16+
Воскресенье, 22 октября 2017
  • BRENT $ 57.94 / ₽ 3330
  • RTS1134.45
19 октября 2011, 11:35 ПравоПолитика

Двойственные впечатления от Кати Затуливетер

Лента новостей

Из показаний, которые россиянка Екатерина Затуливетер давала в суде в рамках дела о ее депортации из Великобритании, вырисовываются две совершенно разные персоны

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

Одна — девушка из глубинки, решившая еще подростком, что ее способности лучше всего проявятся на дипломатическом поприще. Студентка, которая благодаря неустанному труду и финансовой помощи родных получила блестящее образование на родине и в Британии. Молодой специалист в области разрешения конфликтов, чьи данные настолько впечатляли, что после стажировки в международных организациях она получила работу помощника британского парламентария.

Другая персона — это расчетливая и прагматичная натура, которая с 18 лет умело использовала свой интеллект и внешнюю привлекательность, чтобы заводить знакомства с высокопоставленными иностранными дипломатами, не пренебрегая близкими отношениями с ними. Человек, использовавший пристрастие одного из британских политиков к слабому полу, чтобы получить доступ к парламентской документации. Возможный агент российской разведки, состоявшая в контакте с представителем посольства России, который был впоследствии депортирован из Британии.

Девушка, умеющая за себя постоять

По крайней мере, адвокаты, представлявшие две стороны, исходили из этих двух совершенно противоположных представлений о Екатерине Затуливетер. В частности, отвечая на вопросы своего адвоката Тима Оуэна, она в подробностях описала свои встречи с представителями разведывательных служб Британии. Всего таких встреч или, точнее, допросов в 2009-2010 годах, было шесть. Проводились они, как говорит Затуливетер, в ряде лондонских гостиниц. По словам Затуливетер, допрашивавшие ее агенты не знали русского языка и понятия не имели о русском менталитете: «Все их представления о России сводились к тому, что им было известно о Советском Союзе».

По мнению Затуливетер, допросы велись непрофессионально: не было стенографа или магнитофона. «Когда нужно было вернуться к прежней теме разговора, агент цитировала сказанное мною по своим записям, сделанным вручную, искажая их смысл», — рассказала она

Вопросы, который от лица британского МВД задавал адвокат Джонатан Глассон, касались личной жизни Затуливетер и ее контактов с приезжими иностранцами, их положения и возраста, целей их приезда в Россию. Из ответов Затуливетер следовало, что до встречи с британским парламентарием Хэнкоком у нее были сексуальные отношения, по крайней мере, с одним дипломатом, а также флирт с другим иностранцем, который хотел пригласить ее за рубеж, однако позже передумал.

После того, как Затуливетер прервала отношения с Хэнкоком, она познакомилась со служащим НАТО и, по словам адвоката Глассона, проявляла настойчивый интерес к его работе.

Затуливетер настаивала на том, что ее интерес к этим людям был продиктован не служебным положением этих людей, а их человеческими качествами.


Под занавес своих вопросов Джонатан Глассон напрямую обвинил Затуливетер во лжи:
Глассон: Вы лгали. Невозможно представить, чтобы разведывательные службы России не пытались выйти на вас.
Затуливетер: Я не лгу.
Глассон: Вы были больше, чем просто референт.
Затуливетер: Это смешно.
Глассон: Вы работали на разведывательные службы России.
Затуливетер: Нет, у вас нет доказательств этого. Я не сделала ничего противозаконного. Что касается моих отношений, то это моя личная жизнь. Любой человек будет чувствовать дискомфорт, если задаются вопросы о личной жизни.

История про Бориса

Председательствовавшего на слушаниях судью Миттинга интересовали, помимо прочего, обстоятельства знакомства Затуливетер с сотрудником российского посольства в Лондоне, фигурировавшим под псевдонимом «Борис».

По словам Затуливетер, человек, представившийся сотрудником посольства России в Лондоне, встречался ей несколько раз на ряде мероприятий, проводившихся в различных исследовательских и научных центрах в Лондоне.

«После одной такой встречи, — говорит Затуливетер, — мы натолкнулись друг на друга возле станции метро. В поезде мы обменялись визитками. Это было где-то в 2008 году». По словам Затуливетер, она отказалась встречаться с «Борисом», так как Хэнкок отсоветовал ей делать это.

Судью также интересовали разночтения в датах ее дневника, который был одним из вещественных доказательств, представленных защитой, и ее финансовое положение.

Девушка с характером

Это был долгий и изматывающий день для всех, кто был в зале суда. Несмотря на обилие вопросов и тон, в котором они задавались Джонатаном Глассоном, Затуливетер держалась довольно уверенно. Она несколько раз обвинила Глассона в том, что он перефразировал некоторые из положений ее письменного заявления, представленного в суде. По ее словам, информация, к которой она работала в парламенте, не была секретной.

«Мои отношения с Хэнкоком прекращались в здании парламента», — сказала она. Некоторые ее ответы вызвали улыбку у присутствующих:

Судья Миттинг: После визита в Москву в 2006 году Хэнкок направлялся в Ирак. Как вы узнали об этом?
Затуливетер: Он сказал мне об этом сам.
Судья Митинг: Но вы интересовались, какого характера будет эта поездка?
Затуливетер: Навряд ли бы он направился в Ирак на отдых.


Разбирательства в понедельник завершились закрытым заседанием, журналистов попросили удалиться из зала суда. По словам официальных представителей, слушания могут продолжиться еще несколько дней, возможно, до следующей среды.

Роза Кудабаева
Русская служба Би-би-си

Рекомендуем:

  • Фотоистории