16+
Понедельник, 18 декабря 2017
  • BRENT $ 63.25 / ₽ 3719
  • RTS1148.27
8 февраля 2012, 17:17 ОбществоПравоПолитика

Президент узнает политзаключенных поименно

Лента новостей

Сегодня Дмитрий Медведев может получить список политзаключенных. И хотя, как ранее заявлял Владимир Путин, таковых в России нет, составители списка включили в него почти четыре десятка человек, а насчитали гораздо больше

Автомобиль с портретом Михаила Ходорковского на проспекте Академика Сахарова в Москве, где должен пройти санкционированный московскими властями митинг оппозиции «За честные выборы». Фото: РИА Новости
Автомобиль с портретом Михаила Ходорковского на проспекте Академика Сахарова в Москве, где должен пройти санкционированный московскими властями митинг оппозиции «За честные выборы». Фото: РИА Новости

Сегодня президент Дмитрий Медведев может получить список политзаключенных, которых участники митингов за честные выборы требуют освободить. Журналист и гражданский активист Ольга Романова и депутат Госдумы от партии «Справедливая Россия» Геннадий Гудков передали список главе совета при президенте РФ по содействию развития институтов гражданского общества и правам человека Михаилу Федотову.

Список состоит из 39 человек — известные всему миру заключенных, а также тех, о ком знают только в России. В списке значатся и фигуранты дела ЮКОСа, и Сергей Мохнаткин, который в 2010 году получил 2,5 года колонии по обвинению в нападении на милиционера во время разгона «Марша несогласных», правозащитник Дмитрий Барановский, которого арестовали в 2009 году и предъявили обвинения в вымогательстве, заведомо ложном доносе и клевете. В список были включены Иван Белоусов, которого в 2009 году осудили на шесть лет лишения свободы за организацию взрыва на Манежной площади в 2007 году, и Таисия Осипова, осужденная на 10 лет за хранение и сбыт наркотиков.

В списке, по словам Ольги Романовой, значатся семь человек, проходящих по делу ЮКОСа. В их числе: экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский и экс-глава «Менатепа» Платон Лебедев, а также экс-глава «Томскнефти-ВНК» Сергей Шимкевич. «Сергей Шимкевич просто сидел в одной камере с моим мужем [Алексеем Козловым — BFM.ru]в «Бутырке». Поэтому я прекрасно знаю его самого, не будучи с ним знакома лично, его семью, его дело. Он тоже есть в списке».

Ольга Романова называет включенных в этот список «неправосудно осужденными по политическим мотивам» и признает, что, на самом деле, таких людей гораздо больше.

«К сожалению, этот список не исчерпывающий, — рассказала она BFM.ru. — Конечно, заведомо неправосудно осужденных по политическим мотивам гораздо больше, их не 39 человек и даже не сто. Я оцениваю, что их не больше 200. Но об очень многих делах я знаю по материалам СМИ. А чтобы составить цельное впечатление об уголовном деле, необходимо посмотреть документы».

Ранее на своей странице в Facebook она писала, что российских заключенных можно разделить на четыре группы. Помимо «политических», есть еще «заведомо неправосудно осужденные по экономическим мотивам (по заказу конкурентов, по рейдерским захватам и т.д.), их много, приблизительно 100 тысяч человек, неправосудно осужденные в связи с «палочной системой» (в основном по ст. 228 УК, наркотики) и в связи с безобразным уровнем грамотности судей и прокуроров (их около 200 тысяч). Настоящие, безусловные преступники (около 500 тысяч)», — писала Романова в своем блоге.

Сегодня Михаил Федотов сообщил BFM.ru, что папку со списком осужденных он «при первой же возможности» передаст президенту. Он также выразил надежду, что список будет передан Медведеву сегодня. На вопросы по поводу содержания списка он отвечать отказался.

Ольга Романова говорит, что на встрече они обсудили с Федотовым «по крайней мере, 10–15 дел». «Обо всех этих делах Федотов знает. И о многих из этих дел он докладывал на Совете по правам человека. Проблема в том, что воз и ныне там. И этот плюс переходит в минус, — говорит Романова. — Самый яркий пример — дело Вани Белоусова. Об этом деле было доложено еще в июле [2011 года] в Нальчике на совете [Ирина Ясина передала материалы дела Дмитрию Медведеву — BFM.ru]. Запрос адресовали прокуратуре, а прокуратура ответила, что оснований [для пересмотра] нет. Проблема в том, что прокуратура ответила как обычно: отстаньте от нас, государственных мужей, занятых казино!»

Нет сомнения в том, что о большей части дел известно и президенту. К примеру, вопрос о Таисии Осиповой, чей приговор оппозиционеры и правозащитники считают сфабрикованным и политическим (ее муж Сергей Фомченков является членом исполкома «Другой России»), Дмитрию Медведеву задавала 25 января этого года на журфаке МГУ студентка второго курса Злата Онуфриева. Дмитрий Медведев тогда заявил, что его удивил столь строгий приговор Осиповой, у которой есть несовершеннолетний ребенок и что он готов затребовать материалы по этому делу. «В отношении помилования, если будет ее обращение в установленном порядке, я, конечно, готов буду его рассмотреть, но, естественно, это все происходит по инициативе самого осужденного», — заявил он.

Освобождения политзаключенных уже неоднократно требовали на митингах «За честные выборы». В последний раз — на Якиманке 4 февраля. Однако через два дня после озвученного требования, 6 февраля, Владимир Путин на встрече с политологами выразил недоумение по поводу этого требования. «У нас, по-моему, политических заключенных нет, и слава Богу. Хотя об этом и говорят, не называя фамилий. Хотя бы показали хоть одного человека, кто сидит по политическим соображениям», — заявил он.

Ольга Романова соглашается: действительно, осужденных именно по политическим статьям в России нет. В российском уголовном кодексе нет статей по образу «антисоветской агитации». «Владимир Путин прав, когда говорит о том, что политзэков у нас нет. Редкий случай, наверное, первый раз в жизни я с ним соглашаюсь целиком и полностью. Но у нас есть заведомо неправосудно осужденные, в том числе по политическим мотивам, ст.282 — яркий пример [Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства]», — пояснила она BFM.ru.

Яна Яковлева, председатель общественной организации «Бизнес-Солидарность», считает, что особо актуальна в России проблема заключенных-предпринимателей. «По ним фабрикуются дела конвейером, и самый пострадавший класс граждан у нас — класс собственников, а не тех, кто выражает несогласие с политическим курсом», — рассказала Яковлева BFM.ru.

Шансов на то, что фигуранты списка будут освобождены, нет, полагает Яковлева. «Напряжение в противостоянии Болотной площади с этой системой, мне кажется, еще не доросло до такой степени, чтобы система правосудия шла на попятную и открывала двери темниц», — говорит она BFM.ru.

Добавим, в июле 2011 года депутат «Справедливой России» Кира Лукьянова рассказала в интервью «Новой газете», что по амнистии 2010 года на свободу вышли всего 63 человека. А за 10 лет под следствием побывал каждый шестой предприниматель России.

Рекомендуем:

  • Фотоистории