16+
Суббота, 5 декабря 2020
  • BRENT $ 49.03 / ₽ 3631
  • RTS1357.39
16 января 2012, 12:05
Актуальная тема: Итоги года

В России появится новая налоговая полиция

Лента новостей

СКР празднует годовщину. Об итогах первого года работы и планах ведомства на будущее в интервью Business FM рассказал представитель Следственного комитета России Георгий Смирнов

Более 700 должностных лиц, обладающих особым статусом, Следственный комитет России привлек к уголовной ответственности за коррупцию. Раскрыто более 700 убийств.

Об этом сообщил глава ведомства Александр Бастрыкин, поздравляя своих починенных с первой годовщиной со дня образования ведомства.

15 января прошлого года по инициативе президента Медведева Следственный комитет стал самостоятельным ведомством в рамках реформы следственных органов.

Об итогах первого года работы и планах ведомства на будущее в интервью Business FM рассказал представитель Следственного комитета России Георгий Смирнов.

Business FM: Давайте начнем с налоговых дел. Опыт работы в 2011 году показал, что все-таки нужно было передавать эту функцию Следственному комитету? Вообще, насколько успешна стала эта работа?

Смирнов: Всего по России в 2010 году было зарегистрировано 14 тысяч 449 преступлений налоговой направленности. Это почти в два раза меньше, чем в 2009 году. В настоящее время единственным поводом для возбуждения уголовных дел могут быть только материалы проверки налоговых органов. Полномочиями по проведению оперативно-розыскной деятельности налоговые органы не наделены. Это означает, что они не вправе, например, производить прослушивание тех же телефонных или иных переговоров. Органы внутренних дел также часто проводили оперативное внедрение в структуру компаний под видом, например, бухгалтера, и что позволяло проводить оперативное документирование преступных схем. По результатам деятельности налоговых органов возбуждается всего 8% уголовных дел, по результатам оперативно-розыскных мероприятий органами внутренних дел возбуждалось около 85% уголовных дел. И это связано не с тем, что налоговые органы плохо выявляют, а как раз с тем, о чем я сказал: то, что борьба с преступностью не является основной функцией налоговых органов. В связи с этим мы предлагаем либо наделить налоговый орган полномочиями по проведению оперативно-розыскной деятельности.

Business FM: Так почему же убрали? Как раз объяснялось же тем, что это часть борьбы с коррупцией, потому что ранее, когда правоохранительные органы выполняли эту функцию по оперативному сопровождению, как раз там выявлялась очень большая коррупционная зависимость. А если сейчас опять вернуть, то вернемся к прежней ситуации.

Смирнов: Действительно, специфика в деятельности органов внутренних дел заключается в том, что результаты их работы измеряются именно статистическими показателями раскрываемости преступлений. И в отдельных случаях отдельные сотрудники злоупотребляли этим.

Business FM: А вы сейчас предлагаете вернуть эти функции, этот рычаг административный налоговым органам.

Смирнов: Такой подход, по сути, реализован во многих странах. Например, в США эта функция возложена на службу внутренних доходов, входящую в Министерство финансов США. Вот мы и предлагаем не вернуть полномочия в МВД, а либо наделить налоговый орган, либо создать самостоятельное ведомство, финансовую полицию России. Это ведомство будет качественно отличаться от той налоговой полиции, которая была у нас в прошлом.

Business FM: Чем будет отличаться?

Смирнов: Оно будет, во-первых, заниматься выявлением не только преступлений в сфере формирования доходной части бюджетов, но и преступлениями в области расходования бюджетных средств. И, во-вторых, самое главное, чтобы оно не входило в структуру какого-либо ведомства.

BusinessFM: А подчиняться оно будет Следственному комитету?

Смирнов: А подчиняться оно будет непосредственно президенту.

Business FM: Как Следственный комитет?

Смирнов: Да, примерно, как Следственный комитет.

BusinessFM: Но это будет рассматриваться, как структура вашего ведомства?

Смирнов: Нет, это будет самостоятельная структура.

Business FM: А почему Следственный комитет занимается разработкой этого законопроекта?

Смирнов: Мы занимаемся не разработкой. Мы предлагаем модели и варианты решения этой проблемы. Но проблема затрагивает, в том числе, и наши интересы, потому что объективно будет идти снижение показателей борьбы с налоговой преступностью еще примерно на 90%.

Business FM: Вы, кстати, говорили о том, что прорабатывается другой законопроект, где речь идет об уголовной ответственности юридических лиц. Насколько, вообще, вероятность того, что в 2012 году этот закон появится уже?

Смирнов: В настоящее время российское законодательство предусматривает административную ответственность юридических лиц за причастность к преступлению. Эта конструкция является малоэффективной. Во-первых, в рамках административного судопроизводства невозможно проведение оперативно-розыскных мероприятий, во-вторых, существует срок давности - год. Но большинство сложных дел расследуется более этого срока.

Business FM: А зачем все это? Допустим, я сейчас вспоминаю все эти громкие дела, где основатели и владельцы компаний попадали в какие-то уголовные дела, возьмем того же Владимира Некрасова, кстати, с налоговым делом, владельца и основателя парфюмерной сети «Арбат-престиж» или же вице-президент ювелирной компании «Алтын». Людей посадили, компании тут же умерли тихо. То есть, зачем все это городить, если жизнь показывает, что компания не может жить без своего владельца и хозяина. Либо появляются новые хозяева, либо компания тихо умирает.

Смирнов: Вот здесь вы затронули очень тонкий вопрос - это вопрос переложения бремени финансовой ответственности с компании на учредителей. В принципе, говорят о том, что с момента привлечения к уголовной ответственности юридического лица и весь коллектив будет страдать. Этот подход я не разделяю, потому что коллектив, как получал, так и будет получать зарплату, но в случае, если компания будет признана в связи с этим банкротом, он может уйти на другое предприятие. Да, есть градообразующие предприятия, там объективно нужно ограничивать возможности применения этого института. Учредители, акционеры будут мотивированы избирать добропорядочных, добросовестных руководителей. А вот эти менеджеры зачастую используют не всегда правомерные способы для управления компаний, и зачастую учредители закрывают на это глаза, потому что компания получает прибыль, а они получают дивиденды.

Business FM: Я так понимаю, что критики могут также сказать о том, что в принципе, появляется некий дополнительный рычаг, который позволит давить на бизнес?

Смирнов: Я бы не сказал, что это рычаг. В принципе, эти дела будут расследоваться наиболее подготовленными, опытными следователями Следственного комитета РФ. Здесь будет установлен очень жесткий процессуальный контроль.

Business FM: А где вы возьмете таких опытных? Почему нельзя сейчас их привлечь для расследования таких финансовых сложных дел?

Смирнов: Дело в том, что эти дела расследуются, приговоры выносятся. Однако сами компании, в интересах которых действовало это лицо, никакой ответственности не несут, они продолжают заниматься преступной деятельностью дальше.

Business FM: Так как раз я взяла наиболее наглядные примеры, и везде получается, что компания не выживает, несмотря на то, что уголовное дело еще не дошло до приговора.

Смирнов: Это специфика российского бизнеса. Этот институт во многих странах используется для справедливого распределения бремени уголовной ответственности. В той же Франции, например, привлечение к уголовной ответственности юридического лица, во многих случай достаточно для освобождения от уголовной ответственности физического лица.

BusinessFM: Когда нам ждать этого закона, на какой он сейчас стадии?

Смирнов: Он сейчас на стадии общественного обсуждения. Каждый может зайти, ознакомиться с этим законопроектом на сайте Следственного комитета и оставить свой комментарий. Откликов там много, на самом деле.

Business FM: Больше положительных или отрицательных?

Смирнов: Есть всякие. Вот я, выступая на ряде мероприятий, организовываемых бизнес-сообществом, сталкиваюсь с парадоксальной ситуацией, когда добросовестные предприниматели выступают в поддержку этого законопроекта, они говорят: мы ведем честный бизнес, нам боятся нечего, мы наоборот хотим защитить себя. То есть этот закон они рассматривают, как некую социальную справедливость.

С представителем Следственного комитета России Георгием Смирновым беседовала обозреватель Business FM Любовь Ширижик.

Business FM

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию