16+
Суббота, 24 октября 2020
  • BRENT $ 42.62 / ₽ 3245
  • RTS1164.06
10 июня 2010, 15:16 Макроэкономика

В ЮАР можно проиграть не только в футбол

Лента новостей

В ожидании старта финального турнира Чемпионата мира по футболу в ЮАР журнал The Economist опубликовал серию материалов об экономике страны-хозяйки нынешнего футбольного первенства

Сегодня Южно-Африканская Республика намного более благополучная страна, чем двадцать лет назад. Фото: AP
Сегодня Южно-Африканская Республика намного более благополучная страна, чем двадцать лет назад. Фото: AP

Первое впечатление на туристов, приехавших в Йоханнесбург, произведут первоклассные, мирового уровня спортивные сооружения. К чемпионату построили и обновили 10 стадионов, это обошлось в 15 миллиардов южноафриканских рандов (1,95 млрд долл). Из международного аэропорта имени О. Р. Тамбо приезжие попадут в город на первом в Африке скоростном экспрессе. После чемпионата многие, вероятно, захотят воспользоваться возможностями южноафриканской туристической индустрии и побывать в первоклассных местных ресторанах и отелях, один из которых, Bushmans Kloof Hotel, призван сайтом Travel+Leisure лучшим в мире. Но это только лучшие и самые успешные примеры. В среднем, и, в общем, все иначе.

Сегодня Южно-Африканская Республика намного более благополучная страна, чем двадцать лет назад. Улучшился и ее международный статус, ЮАР является членом «Большой двадцатки» и крупнейшим игроком на африканском континенте. Как и многие другие развивающиеся рынки, ЮАР открывает для инвесторов огромные возможности. И все же пока как во внешней политике, так и во внутренней, остается много сложностей.

Опасности и возможности

Значительная часть населения живет в нищете, в то время как богатые лишь увеличивают свои капиталы. Сотни тысяч человек стали жертвами ВИЧ/СПИДа и туберкулеза. Высок уровень преступности. Экономика остро нуждается в квалифицированных кадрах. При этом в стране миллионы безработных и не имеющих перспективы трудоустройства. Университеты упрощают программы, чтобы повысить уровень успеваемости и в итоге выпускают специалистов, которые не приносят пользы экономике, пишет The Economist.

Правительство пытается привлечь зарубежных инвесторов, и в то же время в политических кругах подчас звучат заявления, которые повергают потенциальных западных партнеров в ужас. Например, Джулиус Малема (Julius Malema), глава молодежного крыла Африканского национального конгресса, говорит о том, что в ближайшие несколько лет добывающие предприятия и банки должны быть национализированы.

Сегодня в ЮАР открывается масса прекрасных возможностей, но риски и неопределенность огромны. Правда, уже приходит новое поколение, более образованное и не столь одержимое расовыми предрассудками, пишет The Economist. «За десять лет ведения бизнеса я никогда не испытывал большего воодушевления и в то же время страха, — приводит издание слова Икбаля Сурве (Iqbal Survé), руководителя компании частных инвестиций Sekunjalo Investments. — Страх возникает из-за того, что у нас нет необходимых квалифицированных кадров и инвестиций, чтобы ускорить экономический рост и гарантировать, таким образом, политическую и социальную стабильность. В то же время очень обнадеживает то, что здесь открывается так много возможностей».

ЮАР удвоила ВВП

Когда в 1994 году к власти в ЮАР пришел Африканский национальный конгресс, в наследство новой правящей партии досталась практически разоренная экономика как следствие нескольких десятилетий плохого управления, международных санкций и жестоких протестов. С тех пор экспорт в реальном выражении вырос вдвое — до 91 млрд долларов (33% ВВП) в 2008 году, объем выпуска на душу населения увеличился более чем на четверть после неуклонного падения в течение предыдущих двух десятилетий, госдолг сократился вдвое до 23% ВВП в 2008 году. Экономика в целом, которая в течение десяти лет до 1994 года росла менее чем на 1% в год, в 2004-2008 годах в среднем прибавляла по 5% в год.

Это неплохой результат, но не очень убедительный по сравнению с другими развивающимися рынками. В прошлом году экономика ЮАР впервые за 17 лет скатилась в рецессию, показав сокращение на 1,8%. Благодаря последовательной и благоразумной политике АНК в сфере бюджета и денежно-кредитного регулирования и устойчивости банковского сектора, стране, похоже, удалось избежать самых худших последствий глобальных потрясений. Теперь экономика восстанавливается. Дополнительный стимул должно обеспечить и проведение в стране чемпионата мира по футболу. Большинство экспертов на текущий год прогнозируют рост экономики ЮАР на 3%, в следующем — 3,5-4%. Но этого все равно недостаточно для создания рабочих мест в необходимом количестве, чтобы обеспечить все легионы безработных.

Безработные и бриллианты

По официальным данным, уровень безработицы в ЮАР составляет 25% и является максимальным в мире. На пике в марте 2003 года он достигал 31%. В прошлом году экономика потеряла 870 тыс. рабочих мест. И здесь расовый контраст разителен: среди темнокожего населения официально безработными считаются 30%, тогда как среди «белых» этот показатель достигает лишь 6%. Из молодежи в возрасте 15-24 лет не меньше половины не имеют работы. Если учесть тех, кто слишком разуверился в перспективах и даже не пытается устроиться, уровень безработицы среди взрослого населения повышается до 35%, то есть это примерно каждый третий. При этом в ЮАР нет активно развивающегося неофициального сектора, который мог бы стать прибежищем для безработных, пишет The Economist. По оценкам ОЭСР, занятость в теневом секторе экономики составляет всего 15% от общего показателя, по сравнению  примерно с 50% в Бразилии, Индии и примерно с 75% в Индонезии.

Многие неквалифицированные кадры раньше были заняты в добывающей отрасли и сельском хозяйстве, но роль этих секторов в экономике снижается. Добывающие предприятия сейчас обеспечивают всего 2,3% занятости и 3% ВВП, против 14% в 1980-ые. ЮАР, бывшая более ста лет крупнейшим поставщиком золота, теперь уступила лидерство Китаю, Австралии и Америке. Некоторые месторождения уже почти выработали свой срок эксплуатации. Но золото остается важным ресурсом для экономики страны, в прошлом году страна на нем получила 49 млрд рандов (более 6 млрд долларов) валютного дохода. Это вторая крупнейшая экспортная статья после платины, на рынке которой ЮАР является мировым лидером. ЮАР также является крупнейшим производителем марганца, хрома и ванадия и занимает четвертую позицию среди поставщиков алмазов. Крупнейшая в мире алмазная компания De Beers является южноафриканской, добывающие гиганты BHP Billiton и Anglo American также возникли именно в этой стране.

На сельское хозяйство приходится 5,1% официальных рабочих мест и всего 2,2% ВВП. Обрабатывающая промышленность относительно невелика, она обеспечивает лишь13,3% занятости и 15% ВВП. Трудовые издержки низкие, но не настолько, как на многих развивающихся рынках, а стоимость транспорта, телекоммуникаций и общая стоимость жизни намного выше. Сфера услуг составляет основную часть в структуре экономики, обеспечивая две трети ВВП. Правительство стремится поддерживать туристическую отрасль, которая может быть одним из источников рабочих мест, не требующих особых навыков. После проведения ЧМ по футболу туристическая активность должна вырасти.

Экономические контрасты

Двадцать лет назад компании из ЮАР были в значительной мере ограничены только потенциалом внутреннего рынка, но когда после 1990 года ограничения на торговлю были ослаблены, компании стали конкурировать на международном уровне. Сегодня ЮАР насчитывает несколько глобальных компаний: пивоваренная группа SABMiller, производитель сахара Illovo Sugar, нефтехимическая компания Sasol, мобильный оператор MTN, поставщик финансовых услуг Investec и другие.

Но в экономической сфере, как и во всем остальном ЮАР, страна контрастов. Согласно последнему индексу, опубликованному в глобальном обзоре конкурентоспособности для Всемирного экономического форума, ЮАР оказалась в первой десятке из 133 стран по развитию финансового рынка, уровню защиты инвесторов и качеству аудита и отчетных стандартов, а также эффективности корпоративного управления, устойчивости банковской системы и регулированию рынка ценных бумаг и бирж. Но при этом ЮАР оказывается в десятке стран с худшим результатом по таким показателям, как состояние рынка труда, уровень образования в области математики и естественных наук, кадровый ресурс инженеров и ученых и ущерб, наносимый бизнесу преступностью. В целом страна занимает на мировом рынке 45 позицию по конкурентоспособности, но привлекает относительно небольшой поток прямых иностранных инвестиций.

Есть много причин, в силу которых ведущая экономика региона, очень богатая природными ресурсами, отстает от других развивающихся рынков, таких как Индия или Китай. Во-первых, ЮАР — относительно небольшая страна, не имеющая большой потребительской базы на внутреннем рынке. Во-вторых, в ЮАР в течение многих десятилетий был очень низкий уровень сбережений и инвестиций, отчасти из-за политической неопределенности. В-третьих, сказывается плохо развитая система образования, из-за чего возникает острый дефицит квалифицированных кадров. В-четвертых, дорогая и нестабильная валюта снижает конкурентоспособность экспорта и отталкивает инвесторов. В-пятых, при наличии отдельных современных объектов и сооружений и при общем относительном благополучии по сравнению со многими другими странами континента, инфраструктура ЮАР в целом и среднем требует масштабной модернизации, необходимо преодолеть проблему «узких мест».

Теперь все больше благополучие ЮАР зависит от того, что происходит в остальных частях света, в особенности, в Индии и Китае. В прошлом году Китай занял место крупнейшего торгового партнера ЮАР, опередив США, Японию, Германию и Великобританию. Оборот двухсторонней торговли между странами достигает около 120 млрд рандов (15,5 млрд долларов), что более чем в десять раз превосходит показатель 1998 года, когда были установлены дипломатические отношения между странами.

Китайские инвестиции в ЮАР с тех пор составили в совокупности 7 млрд долларов.

Попытка перераспределение капитала

В рамках политики расширения экономических прав темнокожего населения (black economic empowerment — BEE), компаниям с численностью штата более 50 человек и годовым доходом не менее 5 млн рандов (650 тыс. долларов) присваивается рейтинг, исходя из степени участия темнокожих партнеров в акционерном капитале и управлении компанией, в программах обучения и проч. Чем лучше показатели компании, тем выше ее общий рейтинг и, соответственно, шансы получения прибыльных госконтрактов, пишет The Economist. Многие белые собственники рады воспользоваться возможностью с расчетом на рост цен и дивидендов.

Изначальная мысль о BEE принадлежала белым бизнес-лидерам. Некоторые действительно хотели сделать систему более справедливой, но для большинства это был способ защиты от угрозы национализации со стороны нового правительства темнокожего большинства. С их точки зрения BEE была очень успешной. Белое население по-прежнему контролирует значительную долю капитала страны. И хотя в последнее время вновь звучат призывы к национализации добывающих компаний и банков, в частности в исполнении Джулиуса Малемы, президент Джейкоб Зума настойчиво заявляет, что этот вопрос не входит в повестку правительства. Но, несмотря на предполагаемые плюсы, такая система, по мнению аналитиков, тормозит экономический рост, создавая среди темнокожего населения небольшой класс неэффективных, но состоятельных капиталистов и препятствуя зарождению реального предпринимательства, пишет The Economist.

Угроза национализации

Земельная реформа — еще одна великая идея по расширению прав темнокожего населения, но не очень удачно сработавшая. По закону от 1913 года темнокожим не разрешалось иметь в собственности или брать в аренду землю за пределами специально отведенных резерватов. К 1994 году в руках белого населения было сосредоточено около 87% сельхозземель. Новое правительство темнокожего большинства сразу объявило о планах перераспределения 30% принадлежащих «белым» земель в течение пяти лет. Предполагалось, что государство будет покупать их на договорных условиях по справедливой рыночной цене. Пока таким образом было передано лишь 6% земель, а у правительства деньги уже закончились. Многие новые собственники часто не обладают ни знаниями, ни финансовыми ресурсами для создания крупных фермерских хозяйств, так что плодородная земля часто простаивает, пишет The Economist.

Президент Зума призвал изменить принцип добровольной сделки между продавцом и покупателем, чтобы государство могло приобрести больший объем земель по более низкой цене. В какой-то момент показалось, что в перспективе может последовать полноценная национализация, но правительство настойчиво утверждает, что такой вариант не рассматривается. Зато ведутся разговоры о том, что белые фермеры должны передать темнокожим совладельцам 40% своих угодий исходя из стоимости, говорят также о возможном ограничении объема земельного владения на одного собственника. Зума заверяет, что никаких насильственных захватов и вторжений не будет, но опасения все же сохраняются, что блокирует инвестиции в развитие новых фермерских хозяйств.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию