16+
Четверг, 17 августа 2017
  • BRENT $ 50.40 / ₽ 2993
  • RTS1029.76
7 марта 2011, 15:27 ОбществоКультураПутешествия
Константин Куц

Константин Куц

Раз в году немцы бывают сумасбродами

В Кельне в канун 8 марта проходит традиционный «розовый понедельник». Во время карнавального шествия его участники разбрасывают 7 тонн шоколада и конфет

В Европе — кульминация карнавального сезона. Если карнавал в средневековом Базеле пользуется репутацией самого традиционного, а в Венеции, сильной традициями «дель-арте», – самого живописного, то в Кельне, переживающем 7 марта свой буйный «розовый понедельник», гордятся самым неуемным весельем. Чтобы «пятое время года» в этом городе на Рейне было по-настоящему праздничным, на него работают более пяти тысяч человек. А почем он, немецкий карнавал? Как ни стары традиции, на этот вопрос аналитикам удалось ответить только сейчас.

По одной версии, этот день назвали «розовым» в напоминание о цвете одеяний специально принаряженных католических священников. По другой версии, «розовым» последний понедельник карнавального сезона стал благодаря слову «rasen», обозначающему бурное веселье. С этимологией слова «rosenmontag», которым именуют самый буйный день в Кельне, разобраться сложно. Куда проще определить, когда веселье стало индустрией. Первый «праздничный комитет», определяющий ход и порядок предстоящих увеселений, собрался в Кельне в 1822 году, два года спустя состоялось первое спланированное комическое шествие. Фигуры из папье-маше на злободневные темы — обязательная часть комических шествий — появились лишь после Второй мировой войны. А до конца 50-х годов расписные повозки были запряжены лошадьми.

Если судить по Кельну с его образцовыми карнавальными традициями, то получается, что этот праздник лишь относительно недавно стал важной статьей дохода для владельцев отелей и ресторанов, транспортников и портных. Однако сейчас о его важности в Германии свидетельствует уже факт создания в немецком союзе производителей сладостей специального «карнавального» подразделения. В прошлом году торговля костюмами и аксессуарами в Германии выросла еще на пять с лишним миллионов, достигнув 295,6 млн евро в год. Правда, увеличение оборотов связано, главным образом, с подросшим интересом к Хэллоуину (осенняя торговля костюмами скелетов, мертвецов и ведьм составляет примерно треть).

За год немцы покупают более 4,1 млн костюмов, 1 млн париков, 2,2 млн шляп и 6,2 млн наборов для раскрашивания. Большая часть праздничной фанаберии производится в Китае. Не исключение и наряды фирмы Deitlers. Глобализация сказывается и на этом семейном предприятии, существующем в Кельне уже 88 лет. Костюмы придумывают в Германии, а шьют, главным образом, в Азии. То, что немецкие традиции обслуживают китайские мастера, у покупателей возражений не вызывает – «привыкли». «У нас по восемьсот клиентов в день», - в канун шутовского шествия говорили продавцы Deitlers. В этом году, по их словам, востребован стиль 1970-х. Нарядиться «танцором диско» (тесные штаны и блестящая курточка, усыпанные блестками) стоит 119 евро.

Предпринимаются, правда, попытки сохранить местные производства. Небольшая компания Hintzen в городке Коршенбройх, которую называют одним из немецких лидеров в производстве карнавальных костюмов, обшивает любителей праздников не только в Германии, но также их бельгийских и голландских друзей. Каждого клиента трижды приглашают на примерку. Вышивка, дорогие ткани, перья, блестки — наряд принца может обойтись покупателю в несколько тысяч евро. Но, как замечает глава фирмы Гельмут Хинтцен, в этом костюме можно блистать многие годы на многих карнавалах, тогда как наряд из соседнего супермаркета за десять евро можно надеть всего один раз.

«Пятое время года», как именуют карнавал в Германии, — это горячая пора для гостиниц, ресторанов, авикомпаний, такси. Обороты этой своеобразной индустрии, с центрами в Кельне, Дюссельдорфе и Майнце, оцениваются примерно в 1-2 миллиарда евро. Фолькер Вагнер, президент немецкого карнавального союза, объединяющего 5 тысяч сообществ, отмечает, что эти цифры весьма приблизительны.

По расчетам консалтинговой фирмы McKinsey, произведенным восемь лет назад, в Дюссельдорфе обороты праздничной индустрии составляют 240 млн евро. Специалисты убеждены, что карнавал обеспечивает работой, как минимум, 2,5 тысячи человек.

Еще более старой является последняя доступная калькуляция в Майнце. В 1997 году аналитики из местного университета оценили свой карнавал в 49 млн дойч-марок. Городское туристическое ведомство убеждено, что сейчас шутовские гулянья в Майнце стоят, как минимум, 40 млн евро. Впрочем, «научно эти данные не подтверждены», замечает экономический обозреватель Frankfurter Allgemeine Zeitung.

Сейчас стало более-менее ясно, сколько стоит карнавал в Кельне, известный своими многокилометровыми процессиями. Аналитики Boston Consulting, в течение полутора лет собиравшие данные, оценили зимние праздники в Кельне в 460 млн евро. По их данным, на карнавал работает более 5 тысяч человек. Больше всего денег уходит на еду и питье, костюмы и транспорт. Говоря об индустрии карнавала по всей Германии, авторы называют наиболее близкой к истине цифру в 2 млрд евро. Руководитель исследования Райнер Минц, подытоживая результаты расчетов, отмечает и косвенные факторы, которые чрезвычайно важны для экономики. Карнавал, по его словам, «это гигантская биржа контактов», которая служит хорошей платформой для завязывания деловых отношений.

В этом году организаторы карнавала в Кельне рассчитывают на новый финансовый рекорд: на карнавальный сезон (с начала ноября по начало марта) в этом году пришлось около 600 «собраний» — своеобразных комических торжеств с речами, песнями и плясками. «Особенно хорошо шла предварительная продажа билетов», — заметила Зигрид Кребс, представитель кельнского карнавального союза.

Ложку дегтя добавляют владельцы залов для этих торжеств. По словам Кристофа Бекера, руководителя регионального гостиничного союза, «гости уже не пьют столько, сколько прежде». Как бы то ни было, около миллиона участников увеселений в канун «розового понедельника», увеличивают продажи еды и питья в кельнских закусочных в два-три раза.

Особая статья — сладости. В «розовый понедельник» участники семикилометровой праздничной процессии в Кельне разбрасывают около семи тонн конфет и шоколада. Сколько стоит сам парад (это полторы сотни машин, украшеных гирляндами, цветами и комическим фигурами из папье-маше) не берутся оценивать даже специалисты. По приблизительным подсчетам простейшая платформа, рассчитанная на десятерых, стоит примерно 10 тысяч евро. Для тех, кто в «карнавальных союзах» не состоит, право прокатиться на расписном грузовике по центру Кельна стоит от 500 до 1500 евро.

Считается, что карнавал дает прекрасные возможности заработать. Если украшение праздничных платформ и правда может помочь выжить небольшой компании, то рестораторы участвуют в празднике далеко не всегда ради денег. В «Uerige», одной из самых знаменитых пивных Дюссельдорфа, во время карнавала бывает по 10 тысяч гостей в день. С четверга и вплоть до «розового понедельника» на работу выходят все официанты — на это время отпуска запрещены.

За пять главных дней карнавала это заведение зарабатывает почти столько, сколько за один обычный зимний месяц. Однако настоящей прибыли карнавал не приносит. Отработав сверх нормы в праздничные дни, официанты пивной сидят без дела в последующие недели. К тому же карнавальные увеселения проходят очень бурно. Кружки бьют так часто, что в этом году власти Дюссельдорфа ввели запрет на стеклянную посуду для заведений, торгующих на открытом воздухе. Для официантов это означает только дополнительный стресс. Им приходится следить, чтобы никто из гостей не выходил на улицу со стеклянной кружкой. В противном случае заведению грозит штраф.

Хозяин «Uerige» Михаэль Шнитцлер утверждает, что карнавал приносит ему не столько деньги, сколько лишние волнения. Однако участвовать в нем считает своим долгом. «Дюссельдорф немыслим без карнавала», — говорит он. Какой бы ценой ни доставалось веселье.

Рекомендуем:

  • Фотоистории