16+
Пятница, 22 марта 2019
  • BRENT $ 67.68 / ₽ 4323
  • RTS1237.68
2 ноября 2011, 10:38 Банки, вклады и кредитыПраво

На Андрея Бородина в суд привезли чемодан компромата

Лента новостей

Суд приступил к рассмотрению иска экс-президента Банка Москвы о выплате ему компенсации в 140 млн рублей за досрочное расторжение трудового договора. Юристы банка пытаются доказать неправомерность самого договора

Экс-президент Банка Москвы Андрей Бородин требует компенсацию в размере более 140 млн рублей за досрочное расторжение трудового договора.  Фото: РИА Новости
Экс-президент Банка Москвы Андрей Бородин требует компенсацию в размере более 140 млн рублей за досрочное расторжение трудового договора. Фото: РИА Новости

Мещанский суд Москвы приступил к рассмотрению иска бывшего президента Банка Москвы Андрея Бородина. Он требует выплаты ему компенсации в размере более 140 млн рублей за досрочное расторжение трудового договора. Представители Банка Москвы считают, что истцу ничего не должны, а вышеназванный документ бывший топ-менеджер заключил «в обход закона». Юристы привезли в суд целый чемодан компромата на Бородина и привели примеры злоупотреблений с его стороны.

На заседание, которое прошло 1 ноября, представители Банка Москвы прибыли во всеоружии: помимо довольно увесистого чемодана, у них с собой было несколько объемных пакетов с документами.

Интересы Бородина представляли сразу три юриста.

Напомним, бывший президент Банка Москвы подал иск к своему бывшему работодателю в середине августа. В нем заявитель указал, что в соответствии с дополнительным соглашением к трудовому договору при его досрочном расторжении по инициативе банка вне зависимости от причин и не позднее десяти рабочих, как он прекратит исполнять обязанности президента банка, ему причитается компенсация в размере 5 млн долларов по текущему курсу Банка России на день выплаты (около 140,7 млн рублей).

Истец просит суд взыскать эту сумму, а также набежавшие «проценты». Последние, как пояснил представляющий интересы истца адвокат Михаил Доломанов, составили уже более 7 млн рублей. Однако этим дело может не ограничиться: Бородин вправе потребовать возместить ему моральные страдания за то, что его «оболгали».

Андрей Бородин был отстранен от занимаемой должности, а также от членства в совете директоров банка решением Тверского суда Москвы 11 апреля этого года. Это было сделано по просьбе Следственного департамента МВД, который подозревает Андрея Бородина и его бывшего первого заместителя Дмитрия Акулинина в мошенничестве (статья 159 УК). Речь идет о выделении в 2009 году Банком Москвы кредита на 12,5 млрд рублей компании «Премьер Эстейт». Деньги, по версии следствия, в итоге оказались на личном счете жены экс-мэра Москвы Елены Батуриной. 5 мая Бородин и Акулинин были заочно арестованы. Незадолго до этого оба успели выехать за рубеж.
Бородин утверждает, что дело в отношении него — это месть за то, что он публично заявил о злоупотреблениях при приобретении ВТБ у правительства Москвы 46,5-процентного пакета акций Банка Москвы. Бывший топ-менеджер утверждает, что103 млрд рублей, вырученных от сделки, до сих пор не поступили в бюджет города.

Как заявил на заседании Михаил Доломанов, полномочия его доверителя как президента Банка Москвы были досрочно прекращены внеочередным собранием акционеров 21 апреля этого года. Причем Бородин был уволен по статье, в которой ни слова не говорится о нарушениях с его стороны.

«Вина Бородина хорошо известна. Это вина человека, который создал банк с нуля и за 16 лет довел его до всемирно признанного мирового института, который принципиально поставил вопрос о нарушениях при приватизации акций, принадлежавших правительству Москвы», — заявил Доломанов.

Он сообщил, что его доверитель обратился в суд за защитой социальных гарантий и восстановлением справедливости. «Это не спор какого-нибудь алчного человека. Все деньги истец направит на благотворительность», — пояснил адвокат. (Ранее Бородин сообщал о намерении перечислить средства, которые он отсудит, в фонд «Добросердие»). Юрист отметил, что уголовное дело против его доверителя — это «элемент сведения счетов».

«Уход» от алиментов и 17 томов компромата

Представители Банка Москвы в суде заявили, что не признают иск. Видимо, для того, чтобы поддеть своего процессуального противника, они направили свой отзыв по делу не адвокатам истца, а на московский адрес Андрея Бородина, хотя прекрасно знали, что последний вот уже несколько месяцев живет не в России.

Юристы акцентировали внимание суда на том, что президентом банка Андрей Бородин был переизбран в последний раз 28 июня 2007 года, и только спустя три года — 30 апреля 2010 года с ним был заключен трудовой договор.

Причем до этого ежемесячный оклад Бородина составлял 1,6 млн рублей, а с 1 мая 2010 года руководитель банка неожиданно подписал приказ о снижении себе зарплаты до 85 тысяч рублей.

«Вы не знаете, с чем связан подобный альтруизм?» — поинтересовалась у адвоката истца заместитель начальника управления Банка Москвы по работе с судебными органами Марина Рябчикова.

«Это стоит выяснить у более сильной стороны — работодателя», парировал Доломанов. При этом юрист отметил, что претензий к его доверителю у руководства банка не было, а вопрос о том, выполнял ли Бородин трудовой договор надлежащим образом, он назвал «риторическим».

Вскоре юристы Банка Москвы предъявили все свои козыри. Так, Марина Рябчикова объяснила неожиданное падение зарплаты Бородина тем, что топ-менеджер попросту не хотел платить своим двум детям алименты. Эту обязанность на него возложил 15 апреля 2010 года Хамовнический суд Москвы, сказала она. Представитель ответчика отметила, что все эти годы Бородин не стремился заключать трудовой договор, так как ему это было попросту «не нужно и не интересно». «Он имел возможности платить себе бонусы в обход Совета директоров», — заявила представитель ответчика. Она отметила, что 16-летнее руководство банком Бородиным было не так уж безупречно.

В обоснование своей позиции Рябчикова рассказала о результатах проверки деятельности Банка Москвы за 2009–2011 годы, которую в этом году провел Центробанк. «Вот все 17 томов», — демонстративно откинула крышку чемодана юрист и привела несколько наиболее ярких, на ее взгляд, злоупотреблений со стороны Бородина.

Так, по словам Рябчиковой, в феврале этого года президент Банка Москвы распорядился выплатить себе бонус по итогам работы за 2010 год, который составил 233,2 млн рублей. «Оснований для выплаты бонуса не было, так как убыток за 2010 год составил 50 млрд рублей», — заявила юрист. Впрочем, как пояснила Рябчикова, если бы основания для выплаты бонуса и имелись, Бородин мог рассчитывать на 1,5%, а никак не на 2% от балансовой прибыли, «но он не счел нужным умерить свои аппетиты»

Кроме того, как рассказала Рябчикова, на президента банка была возложена ответственность за хранение первичной учетной документации. Однако после ухода Бородина выяснилось, что отсутствуют оригиналы 53 кредитных договоров со спецзаемщиками на сумму в 9 млрд рублей. «Видимо он понимал, что эти договоры фикция», — заметила юрист. Она также сообщила, что проверка ЦБ вскрыла нарушения при формировании резервов на ссуды. Оказалось, что имелся целый список компаний, которым кредиты выдавались «с поблажками». Около двух десятков фирм были, по сути, фиктивными — они не вели хозяйственной деятельности, а возглавляли их номинальные директора. Большинство фирм вообще не удалось разыскать по адресам, указанным в досье банка. Между тем, 92 спецзаемщикам были выданы кредиты на 100 млрд рублей, отметила Рябчикова.

Договор в обход закона

Юрист подчеркнула, что 16 лет руководства банком Андреем Бородиным привело, «мягко говоря, к нестабильности» кредитного учреждения, которое было вынуждено обратиться за финансовой поддержкой к Агентству по страхованию вкладов. Санация кредитного учреждения началась в конце сентября.

Говоря о наличии трудового договора Бородина, представитель банка заявила, что он был заключен неправомерно. Рябчикова подчеркнула, что согласно статье 69 закона «Об акционерных обществах» и уставу кредитного учреждения, договор мог быть подписан только председателем совета директоров банка, которым являлся Олег Толкачев. Однако трудовой договор и дополнительное соглашение с Бородиным подписал почему-то его заместитель Лев Алалуев, который не имел на это никакого права. «Таким образом, у Банка Москвы не могло возникнуть оснований для выплаты Бородину компенсаций», — резюмировала юрист.

Она добавила, что Бородин являлся членом совета директоров банка и входил в состав правления. Поэтому юрист расценила трудовой договор с Бородиным как «сделку с заинтересованностью», которую должен был одобрить совет директоров. Однако эта процедура также не была соблюдена. «Трудовой договор был заключен в обход закона», — полагает представитель ответчика.

Рябчикова высказала сомнения в подлинности представленного в суд документа на том основании, что листы трудового договора не были сшиты, а печать банка имеется лишь на последней странице. «Да, Алалуев подписал последнюю страницу, но знал ли он содержание предыдущих?» — обратилась к суду представитель ответчика. Марина Рябчикова напомнила, что Бородин четырежды избирался президентом банка и ни разу не заключал трудового договора.

Михаил Доломанов назвал все утверждения юристов Банка Москвы голословными. «Ответчику прекрасно известно, что только в этом году на содержание детей Бородина была выплачена сумма, измеряемая восьмизначными цифрами», — ответил юрист на первое обвинение в адрес своего клиента.

Адвокат указал, что до этого многие годы ЦБ проводил проверки Банка Москвы и у него не возникало претензий к его руководителю. Претензии же появились лишь после скандальных заявлений Бородина. Доломанов назвал аргументы своих оппонентов «скупыми выдержками, не дающими всей картины», а также «лживыми доводами». Он ходатайствовал об истребовании из банка протоколов совета директоров, чтобы доказать, что Алалуев имел право подписывать трудовые договоры.

«Мы провели полнейшую ревизию протоколов. Такого нет», — парировала Марина Рябчикова и передала суду заявление Олега Толкачева. Тот сообщал, что не уполномочивал своего зама подписывать трудовой договор с Андреем Бородиным. Следующим козырем ответчика стало письменное объяснение Льва Алалуева, который подтверждал это.

В ответ представители истца заявили, что у них есть нотариально заверенное заявление секретаря совета директоров Романа Готкина, который уверяет, что был свидетелем собрания, на котором на Льва Алалуева возложили функции заключать трудовые договоры с сотрудниками банка.

В итоге, суд принял решение вызвать на процесс Романа Готкина и Льва Алалуева — они будут допрошены как свидетели 8 ноября. А через неделю, 15 ноября, Следственный департамент МВД ждет для допроса в качестве свидетеля бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова, сообщил BFM.ru адвокат экс-мэра Генри Резник. Бывший градоначальник даст показания по делу о выдаче Банком Москвы многомиллиардного кредита фирме «Премьер Эстейт».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию