16+
Воскресенье, 24 сентября 2017
  • BRENT $ 56.90 / ₽ 3272
  • RTS1123.24
4 февраля 2012, 10:01 ОбществоПолитикаКонфликты

РПЦ: надо молиться, а не на митинги ходить

Лента новостей

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл призвал верующих проявлять заботу о судьбе Отечества не на митингах, а в молитве

Патриарха Кирилла считают даже большим государственником, нежели  его предшественника Алексия II. Фото: РИА Новости
Патриарха Кирилла считают даже большим государственником, нежели его предшественника Алексия II. Фото: РИА Новости

«Православные люди не умеют выходить на демонстрации […] их голосов не слышно, они молятся в тиши монастырей, в кельях, домах, но переживают всем сердцем за то, что происходит сегодня с народом нашим, проводя такие ясные параллели исторические с беспутством и беспамятством предреволюционных лет, с разбродом, шатанием, разрушением страны в 90-х годах», — заявил он в ночь со среды на четверг в проповеди, произнесенной в Храме Христа Спасителя в третью годовщину его интронизации.

«Помните, что самый громкий крик и самое пронзительное слово не всегда являются правильными, верными и честными. Так соблазнился наш народ дважды, а, может быть, и более в течение последних ста с небольшим лет», — добавил он.

Большинство наблюдателей расценили это как выпад против оппозиции. Глава пресс-службы Московского Патриархата отец Владимир Вигилянский заявил Русской службе Би-би-си, что предстоятеля неверно поняли.

Ранее большой общественный резонанс получило другое высказывание главы РПЦ: о том, что «общество должно иметь право высказать свое недовольство», а власть должна «настраиваться, в том числе воспринимая сигналы извне, и корректировать курс». Владимир Вигилянский не видит здесь противоречия.

Над схваткой

«Что касается политических интерпретаций — всем не угодишь, — заявил он. — Патриарх констатировал факт, и не более того. Действительно, ни на демонстрациях в поддержку Путина, ни на Болотной площади, где я присутствовал лично, ни на проспекте Сахарова религия и церковь не упоминались ни разу. Вопросы веры в контексте текущей политической борьбы отсутствуют, и воцерковленные люди — не та аудитория, которая активно участвует в политических баталиях».

Пресс-секретарь особо подчеркнул, что патриарх прямо не призывал, тем более, не требовал не ходить на митинги, а лишь высказал косвенную моральную рекомендацию. Он также указал, что 4 февраля в Москве, помимо оппозиционного шествия, состоятся еще четыре публичные акции под разными лозунгами, и Святейший равно адресовал свои слова всем сторонам. Православное молодежное движение «Георгиевцы» запланировало на субботу «антиоранжевое» мероприятие на Поклонной горе и отказываться от него после слов патриарха о пагубности митинговых страстей не собирается.

По словам Владимира Вигилянского, патриарх Кирилл не собирается выступать в роли официального посредника между властью и оппозицией и организовывать какие-либо переговоры.

Его предшественник Алексий II осенью 1993 года предпринял такую попытку, но тогда стране реально грозила гражданская война, напоминает Владимир Вигилянский. Сегодня имеет место нормальная в демократическом обществе политическая борьба, спасать Россию не требуется.

«Цареславие»

Между тем, вопрос о политической позиции Русской православной церкви сложен и неоднозначен, что признает и Владимир Вигилянский.

«Это тема для отдельного большого разговора, — заявил он Русской службе Би-би-си. — Любое прямолинейное утверждение будет неправильным. Церковь не занимается политикой, но и не относится к ней индифферентно».

По мнению историков, особые отношения между государством и церковью в России идут из глубины веков. На Западе Римские папы ставили себя выше монархов и постоянно тягались с ними за власть. В Византии патриарх был кем-то наподобие заместителя императора по воспитательной работе.

В XIV веке поддержка церковных иерархов помогла потомкам Даниила Московского одержать верх над другими ветвями рода Рюриковичей и обеспечила формирование единой страны вокруг Москвы, а не, скажем, Твери. С тех пор православная церковь неизменно рассматривала Святую Русь как особое, избранное Богом государство, а его правителей — как Божьих наместников на земле.

В начале XVI века произошел конфликт между последователями митрополита Иосифа Волоцкого, который считал церковь государственным институтом и учил, что великий князь московский «только телесным естеством подобен человеку, властию же сана яко от Бога», и Нила Сорского, призывавшего сосредоточиться на спасении душ трудом, молитвой и покаянием, не стяжать земных богатств и держаться подальше от политики. Арбитром в религиозном споре выступило правительство. По воле великого князя Василия III «нестяжательство» объявили ересью.

После отмены патриаршества Петром I Русская православная церковь была превращена в казенный департамент, возглавляемый светским чиновником — обер-прокурором Святейшего Синода. Государство платило жалованье священникам и определяло их численность, как штаты любого ведомства.

С 1943 по 1990 год Патриарх Русской православной церкви официально входил в номенклатуру политбюро ЦК КПСС.

Церковь, со своей стороны, устраивало комфортное существование под покровительством светской власти. Она привыкла считать, что всякий, родившийся на «канонической территории», автоматически делается православным, и не была готова к борьбе за души людей в свободном обществе.

Между тем, чрезмерная близость к государству однажды уже сослужила Русской православной церкви худую службу. Все, что навязывается, вызывает отторжение. В царствование Александра III от чиновников и гимназистов начальство требовало справок о том, что те побывали у исповеди. В результате интеллигенция почти поголовно превратилась в воинствующих безбожников.

Дмитрий Шаховской, во время первой мировой войны служивший полковым священником, а впоследствии ставший епископом Калифорнийским Русской православной церкви за рубежом, вспоминал, что, как только после Февральской революции солдат прекратили строем водить к причастию, 90% из них перестали это делать.

Не атеисты, а участники Поместного собора 1918 года указывали, что русское православие фактически превратилось в цареславие. Владимир Вигилянский утверждает, что упреки в политизации к современной церкви не относятся. «Наш самый действенный способ влияния на ситуацию в стране — молитва», — заявил он.

Пресс-секретарь патриарха напомнил, что решениями церковных соборов священнослужителям запрещено баллотироваться на выборные должности, состоять в партиях и публично выражать политические симпатии.

Говоря об отношениях с государством, пресс-секретарь употребляет принятый в церковной среде термин «соработничество», указывая, что «в социальной и нравственной сфере у нас есть общие интересы», однако подчеркивает, что церковь рассматривает в качестве партнера именно государство, независимо от того, кто его возглавляет. «Православные верующие есть по разные стороны, поэтому церковь должна не вмешиваться в политические баталии и быть осторожной в своих высказываниях, чтобы не разделять людей и духовно окормлять тех и других», — говорит он.

Сколько в России православных?

Точные и достоверные данные на этот счет отсутствуют. Во время последней переписи населения, проводившейся в октябре прошлого года, по настоянию иерархов РПЦ в переписные листы не был включен вопрос о вероисповедании.

«Мне этот эпизод о многом рассказал, — заявил Русской службе Би-би-си член президентского Совета по правам человека Дмитрий Орешкин. — Могли бы получиться цифры, которые разочаровали бы православную церковь, и во всяком случае, лишили бы Патриарха возможности претендовать на положение единственного духовного лидера нации».

По данным социологов, в этом году православное Рождество праздновали 63% жителей России — на 15% больше, чем шесть лет назад. Правда, неизвестно, сколько из них являются глубоко верующими и готовы прислушиваться к мнениям Патриарха по политическим вопросам.

«Левада-центр» и Фонд «Общественное мнение» сообщают, что к православным относят себя 70-75% населения России. При этом соблюдают Великий пост примерно 15%, а регулярно ходят в церковь, исповедуются, причащаются и беседуют со священниками всего 4% — примерно столько же, сколько в СССР. Более того: в ходе опросов о своей вере в Бога заявляют около 60% россиян, причем в их число входят приверженцы других религий и те, чье мировоззрение представляет собой причудливую смесь из деизма, веры в судьбу и переселение душ.

Таким образом, чуть ли не половина из называющих себя православными при этом не верят во Христа. Известный политик-коммунист Виктор Алкснис, отвечая несколько лет назад на вопрос газеты «Московский комсомолец», православный ли он, заявил: «Разумеется, хотя в Бога я не верю».

Как такое может быть?

«Слова «религиозное возрождение в России» могут употребляться только в кавычках. Это возрождение имеет самый поверхностный и «идеологический» характер, не затрагивая более глубоких слоев сознания. В полном противоречии с логикой и прямым значением терминов в современной России понятие «православный» не является частью более широкого понятия «верующий», а наоборот, понятие «верующий» является частью понятия «православный», — писал социолог Дмитрий Фурман.

По мнению многих исследователей, православие в российском массовом сознании — это не столько вера в Бога и христианские ценности, сколько «русская вера», государственная и цивилизационная идентичность. Быть православным — значит быть русским и противопоставлять себя в этом качестве остальному миру.

По мнению Дмитрия Орешкина, нынешние политические лидеры России ценят в православии, прежде всего, эту сторону.

«Церковь у нас воспринимается как государственная структура, вопреки тому, что написано в конституции, — заявил он Русской службе Би-би-си. — Концепция «вертикали» подразумевает монизм власти. Одна группа людей знает, что хорошо и что плохо, и должна находиться у власти вечно. Один Бог на небе, один его наместник на земле, одна идеология в головах. Все, кто против этого — враги или изменники и подлежат, как минимум, моральному осуждению».

«Почему-то в Норвегии, во Франции, в Германии никакой национальной идеи нет, и никто из-за этого не переживает. А из нас все время хотят сделать что-то единое и неделимое. Коммунистическая идея умерла, на ее место пытаются водрузить казенно-патриотическое православие», — считает аналитик.

По мнению политологов, руководству РПЦ приходится решать непростую задачу: соблюсти баланс между консервативной «православной общественностью» и теми верующими, которые считают, что духовенству следовало бы быть ближе к народу, иметь независимое суждение о сложных проблемах современной жизни и больше проповедовать христианскую любовь и милосердие вместо того, чтобы ездить с «мигалками»,
поддерживать государство в любых его начинаниях и благословлять оружие. Церковные иерархи предпочитают не выносить на публику свои разногласия, но независимые наблюдатели уверены, что среди них и сегодня имеются «иосифляне» и «нестяжатели», призывающие извлечь урок из событий столетней давности.

По оценкам аналитиков, патриарх Кирилл является государственником в большей степени, нежели его предшественник Алексий II.

Хотя конец официальному атеизму и гонениям на церковь положили перестройка Горбачева и реформы Ельцина, нынешний предстоятель РПЦ постоянно выражает крайне негативное отношение к «лихим 90-м», фактически, ставя знак равенства между ними и большевистской смутой.

Прошлой осенью внимание общества привлекла одобренная Госдумой поправка в закон «О государственной охране». В его старой редакции говорилось, что таковая предоставляется президенту, премьер-министру, спикерам Госдумы и Совета Федерации, председателям высших судов, генеральному прокурору, а также, по усмотрению президента, «иным лицам, замещающим государственные должности». В новом варианте упоминания о государственных должностях нет.

Как пояснили на условиях анонимности источники в ФСО, это было сделано, чтобы формально легализовать предоставление государственной охраны патриарху Русской православной церкви, который, впрочем, и без того пользовался ею уже давно.

«Знаменитый папамобиль и охрана Папы Римского содержатся за счет бюджета Ватикана. Исламские религиозные лидеры приезжали на встречу с Дмитрием Медведевым в Нальчике, где я присутствовал в качестве члена президентского Совета по правам человека, в сопровождении черных джипов с вооруженными телохранителями, но за счет мусульманской общины. РПЦ — организация не бедная. Дело не в деньгах, и не в безопасности патриарха. Такие вещи, как спецтелефон, «мигалка» и охрана ФСО определяют высокий статус человека в символическом пространстве бюрократии», — заявил по этому поводу Дмитрий Орешкин.

Есть такая партия?

Внесенный Дмитрием Медведевым в Госдуму законопроект об упрощении создания и регистрации политических партий дал новый толчок разговорам о возможности появления в России партии, отстаивающей религиозные ценности и опирающейся на поддержку РПЦ.

Владимир Вигилянский напоминает, что конституция РФ не допускает существования партий на религиозной или национальной основе. «Партии, в названии которой фигурировали бы слова «православная» или «христианская», не может быть. В России есть светские политики, ориентированные на христианские ценности, но я о планах создания партии не слышал», — заявил он.

Глава синодального отдела РПЦ по взаимоотношениям церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин 11 января написал в своем блоге, что, в связи с грядущими изменениями политической системы, «Церковь позитивно воспринимает перспективу создания христианских или православных партий либо внутрипартийных групп, но не будет оказывать им эксклюзивной поддержки или давать благословения».

«Никто не запретит формировать «православную» или «христианскую» партию без формального упоминания об этом в названии — вспомним, что христианские демократы в Европарламенте именуют себя «Европейской народной партией», а умеренные политические мусульмане в Турции — «Партией справедливости и развития», — заметил он.

18 января Чаплин встретился с оппозиционным политиком Алексеем Навальным, и затем отозвался о нем как о «достаточно серьезном, думающем, образованном человеке, способном к диалогу».

Обозреватель радио «Коммерсант FM» Константин Эггерт указывает, что если в России и возникнет «христианская» партия, она не будет похожа на христианско-демократические партии Европы.

«На Западе такие партии всегда отстаивали, с одной стороны, консервативные моральные ценности, а с другой — политическую и экономическую свободу. В России среди религиозных людей не так много тех, кто одновременно приветствует частное предпринимательство, демократию, свободу слова и парламентаризм. Скорее, это будет организация националистического толка с экзотическими элементами, вроде призывов к восстановлению самодержавия», — говорит он.

«Партия консерваторов-государственников, — заявил Русской службе Би-би-си глава Ассоциации православных экспертов Кирилл Фролов. — Линия на симфонию с государством, безусловная поддержка единства, целостности и суверенитета нашей страны. Базовые права человека, но без отрыва от нравственной ответственности. Права на гей-парад в ее программе точно не будет».

Выступая 17 января в московском Доме журналистов, Всеволод Чаплин, не назвав имен, сказал, что знает, по меньшей мере, четыре группы христиански ориентированных политиков, однако пока «во всем этом бульоне нет элементов, которые стремились бы к объединению».

Артем Кречетников
Би-би-си, Москва

Рекомендуем:

  • Фотоистории