16+
Пятница, 22 марта 2019
  • BRENT $ 67.74 / ₽ 4327
  • RTS1237.68
23 сентября 2012, 10:20
Актуальная тема: Форум Сочи-2012

«Мы не очень успешны в деле улучшения инвестиционного климата»

Лента новостей

К 2020 году Россия должна войти в двадцатку стран с наиболее благоприятным инвестклиатом. Сейчас Россия в рейтинге Всемирного банка и IFC Doing Business на 120-м месте. Замминистра экономического развития Сергей Беляков считает, что эта задача выполнима

Фото: Григорий Собченко/ BFM.ru
Фото: Григорий Собченко/ BFM.ru

На инвестиционном форуме «Сочи- 2012» губернатор Калужской области Анатолий Артамонов заявил, что коррупция в регионе во многом зависит от губернатора. С ним согласен заместитель министра экономического развития Сергей Беляков. «Мы не очень успешны в деле улучшения инвестиционного климата. Нашу неэффективность в этом вопросе надо признать», — заявил он в интервью BFM.ru.

— На форуме прозвучала мысль о том, что если губернатор не будет коррумпирован, в регионе коррупции тоже не будет. Вы согласны с тем, что все зависит от первого лица?

— От губернатора, я согласен, очень многое зависит. Я не уверен, что справедлива обратная связь. Если губернатор мотивированно выстраивает систему таким образом, чтобы не какие-то свои корыстные интересы решать, то риски коррупции существенно ниже. То, что ее нет в регионе, я не Калугу имею в виду, а вообще, где губернатор не проявляет коррупционных вещей, конечно, это не так. Потому что это вопрос не только его личной мотивации, но и его как менеджера, который выстраивает систему управления, если он эффективен, как управленец, да, такие факторы минимальны. Если он неэффективен, какой бы он альтруист ни был, то такие факторы могут быть.

— То есть можно говорить о том, что уровень коррупции отчасти зависит от эффективности губернаторского корпуса?

— Чем более эффективна команда губернатора (с учетом того, что она правильными целями мотивирована), тем меньше проявления коррупции. Они могут быть, но если они становятся достоянием гласности и доходят до кабинета губернатора или руководства региона, то они сразу пресекаются, и пресекаются факторы, которые приводят к ней.

— Сейчас ваше Минэкономразвития работает над законопроектом о возможностях уполномоченного по правам предпринимателей. Вы заявили, что необходимо четко регламентировать его деятельность. Означает ли это, что полномочия нынешнего бизнес-омбудсмена ограничат?

— Законопроект определяет процедуры, которые регламентируют его деятельность. Процедуры — это самая важная вещь, которая гарантирует отсутствие чрезмерного злоупотребления своими полномочиями.

— Вы в своем выступлении на форуме признали неэффективность работы по улучшению инвестиционного климата в России. Означает ли это, что и это поручение президента Владимира Путина — к 2020 году войти в двадцатку стран с наиболее благоприятным инвестклиатом — не будет выполнено, ведь сейчас в рейтинге Всемирного банка и IFC Doing Business Россия занимает на 120-е место.

— Нет, эта задача выполнима. Мы в этом рейтинге движемся. Я с нетерпением жду последнего исследования, надеюсь, что мы там тоже подвинемся. Эффекты есть, и они оцениваются бизнесом, и оцениваются, когда инвесторы говорят о конкретных процедурах: о времени, стоимости процедур, их количестве, об издержках, которые с этими процедурами связаны. Но если они по-прежнему ставят вопрос об инвестиционном климате как о приоритете, значит, пока скачка качественного в вопросе улучшения бизнес-климата мы не совершили.

Наверное, его невозможно сразу очень быстро совершить, и поэтому он остается в повестке дня. В этом смысле мы не очень успешны, и я специально начал с того, что мы очень критично к себе относимся, прямо чрезмерно критично. И это осознанная критическая самооценка, поэтому мы не можем признать себя успешными. Если бы мы сказали: «Мы подвинулись на несколько позиций — на три, на четыре — мы успешны», то все — тогда бы этот вопрос с повестки сошел бы.

— Ваше министерство предложило возбуждать уголовные дела о мошенничестве только при наличии заявления от потерпевших. Критики этой инициативы говорят о том, что это сократит возможности рейдеров. Но при этом появится возможность давить на потерпевших. Что скажете критикам?

— Действительно, такая инициатива есть. Мы подготовили законопроект, он находится в Минюсте. Во-вторых, я ее положительно оцениваю. В-третьих, если бояться давления на кого-то или что-то, то лучше вообще ничего не делать, потому что это всегда может быть. Я бы с этой точки зрения не смотрел. Ну, можно надавить, но это как и при любой статье УК, где требуется для фиксации факта преступления какое-то заявление потерпевшего, тоже может быть давлением на потерпевшего.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию