16+
Понедельник, 22 апреля 2019
  • BRENT $ 73.77 / ₽ 4706
  • RTS1272.76
24 июля 2011, 21:36 ФинансыТехнологии

Инвесторам не хватает политической воли власти

Лента новостей

Почему инвесторы не спешат финансировать российские интернет-проекты, когда можно ожидать перемен в лучшую сторону и каковы перспективы российских стартапов, — на эти и другие вопросы BFM.ru ответил гендиректор Softkey Феликс Мучник

Генеральный директор компании Softkey Феликс Мучник. Фото: ИТАР-ТАСС
Генеральный директор компании Softkey Феликс Мучник. Фото: ИТАР-ТАСС

О том, что мешает иностранным инвесторам вкладываться в российские IT-стартапы, и что нужно делать для решения имеющихся проблем, в интервью BFM рассказал генеральный директор компании Softkey Феликс Мучник.

— За последний год российский интернет-рынок значительно оживился — запускаются стартапы, появляются новые проекты. Те компании, которые чего-то добились, выходят или готовятся выйти на IPO. Можно ли говорить, что этот сегмент становится привлекательным для инвесторов?

— Приблизительно год-полтора назад стало ясно, что через некоторое время кризис закончится. Это оживило интерес к новым проектам и компаниям на интернет-рынке. Как результат — в него снова потекли инвестиции. Зарубежные инвесторы стали проявлять интерес к российским компаниям, а отечественные инвесторы — к западным. Начала работать, пусть и медленно, та же «Российская венчурная компания», появились инвестиционные фонды, заработало «Сколково», активизировались крупные IT-компании. То есть на инвестиционном рынке наметилось некоторое движение. Но в целом российский интернет-рынок сегодня к инвестициям не готов.

— Сегодня многие российские IT- и интернет-стартапы ищут деньги на Западе. Да и российские инвесторы чаще обращают внимания не на отечественные, а зарубежные проекты. С чем это связано?

— Причин много. Пожалуй, самая главная из них заключается в том, что для нас это новое направление, то есть в России пока просто не сложилась инвестиционная экосистема, чего нельзя сказать про другие страны, например, про США, Великобританию, Швецию. А такая экосистема должна включать в себя множество цепочек, начиная со стартапов и посевных фондов и заканчивая крупными инвестиционными фондами и финансовыми инструментами, подобными IPO.

Когда нет экосистемы, возникает недостаток всего: не хватает профессиональных кадров для стартапов, не хватает даже идей для стартапов. Последнее, кстати, связано с тем, что при неразвитой экосистеме возникает желание сделать клон популярного интернет-проекта и быстро его продать. Не хватает также профессиональных инвесторов. Да и сам рынок больше похож на небольшой инвестиционный базарчик, где очень мало растущих компаний, в которые можно вкладывать.

В целом мы получаем комплекс причин, связанных с тем, что российский инвестиционный рынок находится в самом начале своего развития. И его становлению наличие свободных денег в России не помогает, поскольку они не профессиональные. Поэтому те российские интернет-компании, которые уже достигли каких-то результатов, вынуждены, например, проводить IPO на Западе.

Дело в том, что получение интернет-компанией инвестиций от, к примеру, производителя молока, скорее всего, не даст положительного результата. Ведь в таком случае стартап получит только голые деньги — у него не будет ни консультаций, ни бизнес-моделей, ни опыта вложений в параллельные направления, ни какой-либо другой поддержки, которую своим проектам оказывают профессиональные инвестиционные фонды.

Мне кажется, что в непрофессионализме инвестиционных денег и в непрофессионализме тех, кто их берет, и заключается главная причина неразвитости инвестиционного рынка.

— Но на рынке присутствуют и профессиональные деньги, которые в стартапы вкладывают в том числе IT-компании. Правда, существует мнение, что таким образом они инвестируют не в перспективные проекты, а просто занимаются подбором кадров. Насколько это соответствует действительности?

— Инвестиции в стартапы — это многосторонний процесс, который преследует множество целей. С одной стороны, идет посев — ищутся и финансируются новые идеи, которые могут прорасти. С другой стороны, для крупного игрока инвестиции — это всегда еще и посев собственных технологий. Той же Microsoft интересней, чтобы разработчики использовали ее технологии и инструменты, а не, например, разработки Google. В то же время одной из целей инвестиций в стартапы, несомненно, являются кадры. Если ясно, что такой проект может перерасти в нормальную интересную компанию, то зачем же оттуда переманивать специалистов, без которых она просто не состоится. Пусть такая компания растет и развивается. Но если новый проект начинают не стартаперы с горящими глазами, а наемные менеджеры, профессионалы, и никаких особых идей у них нет, то, конечно, их просто перекупают. То есть однозначной оценки здесь быть не может. Однако в любом случае вкладываемые деньги, особенно небольшие — 30 или 100 тысяч — это развитие экосистемы.

— Крупные IT-компании вкладываются не только в стартапы, но и в образовательные кампании для стартаперов. Насколько они эффективны в России?

— Такие кампании очень полезны хотя бы потому, что те же стартаперы могут ознакомиться с опытом уже прошедших через начальные стадии реализации своих проектов. Кстати, образовательные кампании проводят не только зарубежные, но и российские игроки — крупные системные интеграторы. Многие из них имеют в вузах свои кафедры, где делятся своими знаниями, в том числе в этой области.

— Можно ли оценить перспективы российского инвестиционного рынка в области IT?

— Для этого надо сначала сделать несколько допущений. А именно, что Россия действительно идет по пути модернизации и уменьшает свою зависимость от «нефтяной иглы», меняет законодательство, которое сегодня категорически мешает заниматься инвестиционной деятельностью, и т. п. В таком случае западные инвесторы, которых великое множество, массово поверят, что в нашу страну можно вкладывать деньги.

Если предположить, что все так сложилось, то первые результаты будут получены уже через 5–7 лет, то есть на очередном инвестиционном цикле. А то, что мы видим сейчас — «Яндекс», Mail.ru — это единичные проекты, которые случайно прорвались через предыдущие полтора цикла. Сколько можно назвать крупных интернет-магазинов, выживших за это время? Тоже единицы — «Озон», «Софткей», еще несколько. Причем крупные они только по нашим меркам. На Западе компании с оборотом от 50 до 100 миллионов долларов относятся к средним.

— Не превратятся ли все эти стартапы и проведение IPO в очередной «пузырь»?

— При благоприятном развитии ситуации взрывной рост на российском интернет-рынке все таки произойдет. И тогда нам от «пузыря» никуда не деться. Такие «пузыри» обязательно надуются в тех сегментах, где будут крутиться деньги. Кто-то при этом будет зарабатывать, а кто-то терять. И это нормально.

— Что может помешать благоприятному развитию ситуации?

— В целом, мы упираемся в одно и то же: необходима стабильная и понятная инвестиционная обстановка, четкое законодательство, понятные правила игры. А дальше — постепенное строительство инвестиционной экосистемы.

Пока же, если вспомнить Роберта Асприна, мы играем в «Драконий покер», в котором правила постоянно меняются — солнце встало с другой стороны, теперь туз — младшая карта. В такой покер можно играть, но очень сложно выиграть. Причем всем.

На мой взгляд, проблема заключается в одном — в политической воле руководства страны. Если есть воля развивать инвестиционное направление, то соответствующие решения принимаются достаточно быстро и при этом выполняются. И это не зависит ни от инвесторов, ни от предпринимателей. А если будет говориться одно, делаться другое или вообще ничего, а бизнес будет по-прежнему развиваться вопреки всему, то ни к чему хорошему это не приведет.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию