16+
Вторник, 19 сентября 2017
  • BRENT $ 55.21 / ₽ 3214
  • RTS1108.97
9 августа 2012, 21:07 КомпанииНедвижимостьПолитикаПерсоны

Франц Зедельмайер может поссорить Швецию и Россию

Лента новостей

Предприниматель Франц Зедельмайер за долги может оставить торгпредство РФ в Швеции без недвижимости. Здание используется под офисы и частные квартиры, сообщил Зедельмайер BFM.ru, а долг России ему с 1998 года вырос как минимум в 2,5 раза

Фото: mrlins/ flickr.com
Фото: mrlins/ flickr.com

В сентябре этого года в Стокгольме может состояться аукцион по продаже здания, принадлежащего торговому представительству РФ в Швеции. Речь идет о шестиэтажном жилом доме на острове Лидинге в окрестностях Стокгольма. Он может быть продан с аукциона по приговору Верховного суда Швеции в счет обеспечения долга России Францу Зедельмайеру, немецкому предпринимателю и одному из руководителей MAR Company в США.

Франц Зедельмайер в интервью BFM.ru заявил, что это здание сейчас используется в коммерческих целях. Принудительная продажа грозит ухудшением госотношений между двумя странами, но Зедельмайер говорит, что это «не его дело».

Окончательная дата и время проведения аукциона будет объявлена 17 августа, сообщил BFM.ru пресс-секретарь управделами президента Виктор Хреков. Он уточнил, что комплекс ранее принадлежал администрации президента, но два года назад был передан в ведение Минэкономразвития — «как и другие торгпредства».

По информации «Коммерсанта», аукцион состоится 7 сентября.

Ранее в этом году чрезвычайный и Полномочный посол РФ в Швеции Игорь Неверов направил в ведомство имущественных взысканий Швеции письмо, в котором говорится, что здание не может быть использовано для взыскания задолженности, поскольку оно находится под дипломатическим иммунитетом.

МИД Швеции пытается отменить аукцион

Sveriges Radio сообщает, что шведский МИД пытается отменить аукцион. Глава МИД Швеции Карл Бильдт 26 июля обратился в Ведомство имущественных взысканий страны (Kronofogden) с письмом, в котором говорится, что в случае с этим зданием речь идет об иностранной собственности, которая пользуется государственным и дипломатическим иммунитетом. Министр ссылается на Венскую конвенцию о дипломатических сношениях от апреля 1961 года.

В статье № 22 документа говорится, что помещения представительства, предметы их обстановки и другое находящееся в них имущество, а также средства передвижения представительства «пользуются иммунитетом от обыска, реквизиции, ареста и исполнительных действий».

Глава МИД Швеции дополняет: решение вопроса об иммунитете должно приниматься исходя из того, как здание используется на момент приведения судебного решения в действие, а не из того, как обстояло дело 20 лет назад.

Франц Зедельмайер в интервью BFM.ru заявил, что эти ссылки на Венскую конвенцию не состоятельны, а утверждение о том, что здание торгпредства используется для обслуживания дипломатов — «абсолютная ложь». «Здание используется под офисы и частные квартиры. И получается, что, используя здание в коммерческих целях, Россия требует для него иммунитета. Но иммунитет полагается только для служебной собственности. И значит, это абсолютная ложь. И это подтверждено шведскими судами», — заявил он BFM.ru.

Виктор Хреков утверждает, что здание используется «для нужд торгпредства», не уточняя детали. Kronofogden придерживается линии, выработанной на основании приговора Верховного суда и других судебных инстанций, заявила в интервью Sveriges Radio исполнительный директор ведомства Мария Миндхаммар. «Случай, однако, в правовом отношении очень сложный, нуждается в экспертной оценке, и МИД — одна из таких экспертных инстанций», — уточнила она.

Дипломатический скандал назревает

Российский МИД уже заявил, что продажа здания «неизбежно нанесет серьезный ущерб российско-шведским отношениям».

Уведомление Службы взысканий Швеции о намерении осуществить принудительную продажу на публичном аукционе помещений жилого дома торгпредства на основании решения Верховного суда Швеции от 1 июля 2011 года МИД РФ считает неприемлемым, о чем неоднократно, в том числе, «на высоком уровне», сообщал шведским партнерам, говорится в официальном сообщении российского ведомства.

«Недвижимость диппредставительства России в Швеции, включая интересующий в этом контексте служебно-жилой дом Торгпредства по адресу Лидингё, Костерн 5, используется исключительно в официальных целях для обеспечения суверенных функций… Рассчитываем, что в Швеции предпримут надлежащие меры по выполнению своих международно-правовых обязательств и не допустят действий в отношении собственности дипмиссии России, которые неизбежно нанесут серьезный ущерб российско-шведским отношениям», — говорится в заявлении МИД РФ.

Любые коммерческие конфликты, которые связаны с оспариваемым имуществом, принадлежащим госструктурам, влияют в итоге на отношения между странами, говорит BFM.ru Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике».

«Сказать, о том, что отношения могут быть разрушены, нельзя. Но при решении конфликтных ситуаций стороны начинают задействовать политические и дипломатические рычаги. И такие конфликты воспринимаются потом как заносы. Причем довольно долго так воспринимаются», — говорит он.

Старые счеты

Сам Зедельмайер от политики старается держаться подальше, действуя по принципу «только бизнес». На вопрос о возможном ухудшении отношений между Россией и Швецией, в случае если аукцион по продаже здания состоится, он ответил: «Это не мое дело. Единственное, что я могу вам сказать, что если Россия решает вопросы в других странах, начинается «бардак», как вы бы сказали по-русски. Вот и все, что я вам должен сказать».

В настоящее время долг России перед Зедельмайером оценивается на уровне 5 млн евро. Эта сумма увеличилась с учетом пени с 2,35 млн долларов, установленных стокгольмским арбитражем в 1998 году. Таким образом, даже по нынешнему курсу, долг вырос почти в 2,6 раза.

Долг образовался из-за потерянных Зедельмайером инвестиций, вложенных в бизнес в России в начале 90-х годов. В 1991 году еще в Санкт-Петербурге Франц Зедельмайер попытался учредить охранное предприятие вместе с ГУВД Петербурга. Каждой из сторон должно было принадлежать по 50% в новом предприятии. Со стороны ГУВД в качестве взноса в уставный капитал было выставлено здание на Каменном острове, а через четыре года оно было передано управлению делами президента РФ.

В интервью Eurasia Review ранее Зедельмайер утверждал, что проблемы с бизнесом в России у него начались в 1994 году, когда президент Борис Ельцин решил конфисковать компанию, в которой на тот момент работало более 150 человек. В итоге он, как утверждает Зедельмайер, «вместе с Владимиром Путиным» (который в 1994 году стал первым заместителем председателя правительства Санкт-Петербурга) решили, что необходимо написать письмо Павлу Бородину (в то время главе управделами президента) с просьбой компенсировать улучшение арендованной собственности в размере 800 тысяч долларов. Но Бородин ответил, что компания была создана незаконно и, соответственно, выплат не будет.

После этого Зедельмайер через суд стал требовать компенсации за материалы, потерянные при передаче здания другому собственнику, за потерю права использования собственности, а также возмещения потраченных на реконструкцию здания средств. Свой ущерб он оценил в 2,35 млн долларов.

Решение стокгольмского суда от 1998 года Россия не исполнила. И тогда Зедельмайер воспользовался возможностью ареста российского имущества за рубежом. Первый объект нашелся в Кельне — здание торгового представительства России площадью около 15 тысяч кв. метров по адресу Фридрих-Энгельс-штрассе, 7, которое находилось в ведении администрации президента РФ.

Суд в Кельне в 2006 году вынес решение, согласно которому здание могло быть использовано для уплаты долга. К тому моменту долг, который Зедельмайер пытался получить, составлял уже около 5 млн долларов (с учетом пени).

Россия это решение обжаловала, но Высший суд земли Северный Рейн-Вестфалия в итоге удовлетворил жалобу Зедельмайера в 2008 году. К тому моменту долг составлял уже 4,9 млн евро. К 2010 году предприниматель получил только 1 млн евро из общей суммы долга.

Затем Зедельмайер в рамках этого же дела попытался в сентябре 2009 года отсудить у России здание Русского дома — центра науки и культуры в Берлине. Но безуспешно. И вот сейчас он борется за здание торгпредства в Стокгольме.

Былое и думы

Россия не первый раз оказывается вовлеченной в имущественные споры с иностранцами. Эти споры разбираются в стокгольмском арбитраже. Так, в 2009 году завершилась 16-летняя история с иском швейцарской фирмы Noga к России. Швейцарская компания обвинила Россию в том, что та нарушила обязательства по кредитным договорам, датированным 1991 годом, и потребовала компенсацию в 1,4 млрд долларов.

В 1993 году Noga обратилась в арбитражный суд при Торговой палате Стокгольма, после того, как законность ее требований уже признал суд Люксембурга. В 1997 году стокгольмский арбитраж признал законными претензии Noga и постановил, что Россия должна выплатить швейцарской компании 63 млн долларов.

Noga предприняла несколько попыток арестовать имущество России, по решению суда в разное время во Франции замораживались счета Минфина, Минэкономразвития, Минпромэнерго, управделами президента и ряда других организаций в банке VTB-Bank Europe, российский парусник «Седов». В 2005 году в Швейцарии были арестованы 54 картины французских живописцев из ГМИИ имени Пушкина. Впоследствии эти аресты удалось снять. Noga предпринимала также попытки арестовать российскую авиатехнику на салоне в Ле Бурже.

В итоге Noga переуступила требования по долгу четырем швейцарским банкам — своим кредиторам, а те, в свою очередь были выкуплены владельцем компании IPD Capital Александром Коганом в координации с Минфином РФ, указывал в начале 2006 года владелец Noga Нессим Гаон.
В конце 2000-х Гаон снова попытался добиться от России возмещения долга, но в сентябре 2009 года федеральный апелляционный суд США отказал ему в этом праве.

Рекомендуем:

  • Фотоистории