16+
Понедельник, 17 декабря 2018
  • BRENT $ 60.17 / ₽ 4019
  • RTS1112.31
3 октября 2011, 15:03 КультураОбществоНедвижимостьПолитика

Реконструкция Большого обошлась в 24,2 млрд рублей

Лента новостей

Большой театр 28 октября откроется после реконструкции, затянувшейся на шесть лет и стоившей бюджету 24,2 млрд рублей. Операция по реанимированию сопровождалась чередой скандалов и многим, отчасти и Юрию Лужкову, стоила карьеры

Фото: AP
Фото: AP

Реконструкция исторического здания Государственного академического Большого театра России (ГАБТ), начавшаяся в 2005 году, завершена. Комиссия Ростехнадзора подписала акт итоговой проверки 28 сентября. Однако страсти вокруг реконструкции не утихают до сих пор.

Большой театр основан в 1776 году. Первое здание строилось на Петровке, но сгорело еще до открытия. В 1780 году на том же месте был построен Петровский театр Медокса, который сгорел 8 октября 1805 года. Новое здание императорского театра было построено по проекту Росси на Арбатской площади: его уничтожил пожар 1812 года. Театр вновь открылся на Петровке в январе 1825 года, но в 1853 году здание сгорело практически полностью, и только через три года было восстановлено архитектором Альбертом Кавосом. Тогда над входным портиком была установлена бронзовая квадрига работы Петра Клодта. В 1941 году у стен театра разорвалась бомба, осколки которой повредили скульптуры, расположенные в фасадных нишах Большого. Их до недавнего времени подменяли «советские» музы.

В ходе реконструкции, которая длилась шесть лет, площадь здания увеличилась вдвое за счет шестиэтажной подземной части. «Фактически под Большим театром закрытым способом построен дом, почти равновеликий ему самому. Это некий такой пьедестал, на который опирается материк и на котором стоит историческое здание», — рассказал BFM.ru экс-главный архитектор реконструкции ГАБТ Никита Шангин.

Генеральный директор музеев Московского Кремля Андрей Баталов в беседе с BFM.ru назвал «правильными» все действия, предпринятые реставраторами.

В результате реконструкции и реставрации в Большом театре восстановлена легендарная акустика (звучание приезжал тестировать Пласидо Доминго), установлены уникальные системы трансформации сцены (так, во время балетных спектаклей пол «гасит» звук, а во время оперных — отражает).

Интерьеры реставрировали по старинным рецептам с использованием водки, яиц и золота. На позолоту украшений из папье-маше понадобилось почти 5 кг золота. Вручную перебрали все 150 тысяч элементов люстры, меняя пришедшие в негодность и подбирая взамен подходящие по цвету аналоги.

Изменилось оформление портала сцены: по гравюрам 1859 года воссозданы первоначальный поднимающийся занавес «Въезд Минина и Пожарского в Москву» Козроэ-Дузе и раздвижной занавес с надписью «Россия» по эскизам Федора Федоровского, переработанным художником Сергеем Бархиным.

Количество мест сократилось с 2200 до 1720, но кресла стали удобнее. Зал приспособлен для зрителей с нарушениями здоровья. Восстановлены интерьеры главного вестибюля, также воссоздан мозаичный пол.

В ходе реконструкции с фасадов театра сняли гипсовых муз, которые были установлены в 1942 году скульпторами Митрофаном Рукавишниковым и Сергеем Кольцовым взамен утерянных в результате бомбежки. Их место заняли скульптуры, созданные коллективом Константина Арабчикова по образцу 1856 года. Была отреставрирована квадрига Аполлона.

«Те реставрационные работы, которые происходили в театре, все выполнены на очень высоком уровне, и многим помещениям действительно возвращен их исторический облик. Они открыты для зрителей в то время как часть из них была закрыта для посещений. В этом отношении совершен реставрационный подвиг, — считает Баталов. — Возвращение зданию первоначального цвета, восстановление фигур муз в нишах на южном фасаде — все это понравилось».

«История с колоннадой называется подлогом»

Однако Андрей Баталов неоднозначно оценил работу тех, кто занимался реконструкцией здания. «При работах в Большом театре был создан опасный для сохранения нашего культурного наследия прецедент, — говорит он. — То есть приспособление здания [под определенные функции] с ущербом для его исторической ценности. Это (я имею в виду изменение северной стены театра для ввоза крупномасштабных декораций) — не сохранение наследия. Жалко, что не удалось там установить колонны от разрушенного портика Бове. Он обладал историко-культурным значением, являлся неотъемлемой частью первоначального здания».

Никита Шангин еще более категоричен. Он утверждает, что сам факт возможности реконструкции Большого театра состоялся только вследствие того, что колоннада сохраняется и переносится в подземный зал.

«У современного оперного театра джентльменский набор — это 4 смены сцен, 4 сменные сценические платформы. Это главная сцена, арьерсцена и правый, и левый карманы. У Большого театра была одна сцена, никаких карманов, никакой арьерсцены не было. Предел существующего здания можно было дать ему только одну сменную сцену — заднюю арьерсцену. Но для этого было нужно разобрать остатки этой колоннады, против чего категорически возражала охрана памятников и Минкультуры. Мы придумали этот наземный зал, которым сейчас все бравируют, и мы придумали эту колоннаду перенести в этот подземный зал, сделав ее главным элементом этого подземного зала», — говорит он.

По его словам, сейчас колоннада «в каком-то пионерском лагере в распиленном состоянии валяется».

«Я считаю, что юридически история с колоннадой называется подлогом, так как на реконструкцию пошли, но условие, при котором было разрешено делать все эти реконструкции, не выполнили», — заявил архитектор Шангин.

Он не скрывает обиду: «Нам в свое время не разрешали даже сделать стеклянные павильоны над выходом из подземного пространства — искажаете исторический облик площади. Моспроект «залудил» этот чудовищный филиал, чудовищный фасад филиала, чудовищный бугор зеленый с какими-то бредовыми лестницами, омерзительный фонтан перед фасадом Большого театра, который бугром выперся. Это можно».

«Большой театр — не музей, и никогда музеем не будет»

Классика останется приоритетом в опере и в балете, рассказал на днях в интервью Reuters Анатолий Иксанов, генеральный директор Большого театра с 2000 года. «Главная сцена останется традиционной. Но это не значит, что мы позволим себе покрыться слоем пыли. Большой театр — не музей, и никогда музеем не будет».

Большой театр — большой «ремонт». Сама история реконструкции театра стала многобюджетной постановкой, распределение ролей в которой, как это водится в театре, было не лишено драматизма.

Как менялся бюджет реконструкции

Реконструкцию и реставрацию Большого театра оплатил федеральный бюджет. «Там ни одной копейки нет, которую бы вложили какие-то инвесторы, и никто не имеет права сейчас говорить, что это он на свои деньги восстанавливал театр, — говорит в интервью BFM.ru Михаил Сидоров, официальный представитель генподрядчика, группы «Сумма». — Государство потратило на этот объект 24,2 млрд рублей. Из них 11 млрд рублей были потрачены за все годы стройки, а еще 11 млрд рублей ушли на механизацию».

Запомним эту цифру — 24, 2 млрд рублей. При этом 22 сентября этого года Анатолий Иксанов сообщил Reuters, что 20 млрд рублей — сумма, которую он ожидал увидеть, хотя строительные компании называли суммы до двух раз больше, что «заставляло чиновников из Министерства культуры краснеть и говорить, что эндемическая коррупция в стране добралась и до сцены».

В мае сумму в 20 млрд рублей озвучивал и министр культуры Александр Авдеев. «Общую сумму сейчас сложно назвать, — сказал тогда чиновник, — потому что идет инфляция. Пять лет назад это была одна сумма, коэффициенты инфляционные росли и не пересчитывались, цемент дорожал и кирпич дорожал. Поэтому сегодняшняя сумма выше той, которая предусматривалась — и не потому, что был перерасход, а потому что была инфляция, экономический кризис, подорожание. Я думаю, что эта сумма вышла за пределы 20 млрд рублей».

Напомним, что перед началом реконструкции театра был обозначен бюджет — 1 млрд долларов (около 25 млрд рублей по тогдашнему курсу).

«Цифра это непростая, тяжёлая, но строить надо. Я думаю, мы сможем сделать так, чтобы в июле начать работы. Держать Большой театр закрытым — всё равно, что держать закрытым вход в Кремль», — сказал 30 марта 2005 года глава Федерального агентства по культуре и кинематографии (ФАКК) Михаил Швыдкой.

Позже независимые эксперты признали эту сумму завышенной. Бюджет со скандалом сократили сначала до 19,5 млрд рублей, затем до 15 млрд рублей, а потом — до 11,7 млрд рублей. Однако к августу 2008 года сумма расходов на реконструкцию выросла до 15,6 млрд рублей.

А в сентябре 2009 года строители озвучили окончательную, как тогда казалось, сумму, необходимую для завершения работ — 32 млрд рублей.

Тогда же разгорелся очередной финансовый скандал: Счетная палата РФ опубликовала результаты проверки, согласно которым бюджет реконструкции ГАБТа был превышен в 16 раз.

Кто же пересчитывал стоимость проекта? Кому было выгодно «выкачивать» из федерального бюджета все новые суммы? И кто ради этого рискнул своей карьерой?

Действующие лица и исполнители

Работы по реконструкции Большого театра ведутся с 1990 года. В 1993 году Большому театру постановлениями федерального и государственного правительства были переданы прилегающие здания и участки. В рамках первой очереди, стоимость которой составила 320 млн долларов, в мастерской №14 «Моспроекта-2» был разработан проект реконструкции этих кварталов (там расположены здание филиала, вспомогательный, инженерный, художественно-производственный корпуса).

Изначально, с 1990 до 1995 года заказчиком реконструкции Большого выступало правительство Москвы. С 1995 по 2003 годы в этой роли был Госстрой.

Масштабная реконструкция Большого театра началась 28 сентября 1995 года. Была построена Новая сцена (открылась в 2002 году), возведен административный корпус с репетиционными залами и костюмерными.

Вторая очередь подразумевала и реставрацию основного комплекса зданий Большого театра.

Госзаказчиком выступило Федеральное агентство по культуре и кинематографии (ФАКК), а заказчиком-застройщиком — ФГУ «Дирекция по строительству, реконструкции и реставрации».

В апреле 1999 года госкомиссия по реконструкции ГАБТ провела тендер по выбору генерального проектировщика второй очереди. Выиграли архитекторы ЗАО «Курортпроект» Михаил Хазанов и Михаил Белов (сумма — 55 млн рублей). Главным архитектором театра был назначен Никита Шангин, занимающий аналогичный пост в «Курортпроекте». В августе 2003 года между ФГУ и ЗАО «Курортпроект» был заключен договор на проектирование второй очереди на сумму около 164,329 млн рублей.

В том же 2003 году в результате административной реформы было создано Министерство культуры под руководством Александра Соколова, однако контроль за реконструкцией Большого остался за Дирекцией по строительству, реконструкции и реставрации при ФАКК, которое возглавлял Михаил Швыдкой.

Кстати, с 2003 года в ФГУ сменилось 6 директоров: Феликс Киселев, Михаил Исаев, Иван Боровицкий, Валерий Меньшов, Яков Саркисов (с ноября 2008 по февраль 2010 года), сейчас эту должность занимает Алексей Супрунов.

В 2004 году «Техноинторг» по поручению Дирекции по строительству, реконструкции и реставрации ФАКК провел тендер на генерального подрядчика второй очереди. Победителем стала фирма «Напред» (Сербия, Черногория) с контрактом на 250 млн долларов. Однако вскоре «Напред» отказалась от проведения работ.

Генподрядчика пришлось выбирать из российских компаний, которые тоже участвовали в конкурсе, но проиграли. В январе 2005 года выбор пал на ЗАО «СУИпроект» (она участвовала в тендере в составе ЗАО «СУИхолдинг», президентом которой был Азарий Лапидус, близкий к Владимиру Евтушенкову). Сумма контракта составила 11 млрд 949 млн 69 тысяч 700 рублей. В конкурсе на выбор поставщика технического оборудования победителем стала немецкая Bosch Rexroth AG.

ЗАО «СУИпроект» было генподрядчиком проекта до мая 2009 года.

Первый громкий скандал разразился в августе 2005 года. Герман Греф, занимавший тогда пост министра экономического развития, урезал бюджет проекта с 25 млрд до 19,5 млрд рублей.

Впрочем, этому предшествовала многоходовая комбинация. Министр культуры Александр Соколов в пылу борьбы за контроль над реконструкцией Большого театра обвинил Михаила Швыдкого в том, что в ФАКК «откаты на всех этажах». После этого заявления обе стороны «пожаловались» друг на друга президенту: Путин приехал в ГАБТ и, обращаясь к Минэкономразвития, заявил о необходимости подумать над сокращением сметы. Так Герман Греф стал «союзником» Соколова.

Но Минкульту этого было мало: там решили «снять» с роли и ФАКК, и сам проект. Замысел открылся 1 августа 2005 года, когда на совещание в МЭРТ проник глава фирмы Mercata Trading (она получила известность благодаря скандалу с реконструкцией Кремля) Виктор Столповских и предложил провести реконструкцию Большого театра за 9 млрд рублей.

Кстати, компания «Напред»выиграла конкурс именно с суммой в 9 млрд рублей, но потом признала, что это был демпинг в надежде на то, что потом цифра вырастет.

После этого советник министра культуры Дмитрий Амунц (который в 1998 –1999 годах был вице-президентом австрийской группы компаний «Мабетекс», занимавшейся реставрацией Кремля и Московской консерватории) заявил, что итоги конкурса по Большому театру могут быть пересмотрены.

Но Греф на пересмотр итогов тендера не согласился. Швыдкому пришлось смириться с оптимизацией бюджета реконструкции (смета была снижена до 19,5 млрд рублей), но он сохранил контроль над реализацией проекта.

Позже Анатолий Иксанов был вынужден согласиться на сокращение сметы до 15 млрд рублей, которая затем «ужалась» до 11, 7 млрд рублей.

Однако за кулисами интриги не прекращались. Смета каким-то непонятным образом разрасталась. И в феврале 2006 года с поста сопредседателя попечительского совета Большого театра, громко хлопнув дверью, ушел мэр Москвы Юрий Лужков. Официальная версия его демарша — «плохая» концепция и завышенный бюджет проекта. Неофициальная — недостаточное влияние на процесс.

В августе 2008 года из проекта вышел архитектор Никита Шангин, поскольку в проект были введены недопустимые, по его мнению, изменения. «Я был не согласен с положением «шестерки», в которое поставили автора. С тем, что мнение автора не ставилось ни в грош, что все решали чиновники, принимали решения абсолютно неправомерные, уродующий проект. После смены строителей, все это делалось в угоду строителям, в угоду воровству, которое там процветало, там все пропитано было этим», — говорит Шангин в интервью BFM.ru.

На тот момент запланированная стоимость работ по реконструкции Большого театра уже возросла почти в 10 раз — до 1,5 млрд долларов, а окончание работ перенесли на 2013 год.

«Я не подписывал ни один финансовый документ. Я просто понимал всегда, что такого рода реконструкция — самая дорогостоящая реконструкция оперного театра. Поэтому когда все эти разговоры были по поводу завышенной стоимости и так далее, я всегда говорил, что я верю тем экономистам, которые рассчитывали стоимость данного проекта. И мировой опыт он вполне корреспондируется с той стоимостью, которая была в 2004 году посчитана, на тот момент. Сколько в результате получилось, я не знаю. Но то, что там все пронизано было откатами, это ощущалось, просто витало в воздухе. Но я никакого отношения к финансовой стороне не имел, я работал за свой должностной оклад», — рассказывает Никита Шангин.

Ремарка

В отчете СП РФ о проверке реконструкции ГАБТ, напомним, говорилось, что из-за грубых нарушений законодательства за период реализации проекта стоимость выросла в 16 раз относительно суммы, запланированной изначально.

Только в 2008-2009 годах стоимость работ увеличена на сумму 943,9 млн рублей. Кроме того, указывали аудиторы СП, определение цен госконтрактов систематически осуществлялось произвольно, без необходимого технико-экономического обоснования, а определение стоимости работ в ряде случаев производилось при отсутствии проекта. Необоснованное увеличение стоимости работ в результате пересмотра начальных цен контрактов, предусмотренных аукционной документацией, составило только в 2008 году 158 млн рублей.

В сентябре 2009 года было заведено уголовное дело по ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями): с 2003 года по 2009 год в пользу ЗАО «Курортпроект» было перечислено 98,4 млн рублей по первоначальному соглашению и около 860 млн рублей по дополнительным соглашениям. Как следовало из результатов прокурорской проверки, подготовка рабочей документации была оплачена трижды. По данным Счетной палаты, ЗАО «Курортпроект» вместо планируемых сначала 98 млн рублей всего было выплачено более 1,5 млрд рублей.

«Курортпроект» иск не признал, считая, что по нему должен отвечать заказчик — ФГУ «Дирекция по строительству, реконструкции и реставрации».

«ЗАО «Курортпроект» было тем каналом, через который финансировались все субподрядчики, а количество субподрядчиков росло как снежный ком, — комментирует Шангин. — Эти иски были чисто пиар-акции, они были полным пшиком, и они должны были закончиться полным пшиком. Проектировщики имеют копейки по сравнению со строителями, в финансовом плане 3% от строительства — это хорошая цена, если она есть».

По словам архитектора, в 1998 году, когда проходил тендер на определение генподрядчика, еще не было определено задание на проектирование: не было ясно, что нужно делать с Большим и сколько это будет стоить реально.

«Задание на проектирование было подписано только в 2003 году, вот за эти пять лет мы сделали 10 вариантов эскизного проекта реконструкции, причем практически ничего за это не получили, — вспоминает Шангин. — Варианты были от капитального ремонта до сверхавангардистских. В результате стали делать нечто среднее. И даже такие вещи, когда после 1998 года добавилось техобследование, технический мониторинг, сценическая технология, добавилось подземное пространство, об этом изначально вообще речи не шло».

Третий звонок

Работы по реконструкции затягивались, и терпение властей лопнуло. В мае 2009 года Дмитрий Медведев создал межведомственную группу, которую возглавил один из руководителей администрации президента Александр Беглов. Было принято решение расширить сеть подрядчиков, и к работам на объекте привлекли 29 субподрядных организаций.

В июне 2009 года в межведомственную группу призвали Лужкова. А три месяца спустя по поручению московского правительства, субподрядчиком строительства подземного репетиционно-концертного зала Большого театра (стоимость подряда составила 1,5 млрд рублей) стала группа «СУ-155».

«В результате, после того, как на белом коне туда въехал Лужков со своей командой и они там погуляли по буфету, мы опять увидели второй вариант филиала с этим мерзким лужковским классицизмом, от которого уже просто воротит всех нормальных людей, — рассказывает Никита Шангин. — Когда началась реконструкция основного здания, то руководство театра громогласно заявляло, что хватит с нас филиала, теперь на пушечный выстрел не подпустим тех, кто делал филиал, не допустим этой безвкусицы, которая там была. В результате все вернулось на круги своя».

Смена декораций

Однако перемены декораций были неизбежны. У «СУИпроекта» на тот момент уже не хватало мощностей для реализации проекта, да и большая часть выделенной из бюджета суммы была к тому моменту уже освоена. Юрий Саркисов начал подыскивать замену генподрядчику. Но тут с предложением о покупке контрольного пакета акций «СУИпроекта» вышла компания «Сумма капитал» (с 16 августа 2011 года — Группа «Сумма»), основатель которой Зиявудин Магомедов является попечителем Большого театра.

Существует и другая версия: Кремль был заинтересован выдавить из знакового проекта лужковскую команду, и поэтому компании «Сумма капитал» «помогли» стать генподрядчиком. В июне 2009 года компания Магомедова закрыла сделку по покупке пакета «СУИпроекта».

В группу «Сумма» (основным акционером считается Зиявудин Магомедов, но компанией управляет и его старший брат Магомед, экс-сенатор от Смоленской области), входят крупнейший в России Новороссийский морской торговый порт, один из крупнейших строительных подрядчиков «Транснефти» компания «Стройновация», Якутская топливно-энергетическая компания, Первая горнорудная компания и др. Активы под управлением «Суммы» руководитель управления развития продуктов ФГ БКС Дмитрий Кашаев оценивает очень приблизительно в 3-5 млрд долларов. Какова доля Зиявудина Магомедова, непонятно, писали ранее «Ведомости». По оценкам Forbes, в этом году состояние бизнесмена оценивалось в 750 млн долларов, журнал «Финанс» — 3 млрд долларов. Зиявудин Магомедов возглавляет российский Деловой консультационный совет при АТЭС.

«Была ситуация, когда в 2009 году, чтобы запустить проект в качестве оборотных средств был внесен со стороны основателя группы «Сумма» 1 млрд рублей, — рассказал BFM.ru Михаил Сидоров. — Но это не были инвестиции. Это деньги, которые потом возвращаются».

Он уточнил, что на момент вхождения «Суммы» в проект Большого театра проектная документация была готова лишь на 15%. «Четыре года идет стройка, а проектной документации нет на 85%. Это одна из самых больших проблем Большого театра в тот момент, потому что строители, ведя работы, не имели утвержденных конечных проектов того, что они делают. Это был проект, который испытывал большие сложности, — говорит собеседник BFM.ru.

Он напомнил, что ситуация была очень не простая, всего на стройке работало около 300 человек, им предстояло выполнить сложнейшее инженерное действие — перенос старого здания на новый фундамент. «В этот момент здание буквально висело в воздухе — там более 5 тысяч свай, которые поддерживали старые стены. И так как их надо было сохранить, вручную из-под него вынули весь фундамент. Предстояло все эти 5 тысяч свай убрать и старое здание поставить на новый фундамент. Это было очень опасно, театр мог реально рухнуть», — рассказал Михаил Сидоров.

Между тем, отношения между Лужковым и главой ФГУ Яковом Саркисовым накалились до предела. В мэрии говорили, что Саркисов срывает сроки выполнения работ и не хочет вносить коррективы в проект. В этом поединке Лужков победил, и в феврале 2010 года должность руководителя дирекции занял Алексей Супрунов (компания «Интекс», дочка «Суммы»).

Не справились с ролью

Однако Юрию Лужкову так и не удалось попасть в историю в качестве «спасителя» Большого театра. Недаром эксперты называют этот проект «медведевским».

В сентябре 2010 года Лужков утратил доверие президента и был отправлен в отставку с поста мэра, а в феврале 2011 года Дмитрий Медведев исключил его из состава межведомственной рабочей группы по вопросам реконструкции ГАБТ.

Вслед за ним отправился и экс-заместитель главы Минрегиона Сергей Круглик (он был наказан за политику ценообразования, которая привела к росту стоимости строительства в России).

Из комиссии «попросили» также бывшего руководителя департамента дорожно-мостового и инженерного строительства Москвы Александра Левченко и замначальника Главного контрольного управления президента РФ Маргариту Рудакову.

Соответственно, в комиссию вошли Сергей Собянин и Зиявудин Магомедов. К этому моменту, по словам Михаила Сидорова, компания-генподрядчик, уже «вышла в реальные сроки».

Алексей Мухин, генеральный директор центра политической информации комментирует BFM.ru: «Реконструкция Большого театра — с одной стороны, дело федеральной важности, а с другой стороны, для Юрия Михайловича Лужкова, была делом имиджевым. Но московские чиновники и федеральные чиновники не смогли сдержаться, и удорожание данного проекта было искусственным. Мои знакомые подрядчики говорили, что сумма оказалась завышенной в 4-5 раз».

Политолог отмечает, что увольнение Лужкова прошло как раз на фоне завершения этого проекта, поэтому эксперты связали эти два события вместе, хотя одно к другому отношения не имеет.

«Конфликтующие стороны, конечно, использовали очень высокий эмоциональный фон отношений [между экс-мэром Москвы и президентом], но Лужков лишился должности совсем по другой причине. Мне кажется, что замена федеральными властями региональных начальников носила системный характер. И если реконструкция Большого в какой-то степени была связана с этим увольнением, то только опосредованно: она была лишь одной из причин того, что бывший московский мэр лишился должности».

Занавес

«Это самый дорогой оперный театр Европы получается, — отмечает архитектурный критик Григорий Ревзин. — При том, что нельзя сказать, что он самый технологически оснащенный, самый передовой, самый большой. Он просто в пять раз дороже Парижской оперы. У нас получилось, что квадратный метр в Большом театре стоит почти на порядок дороже, чем в европейских аналогах».

Торжественное открытие Большого (и самого дорогого театра в Европе) состоится 28 октября. Церемонию возглавит президент Медведев. На гала-концентр билетов не достать. Екатерина Новикова, руководитель пресс-службы Большого театра рассказала BFM.ru: «На концерт-открытие билеты не продаются, их распределением занимается администрация президента РФ, и в зале будут только приглашенные».

Однако уже сейчас ясно, что и на другие спектакли в Большой попасть будет сложно. Рядовым любителям оперы и балета придется, как в старые добрые времена, гоняться за дефицитом (билеты в Большой всегда таковым считались) и переплачивать.

«Очень хочу на вновь открывающуюся основную сцену Большого «Руслана и Людмилу» Юровского-Чернякова. Сейчас, за месяц с лишним, на сайте театра билетов нет. На билетных сайтах посторонних есть, стоимость в партер, амфитеатр и даже балкон — от 9000 до 12000 рублей», — сетует один из блогеров. Ну почему, задается он вопросом, на «Валькирию» в Нью-Йорке в центр партера можно попасть за 120 долларов, а в Большой — нельзя.

Сколько же будет стоить у спекулянтов билет на предновогодний спектакль «Щелкунчик», даже предположить трудно. Ладно бы еще затраты на реконструкцию отбивались, а так двойное «обложение» зрителей-налогоплательщиков получается.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию