16+
Среда, 2 декабря 2020
  • BRENT $ 47.01 / ₽ 3565
  • RTS1315.80
24 декабря 2011, 19:43 ОбществоПолитика

На Сахарова представили Россию без Путина

Лента новостей

И организаторы митинга, и полиция едины в оценке того, что митинг на Сахарова собрал еще больше участников, чем Болотная

Фото: Евгения Мангутова/BFM.ru
Фото: Евгения Мангутова/BFM.ru

На проспект Сахарова пришло больше народу, чем за две недели до того на Болотную: в этом сходятся и ГУВД Москвы, и организаторы митинга, хотя их оценки численности участников расходятся в несколько раз. Это, вероятно, — главный итог субботы в Москве.

Теперь о словах, которые были произнесены на Сахарова. Алексей Навальный, незадолго до митинга покинувший спецприемник на Севастопольском проспекте, пообещал в следующий раз вывести на улицы Москвы «миллион человек». Алексей Кудрин, который накануне митинга предложил себя в качестве посредника между властью и ее противниками, призвал отправить в отставку г-на Чурова и провести досрочные выборы через год.

Владимир Рыжков, один из ведущих митинга на Сахарова, на исходе второго часа сообщил, что, по оценке устроителей, на проспекте собралось 120 тысяч человек. Полиция оценивает их количество в четыре раза меньше, 29 тысяч. Если учесть, что число пришедших на Болотную ГУВД оценивало в 25 тысяч, то, очевидно: даже по официальным данным, количество недовольных режимом вообще и последними выборами — в частности, нарастает.

На митинге, как говорят, присутствовал Михаил Прохоров, но слово ему предоставлено не было. Мне г-на Прохорова увидеть не удалось, что неудивительно при таком большом количестве народа. Кстати, утром в субботу в Facebook было выложено сообщение, что Прохоров заказал на вечер столик в одном из модных заведений близ места проведения митинга. Вероятно, чтобы отметить свой дебют на такого рода мероприятиях.

Ощущения в толпе

Первое ощущение, которое возникло еще на подходе к широченному проспекту Сахарова, — нереальности происходящего и одновременно совершенной будничности. Полицейские в серой форме редкой цепью расставлены в талом снегу по всему пути следования толпы. Люди, не торопясь, идут по грязной улице, кто-то впереди несет картонку с надписью Goodbye, Putin.

В начале проспекта большая группа националистов с черно-желто-белыми флагами; за спинами мелькнуло лицо Белова-Поткина из распущенного ДПНИ. Простоволосая девушка раздает белые значки — символ участия в акции. Две женщины держат транспарант: «Феминистки России за честные выборы». Много флагов: красные — коммунистов, ближе к сцене — оранжевые «Солидарности». И еще десятки других, неопознанных.

Народное творчество проявляется в самодельных плакатах. Путину желают поменяться местами с Ходорковским, советуют словами английского писателя Джона Ле Карре «Шпион, выйди вон» и изображают рядом с Каддафи с подписью «Правильной дорогой идете, товарищи». Неожиданно много портретов Вацлава Гавела, смерть которого Кремль предпочел проигнорировать.

В воздухе кружит вертолет. Толпа между тем уже начинает напирать, несет в сторону сцены.

Большинство людей в хорошем настроении, подхватывают призывы ораторов про «Россию без Путина» и «Новый год без Путина».

Митинг открыл Борис Акунин, вскоре после него с видеообращением с экрана выступил Леонид Парфенов. Толпа начала разогреваться после комического появления на сцене Артемия Троицкого, который скинул красную куртку и оказался в белом лыжном костюме, который, по его мнению, был похож на презерватив. В толпе раздался смех. Вообще недавнее телеявление Путина с «презервативами» и «бандерлогами» дало пищу многим выступавшим на Сахарова.

Неподалеку от сцены большой рукописный плакат гласил: «Хиллари Клинтон заплатила мне натурой».

Навальный: «Отдайте то, что наше!»

Сексуальными коннотациями была пронизана и речь поэта Дмитрия Быкова, который заверил присутствующих в том, что «история поставила на нас и положила на них». Такая высокая историческая оценка своей миссии вдохновила участников митинга, которые кричали Быкову «Молодец!».

Очень одобрительно толпа встретила Навального, который, как выразился один из ведущих митинга, футбольный комментатор Василий Уткин, «в то время как мы тут отрабатываем средства госдепартамента, сидел за государственный счет в спецприемнике».

Навальный был ожидаемо резок, заявил, что на Сахарова собралось достаточно народу, чтобы взять Кремль. Но тут же оговорился: «Мы мирная сила». И дальше он все время балансировал на этой грани: крови не хотим, но терпение кончилось. И часто заставлял толпу повторять вслед за собой: «Отдайте то, что наше». Под словом «наше» Навальный разумел «власть». Вообще говорил с толпой лозунгами и чаще, чем кто-либо из выступавших на митинге, заставлял собравшихся скандировать кричалки.

Пожалуй, из всех речей политиков, которые мне за два часа пребывания на Сахарова довелось услышать, выступление Навального было встречено с наибольшим энтузиазмом.

Самой провальной оказалась речь депутата Госдумы шестого созыва Ильи Пономарева («Справедливая Россия»). Толпа встретила его откровенно враждебно и скандировала: «Сдай мандат!» Г-н Пономарев пытался обличать «жуликов и воров», но поддержан не был. Ведущий Уткин заметил: «Вот депутат, ругает Государственную думу... Вообще как они все эти политики надоели!»

Как оказалось, толпе надоели не только профессиональные политики. Это стало очевидно, когда на сцену ввинтилась в белой курточке и с распущенными волосами Ксения Собчак. Она так просто и начала, с рассказа о себе: «Я — Ксения Собчак и мне есть что терять». Что именно собиралась в данном случае потерять г-жа Собчак, так и осталось неизвестным из-за улюлюканья и свиста толпы и криков «Уходи!» Обладательница белой куртки, как показалось, нисколько не расстроилась и бойко продолжала что-то выкрикивать в микрофон. В какой-то момент донеслось: «Я хочу влиять на власть!» После этого толпа совсем уже распоясалась, и Ксения Собчак покинула сцену непонятой, но с явным ощущением выполненного гражданского долга.

Растерянность власти

То, что непосредственно предшествовало митингу на проспекте Сахарова, оказалось не менее интересно, чем само действо. Заявления и поступки связанных с режимом людей показывают, что среди них нет единства, а многие просто растеряны. Отсюда хор охранительно-псевдолиберально-примирительной риторики, который звучал буквально до последних часов перед собранием.

Особенно круто забрал первый замглавы администрации Кремля Владислав Сурков. 19 декабря, выступая в бизнес-школе «Сколково», он к полному удивлению собравших заговорил о том, что власть не должна ориентироваться на «так называемых простых людей», а обязана создавать комфортные условиях для «креативного меньшинства». Я присутствовал в этот момент в зале «Сколково» и видел, что многие из участников мероприятия — представителей малого и среднего инновационного бизнеса — просто не поняли, о чем это говорит политтехнолог, а другие оказались в состоянии, близком к недоумению.

Оказалось, что Сурков запустил, таким образом, пробный шар. Затем последовало развернутое интервью «Известиям», в котором идеолог режима высказал еще недавно показавшуюся бы крамольной мысль о том, что эти самые «креативные меньшинства» — едва ли не соль земли русской. И что эти люди не любят «суверенную демократию», на создание теории которой сам г-н Сурков потратил столько времени.

Но разворот Владислава Суркова оказался не единственным предмитинговым сюрпризом. Неожиданно в агитацию против митинга вмешался патриарх Московский и всея Руси Кирилл. За сутки до собрания граждан на Сахарова предстоятелю показалось особенно важным высказать свое мнение о социальных сетях и о том вредоносном эффекте, который эти сети имеют для нравственного здоровья общества. Глава РПЦ противопоставил молодежи, бездумно доверяющей всему, что выложено в сетях, сотни тысяч верующих, которые пришли поклониться поясу Богородицы. Этих людей, а не участников митингов патриарх считает «солью русской земли, которую так долго и высокомерно не замечали некоторые СМИ».

На этом фоне можно позавидовать постоянству и последовательности, которое проявляет Геннадий Онищенко: он отговаривал людей идти на митинг, чтобы они не простудились, хотя ранее не усматривал особой угрозы распространения гриппа в многочасовых очередях к поясу Богородицы в лютый мороз.

Были и иные заметные заявления, сделанные непосредственно перед митингом. В частности, Совет при президенте по правам человека, который собрался на заседание глубокой ночью (почему ночью?) отказал в доверии главе ЦИК Чурову и призвал к проведению досрочных парламентских выборов на основе измененного избирательного законодательства. После того, как Чурова разыграл один из интернет-сайтов, устроивший звонок от имени Аркадия Дворковича о предстоящей отставке «волшебника», заявление правозащитников выглядит не особенно оригинально.

С Новым годом?

Многие из выступавших на Сахарова на разные лады повторяли: 2012 год должен стать для России по-настоящему новым, имея в виду смену власти в стране. При этом было вполне очевидно, что те, кто говорит со сцены, сами поражены тем огромным количеством людей, которых удалось вывести на улицы. По словам Владимира Рыжкова, на митинге работало 40 социологов из Левада-Центра. Участников опрашивали: кто они, что за люди, каковы их доходы и профессия, чего хотят?

Возможно, подобные исследования в будущем позволят лучше понять настроения москвичей, которых Сурков именует «креативным меньшинством». Сейчас четкого понимания этих настроений (не считая отвращения к фальсификациям на выборах и неприятия режима), по-видимому, не существует.

Выведя десятки тысяч людей на улицы второй раз за две недели, организаторы митингов оказались перед очень серьезной проблемой. Они уже не на шутку напугали власть. И они дали выход значительной энергии множества людей, которая не находила себе применения за последнее десятилетие и которую власть ошибочно принимала за апатию. От того, куда и как будет направлена эта энергия, в огромной степени зависит ответ на вопрос, станет ли 2012 год для России Новым годом.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию