Валерий Лахтин

Сегодня Михаил Ходорковский отвечал в суде на вопросы прокурора. Фото: РИА Новости
Сегодня Михаил Ходорковский отвечал в суде на вопросы прокурора. Фото: РИА Новости

В Хамовническом суде Москвы сегодня начался допрос экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского, обвиняемого во второму делу в хищениях на сумму почти 900 млрд рублей. Во вторник свои вопросы подсудимому адресовали представители Генпрокуратуры. Допрос вел прокурор Валерий Лахтин.

Большой зал суда был забит до отказа зрителями, большую часть которых составляли граждане пенсионного возраста, сочувствующие подсудимому. Не попавшим внутрь репортерам пришлось довольствоваться помещением для видеотрансляции этажом ниже. Однако и здесь было негде упасть яблоку — пару недель назад половину зала выделили судебным приставам, которые устроили себе уголок отдыха, установив холодильник, микроволновку и обеденный стол. От журналистов приставы отгородились нехитрым способом — шкафами.

В зал суда Валерий Лахтин вошел с внушительной пачкой листов, на которых, по всей видимости, и были изложены подготовленные за полторы недели перерыва вопросы.

Допрос Михаила Ходорковского гособвинитель начал издалека. Лахтин обратился к 1995–1996 годам, когда была приобретена нефтяная компания ЮКОС. «Я коснусь ваших показаний, которые вы давали 7 апреля. Вы подтверждаете, что ЮКОС был куплен законным путем и его приобретение никогда и никем не было оспорено?» — открыл сессию вопросов прокурор.

«Да, приобретение акций ЮКОСа было законным», — подтвердил из «клетки-аквариума» Ходорковский. Он явно был удивлен теме, не имеющей прямого отношения к предъявленным обвинениям. Однако с готовностью прояснил интересующий вопрос.

Ходорковский рассказал, что приватизация ЮКОСа проходила в три этапа: часть активов приобреталась на залоговом аукционе, а еще часть акций была эмитирована по указу тогдашнего президента Бориса Ельцина для погашения долгов компании. Официальное предложение поучаствовать в залоговом аукционе по покупке акций поступило от правительства России.

«От кого конкретно из правительства вы получили предложение купить акции ЮКОСа», — поинтересовался прокурор.

Иностранцы боялись, что ЮКОС национализируют коммунисты

Выяснилось, что инициатива исходила от занимавшего тогда пост вице-премьера Владимира Потанина. По словам Михаила Ходорковского, всего в следке принимали участие 11 человек, представляющие интересы различных организаций. В их числе был он, его деловой партнер Платон Лебедев, а также будущие акционеры ЮКОСа Леонид Невзлин, Владимир Дубов и другие. Средства же на покупку акций предоставили российские банки.

«Иностранные банки отказались участвовать в сделке и стать полноправными партнерами, так как все ждали, что на выборах в середине 1990-х победят коммунисты, — поведал Ходорковский. — Коммунисты же четко высказали свою позицию. Придя к власти, они обещали провести национализацию».

По данным экс-главы ЮКОСа, покупка компании обошлась в 350 млн долларов. «Общая же сумма долгов ЮКОСА и его дочерних предприятий составляла тогда около 2 млрд долларов», — сказал Ходорковский. Под конец своей речи он вежливо заметил: «Вряд ли имеет нам смысл забираться в вопросы 1995–1996 годов».

Где-то после обеда гособвинитель, наконец, перешел к сути предъявленных подсудимому обвинений. Он начал с эпизода, касающегося хищения 350 млн тонн нефти, добытых дочерними предприятиями ЮКОСа — ОАО «Самаранефтегаз», ОАО «Юганскнефтегаз» и ОАО «Томскнефть» — на общую сумму более 890 млрд рублей.

Напомним, по версии следствия, преступление было совершено в 1998–2003 годах организованной преступной группой во главе с Ходорковским. В нее входил находящийся с ним на скамье подсудимых его деловой партнер, руководитель Международного финансового объединения «Менатеп» Платон Лебедев и объявленные в розыск другие совладельцы ЮКОСа. Согласно разработанной ими схеме, между ЮКОСом и его дочерним фирмами были заключены генеральные соглашения, которые «явно противоречили интересам последних». «В соглашениях указывалось, что переход права собственности на продукцию, добытую в составе скважинной жидкости, от продавца (нефтедобывающих компаний) к выступавшему в качестве покупателя НК ЮКОС происходит на устье каждой конкретной скважины немедленно после извлечения из недр. Тем самым нефтедобывающие предприятия изначально ставились в экономически невыгодные для них условия», — гласит обвинение. Следствие утверждает, что затем нефть была перепродана конечным потребителям по цене выше себестоимости примерно в три-четыре раза через подконтрольные Ходорковскому и Лебедеву компании. В результате, в 1998–2004 годах было легализовано 450 млрд рублей и 7,5 млрд долларов.

Продажа нефти до определенного периода была «предельно криминализирована»

«Как вам представляется, генеральные соглашения были выгодны для обеих сторон?» — перешел в наступление Валерий Лахтин.

«Я уже подробно отвечал на этот вопрос», — спокойно парировал Михаил Ходорковский, до этого дававший показания в форме свободного рассказа более трех недель начиная с 6 апреля. Впрочем, припираться с прокурором он не стал и вкратце вновь обрисовал свою позицию по интересующему гособвинителя вопросу.

Подсудимый отверг утверждение следствия о том, что заключенные ЮКОСом и его «дочками» соглашения противоречили интересам последних. «Когда я пришел в компанию, ее состояние было, мягко говоря, не очень хорошим», — сказал Ходорковский. Он пояснил, что такое положение вещей было обусловлено тем, что добывающие предприятия ЮКОСа реализовывали нефть не только через головную компанию, но и через посредников. «Поскольку эта сфера была предельно криминализирована, то доля выручки или не поступала вовсе или поступала с большой задержкой», — отметил подсудимый. По словам Ходорковского, после того как ЮКОС заключил генеральные соглашения со своими дочерними предприятиями о реализации только через нее добытой продукции, «ситуация с неоплатой нефтью была исчерпана» и «дочки» стали получать деньги «в полном объеме». «Для добывающих предприятий эти соглашения были выгодны», — заявил Ходорковский. Он отметил, что после заключения соответствующих соглашений дочерние предприятия ЮКОСа смогли покрыть свои затраты, производить социальные выплаты, а также постепенно увеличить зарплату своим сотрудникам. «Могли ли быть соглашения более выгодными? На этот вопрос я ответить не могу. Тут мы уже вступаем на поле предположений», — заключил выступавший.

«А все-таки, могли бы?» — не сдавался Валерий Лахтин. Однако этот вопрос судья Виктор Данилкин снял.

«Заключенные договоры соответствовали Гражданскому кодексу?» — задал прокурор следующий вопрос.

На это Ходорковский заявил, что его интересовало соответствие заключенных соглашений интересам акционеров и налоговому законодательству. «Юридические службы докладывали мне, что никаких существенных рисков эти договоры не несут, а аудиторы высказывали аналогичное мнение с оговорками», — ответил подсудимый. Он добавил, что ему известно об оспаривании договоров акционерами, налоговыми органами и представителями прокуратуры. «Оспаривался и вопрос места перехода права собственности на нефть», — не скрывал Ходорковский. Однако решения арбитражных судов по этим спорам не оставили у него «никаких сомнений» в том, что генеральные соглашения соответствовали гражданскому законодательству. «У меня не было сомнений тогда, нет их и на сегодняшний момент», — заключил экс-глава ЮКОСа.

Платон Лебедев заступался за компаньона

Надо сказать, что вопросы прокурора периодически прерывал то и дело вскакивающий со своего места Платон Лебедев. Он внимательно следил за допросом своего компаньона и требовал объявить прокурору замечание в связи с тем, что тот «лжет и вводит суд и Михаила Борисовича Ходорковского в заблуждение». На импульсивные действия второго обвиняемого председательствующий реагировал с привычным олимпийским спокойствием. «Я подсчитаю, кому сколько конкретно замечаний я должен объявить, а потом скажу», — резюмировал Виктор Данилкин.

Допрос экс-главы ЮКОСа продолжится 12 мая.

Рекомендуем:

  • Фотоистории