16+
Понедельник, 18 декабря 2017
  • BRENT $ 63.63 / ₽ 3736
  • RTS1154.53
10 февраля 2012, 12:03 Банки, вклады и кредиты

А. Костин: Я никуда не выбираюсь. У меня никакой связи нет

Лента новостей

Глава ВТБ Андрей Костин рассказал в эксклюзивном интервью Business FM, как выполняется поручение Владимира Путина по бай–беку акции банка. А так же о том, какую роль в этом сыграли предстоящие президентские выборы

ВТБ выкупит акции у участников народного IPO на 16 миллиардов рублей. Максимальная сумма бай–бека для одного акционера –500 тысяч рублей.

К выкупу бумаги смогут предъявить участники народного IPO, остававшиеся в реестре по данным на 1 февраля 2012 года.
Процесс должен завершиться до мая текущего года.

Руководство банка уверено, что на операционной деятельности это никак не скажется. Подробности сообщил глава ВТБ Андрей Костин в эксклюзивном интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу.

Илья Копелевич: Понятно, что большое количество акционеров будут думать над тем, как оспорить это решение юридически. Поскольку деньги всех акционеров, так или иначе, будут тратиться на льготу одной части акционеров. Вы уверены, что вы выиграете суды?

Андрей Костин: Мы сейчас объявили выкуп по акциям. В этом плане российские компании или купившие акции при первичном размещении в 2007 году, могут точно также получить 500 тысяч рублей, как и любой частный акционер. И в этом плане принцип равенства соблюден.

И.К.: С точки зрения закона все акционеры равны?

А.К.: Банк не выкупает на себя эти акции. Они выкупаются на дочернюю компанию, или дочерние компании покупают эти акции. И, с точки зрения закона, это законная мера. Что касается возможных исков, мы прорабатывали юридические вопросы. Мы не видим в российском законодательстве каких-либо оснований для того, чтобы эти иски были удовлетворены. Но, если такие иски появятся, мы будем доказывать нашу правоту в суде. Я уверен, что мы выиграем.

И.К.: Поскольку есть иностранные владельцы этих акций, в том числе участники того самого IPO, которые купили значительно большие пакеты чем на 500 тысяч рублей. И они тоже будут недовольны. Вы исключаете возможность рассмотрения этого вопроса в нероссийской юрисдикции? Какие там могут быть опасности?

А.К.: Я не очень разделяю ваши вопросы. Вы на каком основании на себя берете ответственность говорить от имени условно 50-60 иностранных фондов?

И.К.: На основании здравого смысла. Поскольку деньги всех акционеров будут израсходованы на часть акционеров.

А.К.: Для акционеров важно, как работает банк. А внутри этого, если банк принимает какие-то решения, которые приводят к тому, чтобы работа банка была лучше, думаю, что умные акционеры это оценят тоже. Наличие большого числа малых акционеров, которые были недовольны теми, что они поучаствовали в IPO, которые возлагали ответственность за это на банк, потому что это понятно по-человечески. Всегда трудно признавать собственную ошибку. И зачем ты пошел туда в это IPO. Проще это переложить. А кризис далеко, его не достанешь. А банк рядом, менеджмент.

И.К.: Самый умный акционер, который вчера купил за 7 копее акцию, но поскольку банк сейчас проводит для кого-то обратный выкуп по цене в два раза выше этой, самый умный акционер постарается юридическим путем получить выгоду и прибыль.

А.К.: Он получит выгоду и прибыль, если акция будет расти в результате работы банка. А дальше пусть акционер решает. Если он хочет, он может судиться до бесконечности. Мы не видим оснований. Мы сделали эту акцию по запросу миноритариев, которые хотели этого и просили нас. И эта ситуация создавала негативную атмосферу вокруг деятельности банка. А банк занимается работой с населением, у него много клиентов. И для банка это было не нужно. Поэтому давайте посмотрим. Мы приняли решение, мы несем ответственность за это. Мы сто с лишним тысяч человек сделаем немного веселее в этой жизни. Они получат реальную поддержку. Впредь наученные таким опытом будут более тщательно принимать решения, а стоит ли участвовать в такого рода операциях, если они не готовы инвестировать средства на большую перспективу в 10 лет. Мы идем по новой дороге. Мы в 2007 году были одни из первых, кто размещал акции среди населения. На этом пути возникли сложности. Мы эту тему скорректировали. Но мы хотим предупредить акционеров, что мы не намерены делать это каждые пять лет. Это разовая операция, направленная именно на участников IPO, первичного размещения. Банк не будет к этому прибегать регулярно, потому что законы рынка диктуют то, что акционер должен брать на себя ответственность за принятые решения.

И.К.: Возвращаюсь к юридической стороне. С точки зрения российского законодательства, ВТБ нашла все варианты, как провести эту операцию, не взяв на себя юридического риска. Если в международных судах это будет рассматриваться, размер риска 8 млрд.

А.К.: Мы глубоко это проработали. Мы не видим оснований для большого количества исков и тем более для их обоснованности. Мы дополнительно дадим разъяснения нашим акционерам за рубежом, проведем встречи. Мы работаем, мы не боимся принимать решения, не боимся брать ответственность. Мы желаем нашему банку, чтобы он был только лучше. На это нацелены все наши решения.

И.К.: Этот бай-бек, о невозможности которого говорилось на протяжении четырех лет, для банка огромная задача и юридическая и финансовая. А в чем стратегическая цель?

А.К.: Нет уж такой огромной задачи. Мы хотим завершить это к 1 мая. В этом будут задействованы офисы ВТБ–24. По сумме банк, который зарабатывает от 80 до 100 млрд рублей прибыли, 7 млрд рублей, которую представляет разница между суммой выкупа и рыночной ценой, она не столь велика. Она потребует от коллектива банка дополнительных усилий для того, чтобы этот результат не отразился на финансовом результате. Риски сильно преувеличиваются, страхи преувеличиваются. Есть идеология рыночная, что этого делать нельзя. Но старая рыночная идеология привела к тому, что мы имеем в Европе то, что мы имеем. Новые подходы все страны ищут. Немцы сегодня спасают греков непонятно зачем. Тоже можно их критиковать, но они спасают европейскую интеграцию. ЕЦБ почти бесплатно выдает, уже выдал полтриллиона евро и стал давать деньги на трехлетней основе. Что мы в России тоже считаем немыслимым. Путем этой разовой меры мы во многом способны восстановить доверие к российскому фондовому рынку. Такая мера в условиях глобального затяжного кризиса оправдана.

И.К.: Вопрос на форуме 2012 подняла представитель крупного международного фонда Нади Уэллс. Ее то фонд что получит, даже если он участвовал в первичном размещении. Он мог участвовать даже здесь.

А.К.: Вы не адресуйте вопросы ко мне. С этим фондом мы давно работаем, успешно. Он наш акционер многие годы. Инвесторы на любом рынке умеют зарабатывать. Банку ВТБ верят. У него есть надежные инвесторы. Если бы у нас было неудачное IPO 2008 года как иногда пишут газеты, то вряд ли бы инвесторы обеспечили нам двойную переподписку в 2011 году. Давайте поживем и увидим. Может быть, вы увидите интересные вещи, которые покажут, что ваши опасения преувеличены.

И.К.: Розничные клиенты в ходе первичного IPO выкупили на 40 с лишним миллиардов. Сейчас вы рассчитываете уложиться в сумму около 16-18 млрд. Откуда такая огромная разница?

А.К.: Мы ограничили объем выкупа суммой в 500 тысяч рублей. Поэтому те акционеры, которые купили на крупные суммы, тоже ограничены 500 тысяч рублей. Поэтому где-то так и получается.

И.К.: Больше не будет?

А.К.: Чуть больше трети от первоначальной цены. Цена акций не влияет на это, потому что она первоначальная. У нас 93% акционеров купили на сумму 500 тысяч и меньше. Мы по числу людей охватываем максимально, а по деньгам как раз не очень. В этом и состоит прелесть этого выкупа, которая позволяет обеспечить выкуп у огромного числа людей, которые удовлетворят свои запросы в этом плане. Для банка это не столь чувствительно.

И.К.: Социальный результат всего этого. Существует большая группа людей, которым долго говорили, что бай-бек невозможен, и они свои акции продали с большими убытками. Теперь они узнают, что те, кто этого не слушал, получат свои деньги обратно. Есть другие люди, которые не умещаются в лимит 500 тысяч, в том числе серьезных инвесторов. Кого в итоге будет больше, довольных или недовольных.? А особенно если банк покажет прекрасные результаты и его акции вырастут и через год окажется, что те люди, которые пошли на бай-бек в итоге потеряли деньги?

А.К.: Они не потеряли деньги. Это их личный выбор, мы об этом предупреждаем. Если брать закон больших чисел, то более 90% акционеров, тех, кто купил на той стадии в 2007 году, остались нашими акционерами. Доля тех, кто продал, относительно невелика. Но минусы есть и люди будут недовольны. Всегда люди недовольны, когда стоимость акций сокращается. Когда ты купил по 4 или по 5 копеек, а сегодня акция 7, легче пережить, чем когда купил по 13, а она сейчас упала в два раза. Это социальная мера в определенной степени, но не только. Социальная мера тоже важна, потому что мир сегодня становится все более социально конфликтным. Социальная ответственность бизнеса необходима для того, чтобы гарантировать стабильность, в том числе, для развития бизнеса. Мы видим в этом и большой позитив с точки зрения имиджа для банка, для среды в которой мы работаем. Это большое число расстроенных акционеров создавало не очень хорошую атмосферу для нашего банка, хотя он развивается успешно. Даже наша розница, где эти же граждане хранят деньги и пользуются услугами ВТБ–24 с большим удовольствием. Нареканий все меньше, потому что качество работы все лучше.

И.К.: Связь с выборами есть или нет?

А.К.: Я никуда не выбираюсь. И у меня никакой связи нет.

И.К.: Спасибо. Держитесь курса!

Business FM

Рекомендуем:

  • Фотоистории