16+
Воскресенье, 1 ноября 2020
  • BRENT $ 37.45 / ₽ 2978
  • RTS1066.60
18 октября 2010, 14:37 ОбществоСМИ

«На «Русском Newsweek» было сложно зарабатывать»

Лента новостей

«Русский Newsweek» в понедельник вышел в последний раз — ИД Axel Springer Russia не будет продлевать лицензию на выпуск журнала. О причинах закрытия в интервью BFM.ru рассказал первый заместитель главного редактора Степан Кравченко

«Русский Newsweek» в понедельник вышел в последний раз. Фото: amic.ru
«Русский Newsweek» в понедельник вышел в последний раз. Фото: amic.ru

Издательский дом Axel Springer Russia не будет продлевать лицензию на выпуск журнала «Русский Newsweek», который выходил с 2004 года. Сотрудников общественно-политического издания уволят по сокращению штата. Первый заместитель главного редактора «Русский Newsweek» Степан Кравченко в интервью BFM.ru основной «внешней» причиной закрытия журнала назвал нехватку рекламы — не все рекламодатели хотели, чтобы их материалы соседствовали с острыми статьями.

— Слухи о том, что «Русский Newsweek» вот-вот закроется, ходили чуть ли не с момента появления издания на российском рынке. Почему раньше журнал удавалось отстоять, а сейчас не получилось?

— Раньше была другая экономическая ситуация. Все эти слухи возникали еще до кризиса. И нашему немецкому руководству удавалось каким-то образом договариваться между собой и сохранять издание. Сейчас, после кризиса, у журнала были проблемы, связанные с отсутствием рекламы, с тем, что выпускать его дорого. Это очень дорогой журнал.

— Но, тем не менее, другие журналы Axel Springer Russia, не менее дорогие в печати, Forbеs, «Computerbild», OK!, Geo, остаются. Почему закрывается именно «Русский Newsweek»?

— Да, они остаются. Во-первых, у них меньше [финансовых – BFM.ru ] проблем. Forbes вообще долгое время был локомотивом ИД и получал больше всех рекламы. Конечно, кризис и на него повлиял, но не настолько, чтобы его можно было называть убыточным или проблемным.

Что касается других журналов, то я точно не знаю, какая у них финансовая ситуация, но могу предположить, что она лучше, чем у нас. Это журналы, так скажем, нишевые. У них довольно-таки большие тиражи, их хорошо покупают. А общественно-политический журнал — продукт, который довольно сложно продавать, особенно сейчас. И сложно зарабатывать на нем деньги. Обычно такие журналы используются издательскими домами в качестве имиджевого проекта. По принципу: вот у нас есть общественно-политический журнал, мы его тянем, пусть деньги зарабатывают другие журналы, входящие в наш ИД, а этот будет нашим лицом. Поэтому я не удивлен, что остальные издания продолжают свое существование.

— Почему, на ваш взгляд, в России общественно-политический журнал, такой, как «Русский Newsweek», не смог найти свою нишу? Он не смог заработать достаточное количество читательской аудитории?

— На самом деле, достаточное количество читательской аудитории он заработал. И сейчас его закрывают на пике популярности, что вдвойне обидно. Проблема, если брать исключительно внешние причины, повторюcь, с рекламой. Немногие мечтают дать рекламу в такой журнал. Рекламодатели или их агенты не хотят, чтобы их бренды соседствовали с большим количеством негатива, с заметками, в которых много отрицательной информации о властях, в которых много крови и разных ужасов… Да взять любой материал из рубрики «Деньги» — там постоянные конфликты интересов, у кого-то крадут, кого-то подставляют конкуренты. Обычная российская действительность. Но рядом с таким материалом рекламу никто не поставит. Что уж тут говорить о репортажах с Кавказа, из горячих точек…

С другой стороны, даже учитывая эти факторы, поток рекламы в журнал, не очень большой, но достойный, можно было бы организовать. Почему это не было сделано? Тут внутренние причины, их я комментировать не буду.

— Но вы хотя бы можете сказать, в какой плоскости лежат эти внутренние причины закрытия «Русского Newsweek»?

— Я еще здесь работаю один день, да и вообще не хотелось бы поднимать эти темы. Это моветон.
 


Степан Кравченко. Фото: из личного архива 

— А кому раньше удавалось отстоять этот журнал, самой Регине фон Флемминг [генеральный директор ИД Axel Springer Russia — BFM.ru] или кому-то другому из руководства?

— В принятии решений по журналу в свое время многое сделала Регина, которая выступала за продолжение проекта перед более высоким немецким начальством. Что касается действий сотрудников по сохранению... Было время, когда мы писали письма. Но я не думаю, что это одна из причин, почему журнал продолжал выпускаться. Не считаю это нашей заслугой.

— Это было во время кризиса?

— Нет. Это было при Парфенове [Леонид Парфенов — первый главный редактор журнала «Русский Newsweek, занимал этот пост до декабря 2007 года].

— Кому письма адресовывали?

— Высшему немецкому руководству и владельцам лицензии — американцам.

— У вас в журнале уже было сокращение штата?

— Сокращение штата было летом.

— И сколько человек сократили?

— 7 человек.

— Сокращали людей из каких-то отделов конкретных или в целом?

— В целом затронуло всех, от фотографов до заместителя главного редактора [Дмитрий Хитаров — BFM.ru].

— Михаил Фишман [главный редактор «Русского Newsweek»] назначен спецкором группы Die Welt в России и странах СНГ. Означает ли это, что в России может появиться новый проект этого немецкого издания?

— Это вопросы к Мише. Я сам прочитал в пресс-релизе. Даже не знаю, с чем это связано, и каким образом комментировать.

— О том, что журнал закрывается, вам когда стало известно?

— Несколько недель назад. Мы ждали решения вопроса о продлении лицензии с американцами в этом месяце. Понятно, что слухи ходили вне редакции и внутри редакции. О том, что это может произойти [закрытие журнала — BFM.ru], я знаю уже несколько недель.

— Руководство ранее встречалось с коллективом, сообщало о возможных трудностях?

—Единственная официальная встреча состоялась сегодня. Вышла Регина фон Флемминг, объявила о решении, сказала всем «спасибо». Этим все закончилось.

— А от Михаила Фишмана нынешним сотрудникам редакции поступали какие-то предложения о работе?

— Мне сложно говорить за сотрудников. Я об этом не знаю.

— То есть вам не поступало?

— Мне нет.

— Были ли предложения о дальнейшем сотрудничестве от руководства ИД кому-то из сотрудников?

— Я не в курсе. Я думаю, что часть наших обозревателей каким-то образом могла бы оказаться в Forbes. Это было бы на благо и им, и Forbes. Но никаких предложений от руководства ни мне, ни тем людям, с которыми я говорил, не поступало. 

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию