16+
Вторник, 25 сентября 2018
  • BRENT $ 81.65 / ₽ 5369
  • RTS1159.99
29 августа 2011, 17:35
Антон Носик

Антон Носик

Тришкин кафтан еврозоны

С первых дней долгового кризиса в Евросоюзе меня занимает один простой вопрос

Как так случилось, что немцы и французы, две не самых щедрых на свете нации, жаждут покрывать из собственного кармана чужие долги — при том, что греки, итальянцы, испанцы, португальцы и другие ведущие европейские должники к своим необеспеченным обязательствам относятся, мягко говоря, прохладно и безо всякого энтузиазма, и отвечать по ним в обозримом будущем не планируют.

Я давно подозревал, что тут есть какой-то подвох. О котором, возможно, до поры до времени стараются не говорить вслух из соображений политкорректности, деликатности или конъюнктуры. Но тема слишком острая, чтобы бесконечно её замалчивать. Рано или поздно настанет момент, когда немцы и французы сами себя спросят, с какого перепугу они вдруг стали такие щедрые. Заодно понятно станет, почему спохватились так поздно.

В Германии этот момент, похоже, настал. Против покрытия иностранных долгов из кармана немцев намерены голосовать 23 участника правящей парламентской коалиции. Конституционный суд рассматривает вопрос о несоответствии фонда еврофинансового спасения (EFSF) основному закону страны. А президент ФРГ Кристиан Вульф выступил с резким заявлением, которое в принципе объясняет, как так случилось, что от имени немцев, но без их согласия покрываются чужие долги. Просто это делается с помощью финансовых инструментов, а не государственных законов. По сути дела, немецкого избирателя и налогоплательщика забыли спросить, латая его деньгами дыры в бюджете стран-банкротов, говорит президент ФРГ. То есть обман заключается в том, что внешнюю политику Германии определяют чиновники европейского ЦБ, у которых на это нет никакого мандата.

Зачем они это делают — догадаться нетрудно. Если дать несостоятельным европейским экономикам обанкротиться и уйти в дефолт, настанет конец единой еврозоне, и ЕЦБ как её руководящему институту. Об этом, в частности, предупредил на прошлой неделе экс-канцлер Гельмут Коль, один из архитекторов Объединённой Европы. «У нас нет выбора, если мы не хотим, чтобы Европа развалилась», — заявил он в интервью берлинскому журналу Internationale Politik, объясняя необходимость спасать Грецию. Беда в том, что одного нежелания для спасения еврозоны явно недостаточно. Нужны еще реальные возможности, а они, похоже, исчерпаны. Например, бывший глава ФРС Ален Гринспен считает, что единой евровалюте приходит конец.

Немецкая ХСС требует пересмотреть основные договоры о создании еврозоны, прописав механизм исключения из неё стран-банкротов. Мне почему-то кажется, что это более реалистичный способ спасти общую европейскую экономику, чем нынешние договорённости между Меркель и Саркози по затыканию дыр в плотине пальцем. Потому что в общей сложности на урегулирование «плохих долгов» проблемных стран Евросоюза потребуются не те 440 млрд, которые сейчас зарезервированы в EFSF, а порядка двух триллионов евро. И таких денег совершенно точно нет ни у кого из нынешних «спасателей Европы». Дешевле им себе в этом признаться сейчас, чем после того, как ухнут в чёрную дыру те 440 млрд, которые сейчас для неё предназначены.

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию