16+
Пятница, 20 октября 2017
  • BRENT $ 57.33 / ₽ 3283
  • RTS1138.64
17 октября 2011, 22:56 ОбществоПраво

Наследница L’Oreal больше сама себе не хозяйка

Лента новостей

Наследница крупнейшей в мире косметической империи L’Oreal Лилиан Бетанкур больше не сможет распоряжаться своим состоянием, которое по объемам является вторым по величине во Франции

Фото: AP
Фото: AP

Наследница крупнейшей в мире косметической империи L’Oreal Лилиан Бетанкур больше не сможет распоряжаться своим состоянием, которое обеспечивало ей вторую строчку в списке богатейших людей Франции. Суд вынес решение, согласно которому Бетанкур будут опекать ее дочь и внуки.

Состояние Лилиан Бетанкур — наследницы косметической империи L’Oreal — в марте этого года оценивалось журналом Forbes в 23,5 млрд долларов. В списке миллиардеров мира по версии журнала она занимает 15 строчку. Во Франции она является самой богатой женщиной страны и находится на втором месте по величине состояния среди французов, уступая лишь Бернару Арно (LVMH).

Теперь единственная дочь Лилиан Бетанкур, Франсуаза Бетанкур-Мейер, и два ее внука будут контролировать имущество и материальные ценности наследницы косметической империи L’Oreal. Третий, самый старший, внук назначен персональным опекуном госпожи Бетанкур, он будет следить за состоянием ее здоровья. Такое решение сегодня вынес французский суд, передает BBC на основании медицинской экспертизы, данные которой сегодня обнародовала Le Monde. Газета сообщила, что Лилиан Бетанкур страдает от «слабоумия смешанного типа» и болезни Альцгеймера.

Жан-Рене Фартуа, адвокат Лилиан Бетанкур, сообщил, что намерен подать апелляцию на решение суда. Ее бывший адвокат Паскаль Вильхельм, который в январе этого года был назначен управляющим ее финансовыми делами, заявил, что решение суда «глубоко расстроит мадам Бетанкур» и что ее реакция «скорее всего, будет отрицательной», передает Business Week.

В опубликованном в воскресном номере Journal du Dimanche Лилиан Бетанкур заявила о том, что она покинет Францию, если ее дочь выиграет в суде дело об опекунстве. «Я уеду за границу. Если моя дочь будет моим опекуном, я буду чувствовать себя подавленной», — заявила Бетанкур. Ранее в этом месяце Бетанкур через своего адвоката сделала заявление, что готова лишить дочь акций косметического гиганта на 15 млрд евро.

Сложные отношения матери и дочери стали достоянием общественности в 2009 году, после того, как Франсуаза обратилась в суд с требованием признать ее мать невменяемой и неспособной распоряжаться своим состоянием.

Причиной обращения стали, в том числе, и чрезмерно теплые, по мнению дочери, отношения Лилиан Бетанкур с фотографом Франсуа-Мари Банье, которому она сделала подарки на сумму свыше 1 млрд евро (около 1,4 млрд долларов). В список подарков входили предметы искусства, недвижимость, денежные пожертвования. Бетанкур застраховала жизнь Банье, а также постоянно выписывала ему чеки на крупные суммы. Взамен светский лев ввел ее в высшее общество Франции. Их знакомство, как признавалась в одном из интервью Бетанкур, длилось почти два десятка лет. Франсуаза Бетанкур-Мейер полагала, что ее мать после смерти мужа в 2007 году лишилась рассудка, а Банье воспользовался ее состоянием.

Сама же Лилиан Бетанкур всячески отрицала подобные предположения, утверждая, что она принимала решения о дарении подарков самостоятельно и находилась при этом в здравом уме. «Моей дочери пора бы понять, что я свободная женщина», — заявила она.

Постепенно взаимных обид становилось все больше. К примеру, в октябре 2010 года Бетанкур выдвинула против дочери обвинение в психологическом насилии. При этом количество действующих лиц все увеличивалось. Семейная история достигла государственных масштабов, когда в скандале оказались замешаны действующий президент Франции Николя Саркози и министр труда Франции Эрик Верт.

Мажордом мадам Бетанкур записывал все ее разговоры с домашними, позднее аудиоматериалы стали достоянием общественности. Обратили на них внимание и правоохранительные органы, поскольку из них следовало, что Бетанкур могла уклоняться от уплаты налогов и выводила средства на счета в Швейцарии.

Кроме того, в результате проверки дел наследницы L’Oreal выяснилось, что она незаконно финансировала избирательную кампанию президента. Деньги поступали Верту. По этому поводу следователи даже провели проверки в штабе партии Саркози. Сам Саркози все обвинения отверг.

В декабре 2010 года мать и дочь Бетанкур выступили с совместным заявлением, согласно которому они завершили все судебные споры. Аналогичные заявления появлялись и в марте этого года, когда сообщалось, что мать и дочь достигли мирового соглашения. Кроме того, Лилиан Бетанкур обязалась прекратить свои отношения с Банье и своим финансовым советником Патрисом де Мэстром, который, по версии следствия, в 2007 году участвовал в передаче средств со счетов Лилиан Бетанкур на предвыборную кампанию Саркози.

Однако уже в июне этого года Франсуаза вновь обратилась в суд, после того, как ее перестали устраивать действия Вильхельма и других лиц из окружения ее матери. В частности, ее не устроило, что Лилиан Бетанкур инвестировала в компанию, адвокатом которой был Вильхельм. После этого он был вынужден отойти от дел.

Официальные представители L’Oreal сегодня отказались комментировать решение суда.

В Париже во время торгов акции компании выросли на 3,4%, до 81,17 евро. По состоянию на 19:10 мск акции компании торговались на уровне в 79,12 евро за бумагу (+0,79%). Лилиан Бетанкур и ее семье принадлежит в общей сложности 30,85% акций L’Oreal. Другим крупнейшим акционером косметического гиганта является Nestle. Его доля — 29,6%. Решение суда об опекунстве не повлияет на ранее достигнутые договоренности между L’Oreal и Nestle о праве преимущественного приобретения доли в L’Oreal, которое действует до 29 апреля 2014 года. В сегодняшнем заявлении Франсуазы Бетанкур говорится о том, что опекуны Бетанкур хотят поддерживать развитие компании.

Рекомендуем:

  • Фотоистории