16+
Среда, 20 сентября 2017
  • BRENT $ 55.40 / ₽ 3220
  • RTS1108.71
2 октября 2011, 12:52 РынкиНедвижимостьПраво

Philips «не боится России»

Лента новостей

«Для нас единственная потенциальная преграда — это нежелание властей что-либо менять», — заявила в интервью BFM.ru директор по стратегии и развитию бизнеса Philips в России, Украине, Белоруссии и Казахстане Елена Сябренко

Елена Сябренко считает, что государству должна принадлежать стимулирующая роль. Фото: ИТАР-ТАСС
Елена Сябренко считает, что государству должна принадлежать стимулирующая роль. Фото: ИТАР-ТАСС

Директор по стратегии и развитию бизнеса Philips в России, Украине, Белоруссии и Казахстане Елена Сябренко в интервью BFM.ru рассказала о приоритетных направлениях деятельности компании и о роли государства в развитии бизнеса.

— У Philips три направления работы в России: потребительские товары, здравоохранение и светотехника. Какое из направлений вы считаете самым перспективным и на каком сейчас самая высокая конкуренция?

— На сегодняшний момент мы очень удачно вписались в программу модернизации российской экономики, в рамках которой объявлены пять приоритетов: энергоэффективность, здравоохранение, космические, информационные и ядерные технологии. Phillips работает в двух из пяти приоритетных направлений — в направлении энергоэффективности и здравоохранения. На них сейчас фокусируется государство, а значит, есть спецпрограммы, под которые выделяются бюджеты.

Так, например, для светотехнической отрасли, безусловно, характерен рост конкуренции. После того, как свет стал технически сложнее, начался переход к светодиодам, появилось больше возможностей для того, чтобы войти в этот сектор, число компаний увеличилось. Подобный рост способствовал возникновению проблемы качества и контроля стандартов. За последний год произошли изменения в области регулирования, стандарты были приняты, но механизм их контроля, к сожалению, до сих пор должным образом не отлажен. Это приводит к тому, что производителей на рынке много, а качественной продукции мало.

При этом в России совершенно не развито такое профессиональное направление, как светотехнические бюро. Для большинства российских компаний светотехника — это поставка светильников или лампочек. Такой подход не позволяет раскрыть весь потенциал современной светотехники. В Европе есть специализированные компании, которые занимаются дизайном света.

— Это экономически обосновано?

— Если правильно использовать новые технологии, то расходы на содержание офиса можно сократить до 40-50%, планируя освещение еще на этапе проектирования.

Однако, разговаривая с различными строительными предприятиями или подрядчиками, работающими в России, мы нередко слышим: «Все построим, а потом займемся светом». Мы продолжаем переговоры, пытаясь убедить в том, что при правильном проектировании они смогут сэкономить на покупке дополнительных мощностей.

На сегодня свет составляет порядка трети от общих затрат на электроэнергию в офисе. Уровень затрат может сократиться до 10-15% за счет энергоэффективных решений. Надо сказать, постепенно в России меняется отношение к электроэнергии. Помните, когда-то в России не пользовались услугами дизайнеров квартир и офисов. Люди покупали обои, мебель, оборудование, делали это не всегда профессионально. Теперь первым делом приглашают дизайнеров, которые разрабатывают общий проект помещений, а потом уже закупают необходимые вещи и реализуют проект. А вот к планированию освещения похожего подхода пока нет.

Многие по-прежнему считают, что исправность — главный параметр света. Однако для создания правильного освещения организациям необходимо не только использовать правильный дизайн с применением новых технологий, но и также учитывать экономическую выгоду и эффективность.

— В коррупционных скандалах упоминалась и медтехника вашей компании. Планируете ли вы что-то изменить во взаимоотношениях с поставщиками, чтобы не повторилась эта история с цепочками посредников?

— Несмотря на то, что журналисты упоминали нашу технику в статьях о тендерах по закупке высокотехнологичного медицинского оборудования, наша компания не участвует в этих тендерах напрямую. Продукты и решения предлагаются через сеть дистрибьюторов федерального и регионального уровней и через их партнеров. Поскольку мы действуем в соответствии с федеральным антимонопольным законом и нормативными актами о защите конкуренции, мы не влияем на ценовую политику наших дистрибьюторов.

В целом же стоит отметить, что схемы по закупке оборудования, существующие сегодня в России, далеко не совершенны и часто не оставляют возможности для реализации сложных проектов. Все игроки рынка находятся в одинаково неудобной ситуации. Схемы ведения бизнеса в этой сфере нужно упрощать и добиваться прозрачности.

— В планах по расширению Москвы есть экономическая выгода для вашей компании?

— Любая девелоперская деятельность нам на пользу. Мы ведем диалог с застройщиками, разработчиками, проектировщиками и работаем всегда с ними очень тесно, потому для нас важно установить контакт в самом начале проектирования. Тогда все вместе мы сможем принять правильное решение. И, на мой взгляд, те возможности, которые сейчас открываются в связи с расширением Москвы, будут только открывать новые перспективы сотрудничества.

Кроме того, мы работаем с московской администрацией, у нас есть реализованные проекты в Москве, а новое строительство станет логичным продолжением уже начатой работы. Тем не менее, говорить о какой-либо конкретной экономической выгоде пока рано.

— Сталкиваетесь ли вы с проблемами в общении с региональной и муниципальной властями при реализации проектов в российских регионах, к примеру, проекта «Города, удобные для жизни»?

— Проблемы, которые стоят перед мэрами всех крупных и мелких городов, на самом деле похожи. Любой мэр города, который думает на долгосрочную перспективу, хочет сделать свой город безопасным для своих жителей. Свет — один из способов обеспечения безопасности.

У регионов могут быть другие приоритеты. У многих мэров может просто не хватать времени на решение этой задачи. Кроме того, любая модернизация требует финансирования. И не каждый регион обладает ресурсами или возможностью привлечь дополнительные инвестиции.

Один из удачных примеров — Нижний Новгород, в котором мы и мэрия города реализовали проект по модернизации парка «Черный пруд». До того момента, пока в парке не были проведены определенные работы по реконструкции освещения и всего остального, некоторые горожане просто боялись заходить туда. После реконструкции он считается лучшим местом для вечерних прогулок.

— ИКЕА, например, неоднократно заявляла, что уйдет с российского рынка из-за бюрократических препон. Вам не хотелось бросить все?

— Для нас единственная потенциальная преграда — это нежелание властей что-либо менять. Но Россия — большая страна. И если какой-то регион или город не очень активен и не готов вкладываться в реконструкцию и модернизацию освещения, то всегда найдутся те, кто готов к подобным проектам.

— Владимир Путин в Сочи заявил о необходимости создать во всех регионах единые стандарты поддержки предпринимательства. Какие первоочередные меры для компаний, которые планируют начать работать в регионе, нужно сделать едиными на территории РФ, на ваш взгляд?

— Я регулярно слышу от бизнесменов о проверках, с которыми они постоянно сталкиваются. Подобные сложности с отчетностью приводят к демотивации предпринимателей. Я считаю, что компании, которые только начинают работать, должны получить определенные преференции в виде сокращения количества проверок. И, возможно, было бы проще, если проверки делала одна организация, например, один раз в год, чтобы в остальное время бизнес работал и развивался. Кроме того, можно давать определенные налоговые послабления для тех компаний, которые приходят развивать индустрию.

Еще одна проблема, с которой мы сталкиваемся, — недостаточная поддержка образовательных программ со стороны государства. Если мы говорим о нашем медицинском подразделении, то сегодня мы сталкиваемся с ситуацией, когда в России просто не хватает инженеров высокого уровня, которые могут работать с большинством медицинской диагностической техники. Нам приходится обучать специалистов самим в течение нескольких лет. На мой взгляд, взаимодействие образования и бизнеса может быть улучшено.

— Если говорить о финансовой поддержке, как вы считаете, государство должно брать часть рисков при вхождении бизнеса в регион на себя?

— Государство не должно на себя брать риски такого плана, но оно может сделать более комфортными принципы кредитной политики.

— Вы участвуете в проекте «Сколково». В апреле этого года Дмитрий Медведев выразил недовольство тем, что иностранные компании в этом проекте не очень активны. Подписаны только рамочные соглашения и меморандумы о сотрудничестве, но до каких-то конкретных проектов дело не дошло. В чем проблема?

— У нас есть проекты, которые сейчас проходят регистрацию. Возникнут ли у нас сложности с их реализацией, пока не известно. Поэтому думаю, что имеет смысл говорить об этом немного позже.

Когда мы с представителями «Сколково» ведем переговоры и пытаемся задавать конкретные вопросы о том, как будет выглядеть то или иное решение, в ответ мы нередко слышим, что для доработки документов потребуется время. Однако зачастую для этого должны быть пересмотрены многие законодательные акты, которые на сегодняшний момент в России не предусматривают реализации подобных проектов.

— О каких законодательных актах идет речь?

— О тех, которые касаются патентного права. Кому будут принадлежать патенты, разработанные в «Сколково»: компании, фонду или обеим сторонам? Пока вопрос открыт. Это вопрос налоговых льгот для компаний – резидентов «Сколково». Они предоставляются, но не всегда определены временные рамки их действия. Также актуален вопрос работы с привлеченными специалистами. Среди других рабочих моментов, которые необходимо проработать, — вопрос о дистанционном привлечении экспертов для проектов и их оформления на работу в кампус.

— Владимир Путин ранее вновь призвал иностранных инвесторов «не бояться России». По вашим ощущениям, как меняется ситуация с инвестклиматом в России?

— Philips в этом году уже анонсировал несколько крупных проектов на территории России. Это говорит о том, что мы не боимся России. Мы видим, что правительству необходимо со своей стороны еще проделать существенную работу в области совершенствования законодательной базы. Мы должны быть уверены, что обещания о поддержке локализации бизнеса и развития инноваций полностью выполняются. Необходимы также стимулы поддержания рынка, который был бы более нацелен на потребление инновационных продуктов.

Например, покупатель приходит в магазин и собирается купить лампочку. На прилавке — обычная лампочка и инновационная, более дорогая. Потребителю тяжело сделать свой выбор в пользу инновационных продуктов, которые будут способствовать энергосбережению, но при этом стоят в несколько раз дороже. Для того чтобы у потребителя изменилось отношение, государство может проводить стимулирующие программы. В прошлом году была принята поправка, согласно которой 5% всех лампочек, которые закупаются по госпрограммам, должны быть светодиодными. Но 5% для поддержания индустрии недостаточно. На наш взгляд, этот процент нужно увеличивать, только тогда это будет стимулировать спрос. И стимулирующая роль в этой ситуации принадлежит именно государству.

Рекомендуем:

  • Фотоистории