16+
Понедельник, 20 августа 2018
  • BRENT $ 72.23 / ₽ 4851
  • RTS1065.34
10 февраля 2011, 20:02 ОбществоБанки, вклады и кредиты
Константин Куц

Константин Куц

День вытянутых лиц: банкиры считают бонусы

Лучшее время, чтобы преисполниться классовой вражды, — это февраль-март, время, когда банкирам выдают бонусы. Во франкфуртском Сити премиальные — главная тема для разговоров на всех этажах абсолютно всех финансовых институтов. Цифры разглашаются неохотно, но шила в мешке не утаишь. Слухи распространяются быстро. В этом году восторженных лиц, похоже, меньше, чем вытянутых. День DOLF — «Day of Long Faces» — оправдывает свое неофициальное наименование

Мой приятель из Goldman Sachs поговаривает о покупке Ferrari (или Lamborghini, в общем, чего-то дорогого и гоночного). Друг из Deutsche Bank на вопрос о премии отвечает сдержанным: «Все как ожидалось». А знакомый из Deka ругает своих работодателей за медлительность — немецкий государственный банк выдает бонусы только в марте. К слову, особого оживления на самой дорогой улице Франкфурта-на-Майне, торговой Гёте-штрассе, в эти дни не заметно. Владельцы бутиков больше полагаются на щедрость азиатов, в последнее время буквально свихнувшихся на роскоши, а не шальные траты банкиров-земляков.

Унылые кризисные времена, вроде бы, позади, но в прошлом осталась и былая эйфория. В стейк-хаусах и суши-барах франкфуртского Сити судачат об иностранных историях чудесных обогащений, главным образом, об Уолл-Стрит, которую кризис, вроде бы, мало чему научил. 12,6 млн долларов премиальных в этом году полагается Ллойду Бланкфайну из американского Goldman Sachs. Джейми Даймон из JP Morgan, по слухам, в этом году обогатится еще на 17 млн долларов. Джеймс Горман из американского Morgan Stanly признал, что в крупных банках обычные сотрудники получают в четыре раза больше, чем занятые в других сферах.

Не без зависти франкфуртские финансисты смотрят и в сторону Лондона. Царящие там настроения прекрасно выразил Боб Даймонд из Barclays, считающийся одним из самых высокооплачиваемых банкиров Европы.

«Была фаза сожалений и извинений. Теперь с этим должно быть покончено», — заявил недавно топ-менеджер, который может получить в качестве премии 9,5 млн фунтов. «Времена униженности и скромности, видимо, прошли», — констатирует биржевой обозреватель телеканала ARD, не исключая и новых масштабных «дебатов о жадности». К слову, 87% участников онлайн-опроса ARD считают банковские премиальные чрезмерными.

В принципе, ругать банкиров за алчность — все равно, что упрекать кота в любви к сметане. Васька не любит сметану, он ее ест, потому что иначе не может. Любопытную логику продемонстрировал на днях Клаус Дидерихс, глава JP Morgan во Франкфурте-на-Майне. В интервью Handelsblatt он заявил, что ограничение бонусов увеличивает постоянную статью расходов банков, вынужденных поднимать зарплаты. Это, по мысли финансиста, может вызвать сокращение рабочих мест.

Финансовый мир уже давно живет в каком-то своем параллельном мире. Вечной любви там не бывает. Заработки тех, кто проработал в банке всю жизнь, обычно в несколько раз ниже, чем у сторонников «серийной моногамии», лояльности, которая редко длится дольше трех-четырех лет. Размеры премиальных далеко не всегда зависят от успехов финансового института в целом. Да и сам успех должен быть моментальным — долгосрочные планы не очень приветствуются.

Правда, попытки изменить систему бонусных выплат, сложившуюся еще в 1970-е годы прошлого столетия, предпринимаются. Крупнейшие британские банки под давлением консервативного правительства пообещали, что в этом году бонусы будут не выше, чем в 2010-м. Данные о заработках топ-менеджеров должны стать «более открытыми»: пять крупнейших банков страны обещают предавать огласке не только доходы первых лиц, но и пяти наиболее хорошо оплачиваемых сотрудников.

Крупнейший банк Швейцарии UBS, недавно объявивший о прибыли в 2010 году (впервые за три года), намерен радикально пересмотреть систему начисления бонусных выплат. Глава концерна Освальд Грюбель, взявшийся управлять кризисным банком в 2009 году, заявил, что премиальные бюджеты урезаны на 500 млн франков по сравнению с предыдущим годом и составляют теперь 4,3 млрд франков. Он убежден, что одаривать всех сотрудников без исключения не имеет смысла: распределение бонусов должно стать более индивидуальным. «Нападение на святыню!» — так обозначила эти планы швейцарская газета 20 Minuten. — В старые добрые времена действовало правило, что в феврале-марте все сотрудники получают доплату за предыдущий год. На верхних этажах и среди самых удачливых торговцев речь шла о миллионах. Среди тех, кто пониже, — о тысячах и десятках тысяч франков. Но правило было едино для всех: бонус был своего рода правом человека. Теперь этому хотят положить конец».

Квалификационная система, которую внедряют в UBS, местами и правда курьезна: пятая часть работников обязана получить «неуд» (что означает и нулевой бонус). Сотрудники вынуждены соперничать друг с другом, а в игре без проигравших не обойтись.

На руководящих этажах UBS бонусы отныне увязаны с рентабельностью. «Как ни странно, в банковской сфере это не подразумевается само собой, - замечает Financial Times Deutschland, — учитывая абсолютные цифры и общественный вклад банков, заливаться слезами необязательно. Но тому, что недоразумение стало менее неприятным, можно порадоваться».

Схожим образом поступил и Сredit Suisse. Глава швейцарского банка Брэди Дуган заявил в четверг, что премиальные бюджеты уменьшены на 25% по сравнению с предыдущим годом. В среднем сотрудник банка в качестве премии получил на 9% меньше, чем годом ранее. Правда, при этом увеличена базовая зарплата. В особенности это коснулось менеджеров первого эшелона. Сложные системы расчетов, способные взвинтить премиальные, отменены. Часть бонусов предполагается выдать в акциях, да и то в течение ближайших четырех лет.

Эти новации отражают глобальную тенденцию. Wall Street Journal сообщает, что на Уолл-Стрит премиальные уменьшаются, зато растет зарплата. В среднем американский финансист, по расчетам издания, получает 141 тысячу долларов, а выплаты в целом в прошлом году побили новый рекорд – 135 млрд долларов (+6% по сравнению с предыдущим годом).

«Бонус» (или «boni», как любовно именуют премии немецкие банкиры) напоминает сказочного волшебника Гудвина — ловкого мошенника, который выдает себя то за чучело с рыбьим хвостом, то за клок горящей ваты. О премиях много говорят, но подробности неизменно остаются втайне. Показательна позиция Barclay Сapital, который систему начислений держит в секрете, признавая лишь необходимость ее реформирования.

Между тем, бонусы можно назвать отличным индикатором стабильности финансового института. Если менеджер в феврале получает 60 своих зарплат, то логично, наверное, задаться вопросом, надолго ли это сказочное рабочее место. Большинство крупных банков признали, что непомерные премиальные стали одной из причин мирового финансового кризиса. Кстати, в эти дни в Deutsche Bank, который нацелился на рекордные обороты, «вытянутых лиц» было, по слухам, больше обычного.

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию