16+
Понедельник, 21 августа 2017
  • BRENT $ 52.66 / ₽ 3107
  • RTS1027.85
18 марта 2009, 21:44 Макроэкономика

Российские эксперты дали советы США

Лента новостей

18 марта на первом заседании клуба «Экспертиза кризиса» российские экономисты честно заявили, что не знают, когда кризис закончится, и не представляют, какой механизм нужен для выхода из него. Зато для США такие рецепты им известны

Круглый стол проекта
Круглый стол проекта "Экспертиза кризиса". Фото: РИА НОВОСТИ

«РИА Новости» запустили проект экономического клуба «Экспертиза кризиса». На первом же заседании эксперты честно заявили, что не знают, когда кризис закончится, и не представляют, какой механизм нужен для выхода из него

За полгода наступления кризиса на Россию экономисты научились делать две вещи — не давать точных прогнозов и не предлагать готовых рецептов выхода из кризиса. Или давать, но с оговорками. Например, председатель совета директоров МДМ-Банка, член правления РСПП Олег Вьюгин, открывший своим выступлением встречу, заметил, что можно говорить о конкретных вещах, если будет предсказуемый курс рубля, либо предсказуемый уровень инфляции.

В целом бывший заместитель министра финансов (Вьюгин был им в 1996-1999 годах — и прекрасно помнит, как он говорит, развитие кризиса 1998 года) согласен с мерами, которые предпринимает правительство для поддержки экономики. Вьюгин, в частности, считает, что правительству необходимо обеспечивать достаточное финансирование социальных программ, продолжать выплату безработным. «Необходимо тратить деньги напрямую на безработных, на выплаты пособий, — считает он. — Еще один шаг, который даст эффект — поддержка ключевых стратегических предприятий, в основном оборонных».

Характеризуя этапы кризиса, Олег Вьюгин констатировал, что для России кризис начался в августе или в сентябре 2008 года. Первый шок, который пережила страна, это шок внешнеторговых отношений, когда приток капитала сменился оттоком. Следующие месяцы российская экономика приспосабливалась к этому шоку. Сырье, которое экспортировалось за рубеж, например, древесина, химические удобрения и так далее, перестали продаваться. Поэтому пошло сокращение производства, сокращение затрат, массовые увольнения персонала и сокращение заработной платы.

Далее испытали шок власти — началась девальвация рубля. В сравнении с бивалютной корзиной рубль девальвировался на 30%, а по сравнению с долларом — вообще на 50 (по отношению к июлю 2008 года). Следующим шоком стал рост номинального долга. Займы перестали рефинансироваться. Одновременно у компаний упала выручка. Этот этап начался после Нового года. До этого собственники, по словам Вьюгина, «панически выплачивали долги». А с января пошла волна реструктуризации. «Это не дефолт, а попытка договориться с банками», — подчеркивает экономист.

Модель выхода из кризиса российские экономисты предлагают сейчас в основном для экономики США, а не для России. Американцам нужно сократить норму потребления в домохозяйствах (то есть в семьях). В среднем сегодня американское домохозяйство имеет по 30 тысяч долларов долга перед различными кредитными организациями. Также семьям российскими экономистами предписано делать накопления.

Но перестроиться рядовым американцам будет трудно, поэтому второй вариант антикризисной программы по-американски от российских экспертов — для правительства США. Властям нужно препятствовать росту потребления. То есть напечатать побольше денежной массы. Но это принесет резкий рост инфляции. Хотя, с другой стороны, эта инфляция будет растворять внутренние долги, что для потребителей будет совсем неплохо. Но это не краткосрочное решение, эта схема требует времени.

Российская ситуация — совсем другая. Для нашей страны нет готовых схем. Ректор Академии народного хозяйства при правительстве РФ Владимир Мау отметил, что у текущего кризиса есть две загадки: первая, это его продолжительность, а вторая — механизм выхода. Кризис 1998 года для нашей страны был структурным, и из него быстро вышли, а сегодня кризис наступил циклический. То есть такой, который повторяется через определенное количество времени. Мау сравнил кризис, который произошел в России сегодня с ситуацией 70-х годов прошлого столетия, а тот, который пришел в США — с Великой депрессией 30-х годов.

«Поэтому когда нам говорят, делайте то же, что в США — снижайте процентные ставки и наращивайте дефицит, мы этого делать не можем», — объясняет Мау. Он считает, что во времена этого кризиса выгоднее всего выглядят инвестиции в человеческий капитал. Важным шагом экономист назвал решение властей привлекать граждан на общественные работы. Потому что выплата пособий по безработице, это конечно хорошо, однако, для экономики будет благоприятнее, если граждане все-таки будут зарабатывать эти деньги. И сейчас, в кризисные времена, по мнению эксперта, у государства появилась возможность сформировать контрактную армию — взамен армии призывной.

Поддержка предприятий выглядит шагом сомнительным, нельзя поддерживать промышленность, пока неясен спрос. «Зачем спасать автопредприятие во время кризиса? Для того чтобы машины отвозились на склад? Не нужно ждать, что их раскупят, когда кризис закончится — не раскупят, это точно!», — считает Мау. По его мнению, кризис развенчал главный миф: о том, что в России выдается недостаточно кредитов. На деле оказалось, что в стране была сильно закредитованная экономика.

Ректор Финансовой Академии при правительстве РФ Михаил Эскиндаров развеял другой миф — о том, что страна была готова к кризису. Вроде бы был рост ВВП, имелись золотовалютные резервы и т.д., но на деле оказалось, что они не спасли. Особенность этого кризиса — в подрыве доверия к банковской системе. «На западе человек во время кризиса идет в банк и кладет туда все сбережения. У нас люди тоже идут в банк, но за тем, чтобы все оттуда забрать. И если бы мы не поддержали банковскую систему, это был бы крах& Кризис не закончится до тех пор, пока мы не наведем порядок в банковской системе», — предупреждает экономист.

Но банковская сфера еще далека от выхода из кризиса. Михаил Эскиндаров назвал ставку межбанковского кредитования — 20-22%. О том, сколько составляет ставка по кредитам для реального сектора, экономист промолчал. Решился озвучить цифру главный экономист Траст-банка Евгений Надоршин. По его свидетельству, «есть случаи», когда предприятия кредитуют под 45% годовых.

Руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич считает, что действия правительства по спасению банковской системы были удачными — в итоге, удалось ее сохранить. Однако ни мировая экономика, ни Россия не смогут выйти из этого кризиса «малой кровью». Когда с помощью золотовалютных резервов были решены проблемы финансовой сферы, страна потеряла эти резервы. «Проблемы отсрочили, но не решили», — говорит экономист. По мнению Гурвича, отличие этого кризиса от кризиса 1998 года в том, что 10 лет назад кризис ударил по населению. А сейчас под самый сильный удар попало государство.

Рекомендуем:

  • Фотоистории