16+
Воскресенье, 22 октября 2017
  • BRENT $ 57.94 / ₽ 3330
  • RTS1134.45
10 октября 2012, 18:08 ОбществоПроисшествияПолитикаКонфликтыПерсоны
В фокусе: Запрос дня от Google

Трио Pussy Riot распалось: Самуцевич вышла на свободу

Лента новостей

Мосгорсуд сегодня принял решение освободить из-под стражи одну из участниц скандальной панк-группы Pussy Riot Екатерину Самуцевич, заменив ей реальный срок на условный. Надежда Толоконникова и Мария Алехина проведут два года в колонии

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

17 августа Хамовнический суд Москвы признал всех троих участниц панк-группы — Надежду Толоконникову, Марию Алехину и Екатерину Самуцевич — виновными в хулиганстве, совершенном по мотивам религиозной ненависти и вражды (часть 2-я статьи 213 УК). Эта тема сегодня является одним из самых популярных запросов дня поисковой системы Google.

Осужденные за проведение панк-молебна в храме Христа Спасителя в феврале этого года участницы группы Pussy Riot и их адвокаты оспорили приговор Хамовнического суда в вышестоящей инстанции. В своих кассационных жалобах они просили Мосгорсуд отменить решение нижестоящего суда, настаивая на незаконности приговора.

Слушание должно было состояться 1 октября, но одна из осужденных — Екатерина Самуцевич — отказалась от услуг своего адвоката Виолетты Волковой, сославшись на расхождение позиции по делу. Процесс отложили на полторы недели для того, чтобы Самуцевич смогла заключить соглашение с новым адвокатом.

На сегодняшнее заседание пришло около 150 сторонников и противников осужденных. Сторонников участниц панк-группы было явно больше, они аплодировали выступлению девушек. Заседание заняло чуть больше трех часов.

«Неправосудная» экспертиза

В кассационной жалобе защиты адвокаты, в частности, ссылались на то, что следствие с самого начала неправильно квалифицировало действия подсудимых по статье 213 УК, так как в их действиях отсутствовала религиозная ненависть к православным верующим.

Защитники осужденных Виолетта Волкова, Николай Полозов и Марк Фейгин отмечали, что выдвинутый следствием мотив подтверждался одной единственной экспертизой, которая являлась недопустимым доказательством, так как была проведена «не по фактическим событиям, а по видеоролику», то есть с нарушением закона. А видеоролик, по мнению адвокатов, вообще являлся художественным произведением.

«Все эксперты, проводившие экспертизу, являются глубоко воцерковленными людьми, они этого не скрывают. Об этом сообщили и все СМИ. Весь экспертный состав подлежал отводу или самоотводу как небеспристрастный», — заявила в начале заседания Виолетта Волкова. Она просила судей назначить по делу дополнительную либо повторную комплексную психолого-лингвистическую экспертизу, причем проводить ее обязательно в государственном экспертном учреждении.

Однако против этого возразили прокурор и представители потерпевших, которыми по делу признаны девять работников и охранников храма. «Адвокат Волкова совершенно неправа, когда говорит, что закон чего-то требует. Он ничего не требует. Ее ходатайство рассчитано на личный пиар. Экспертиза — лишь одно из доказательств по делу», — заявила представляющая интересы нескольких пострадавших адвокат Лариса Павлова.

Отклонив просьбу защиты, суд перешел к рассмотрению дела по существу.

Виолетта Волкова требовала оправдать осужденных за отсутствием в их действиях состава преступления, а защитник Николай Полозов упирал на то, что при назначении наказания районный суд не учел наличие на иждивении у Надежды Толоконниковой и Марии Алехиной несовершеннолетних детей.

«За все время процесса маленькой дочери Толоконниковой, Гере, только один раз удалось увидеть мать в изоляторе. Разрешение на свидание с ней не давал ни следователь, ни судья, — сказал Полозов. — Это очень жестокое отношение власти к ребенку, который уж точно ни в чем не виноват». Он добавил, что 5-летний сын Марии Алехиной Филипп видел свою мать лишь дважды за те семь месяцев, что она находится под арестом.

По мнению Полозова, в этой связи было бы гуманно заменить назначенное девушкам наказание на условное.

Дойти до Путина

Марк Фейгин настаивал на прекращении дела в связи отсутствием в действиях подсудимых состава преступления. Он заявил, что в деле Pussy Riot имело место давление со стороны органов власти и прессы. В частности, президента России Владимира Путина.

8 октября глава государства дал оценку делу участниц Pussy Riot. Он сказал, что считает правильным арест фигуранток и справедливым назначенное им наказание, а именно что «суд влепил им двушечку». По мнению президента, «нельзя подрывать основы морали, нравственности, разрушать страну».

Фейгин потребовал вынести частное определение в адрес главы государства, который, на его взгляд, пытался повлиять на принятие решения вышестоящим судом. «Никому из должностных лиц не дано право влиять на суд», — подчеркнул защитник.

Самуцевич совершила неоконченное преступление

Предположение, сделанное защитниками накануне в интервью BFM.ru, о том, что с приходом новых адвокатов у Екатерины Самуцевич якобы принципиально поменялась позиция по делу, не подтвердилось.

Новая защитница подсудимой Ирина Хрунова, как и остальные адвокаты, просила отменить приговор. Она заявила, что Хамовнический суд не учел важное обстоятельство: в частности то, что именно Самуцевич совершила неоконченное преступление: она вошла в храм, зашла на солею, достала электрогитару, но не успела на ней сыграть, так как ее задержал охранник. «Наказание за неоконченное преступление гораздо меньше, чем за оконченное», — указала защитница.

«Мы против сращивания духовных и политических элит»

Первой взяла слово Екатерина Самуцевич. Она в очередной раз заявила, что участницы Pussy Riot не собирались оскорблять никого из верующих. «Если мы невольно задели чьи-то чувства, просим простить нас», — сказала она. Самуцевич отметила, что акция носила не религиозный, а политический характер: они протестовали против призыва патриарха голосовать на выборах президента за Владимира Путина.

Самуцевич убеждала, что «никакого раскола у группы Pussy Riot нет», а адвокатов она сменила лишь потому, тройка защитников не имела возможности сосредоточиться именно на ее действиях. «Если я и должна отвечать, то лишь за те действия, которые совершила», — сказала осужденная.

Мария Алехина также настаивала на отмене вердикта и не исключала нового судебного разбирательства. «Я уверена в том, что все мы невиновны. Это очевидно. Приговор Хамовнического суда подлежит отмене», — сказала она.

При этом Алехина призналась, что у нее нет надежды на новый процесс: «За 7 месяцев травли, обмана, лжи я потеряла всякую надежду на справедливость судебного процесса. Я призываю всех верующих людей и позиционирующих себя как христиан. Мы не хотели вас оскорблять, мы не имели такой цели оскорбить вас. Мы против сращивания духовных и политических элит», — уверяла Алехина. При этом она заметила, что в данный момент «общество не готово принять» подобное выступление. «Это был конфликт панк-формы и, получается, закона», — сказала она.

Алехина не скрывала обиды на потерпевших, которые не приняли их извинений, а «вытерли о них ноги, назвав неискренними». Подсудимая коснулась и заявления пресс-службы РПЦ о том, что в случае раскаяния участниц панк-молебна церковь будет просить о смягчении приговора. «Очень страшно, когда раскаянием шантажируют, смешивая таинство с признанием вины», — заметила осужденная.

Реагируя на заявление президента о справедливости приговора, она заметила: «Он сказал, что, дескать, правильно нам «влепили двушечку», и считает неприличным перевод названия группы. Название группы переводится как «Бунт кисок» и звучит не более неприлично, чем ваши призывы мочить врагов в сортире».

Надежда Толоконникова также говорила о политическом аспекте акции. «В СИЗО я могла убедить своими действиями и поступками, что во мне никогда не было религиозной ненависти, — сказала она. — Покаяние как индивидуальный духовный акт для нас приемлемо, но признание вины — неприемлемо».

«Они хотели уйти от наказания, но не вышло»

Представители потерпевших и прокурор просили оставить приговор без изменения, а кассационные жалобы осужденных и их адвокатов без удовлетворения. Так, представляющая интересы нескольких потерпевших адвокат Лариса Павлова отметила, что на момент совершения ни одна из подсудимых не работала, поэтому не было возможности их оштрафовать — то есть избрать более мягкое наказание.

Другой адвокат пострадавших, Лев Лялин, был уверен, что все три девушки «прекрасно знали церковные правила и сознательно их нарушили».

«О подсудимых не вытирали ноги. Наоборот, вытирали ноги о потерпевших, которые готовы были их простить», — ответил он подсудимым. Его поддержал третий представитель пострадавших Алексей Таратухин, который заметил, что признанная по делу пострадавшей свечница Сокологорская молила подсудимых прекратить противоправные действия, но ее оттолкнули. «Это что, по мотивам религиозной любви и нежности было проделано?!», — задал он риторический вопрос.

Лариса Павлова отметила, что в ходе судебного процесса подсудимые не признали вину и дерзко себя вели, задавая пострадавшим издевательские вопросы о настоятеле ХХС, патриархе Кирилле. «Все трое скрывались от органов следствия, а Самуцевич на протяжении 10 дней представлялась другим именем. Эти люди хотели уйти от наказания, но им не удалось», — сказала адвокат. По ее мнению, назначенное судом наказание «соразмерно содеянному».

Прокурор поддержал потерпевших. Он отметил, что в храме не прозвучало ни одного имени политика, поэтому доводы осужденных о политическом характере акции несостоятельны.

В итоге суд принял решение заменить назначенное Самуцевич наказание на условное и освободить ее в зале суда. Екатерине Самуцевич назначили испытательный срок в два года. Если в течение этого срока участница панк-группы совершит новое правонарушение, то срок станет реальным.

Решение суда сочувствующие осужденным встретили аплодисментами, а сама Самуцевич на радостях принялась обнимать подруг.

Надежда Толоконникова и Мария Алехина остались в СИЗО. Их адвокаты заявили, что будут и дальше добиваться отмены приговора, подав надзорную жалобу в Мосгорсуд. Однако главным образом они рассчитывают на Европейский суд по правам человека.

В пресс-бюро ФСИН России сегодня сообщили, что Марии Алехиной и Надежде Толоконниковой не разрешили отбывать наказание в хозотряде СИЗО в Москве. Как сообщает РИА «Новости», такое решение принято «в связи с тем, что штат осужденных, оставленных для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию в данном учреждении полностью укомплектован, руководство изолятора обращение не удовлетворило».

Реакция общества

Смягчение наказания одной из участниц группы Pussy Riot и тюремный срок двум другим — результат работы их адвокатов, считают в Госдуме.

Писатель, блогер Эдуард Багиров тоже считает, что адвокаты оказали девушкам «медвежью услугу».

«Я не думаю, что это было связано с давлением общественности, не секрет, что адвокаты Pussy Riot на них только пиарились. Самуцевич быстренько поняла все это дело, сменила адвоката, и, как следствие, — процесс пошел. Это нормально, девочки просидели достаточно, и у них было время осознать. У остальных участниц включится здравый смысл, и они выгонят этих псевдоадвокатов. Приговор изначально довольно мягкий, но лучше бы его не было, потому что женщины, особенно матери, сидеть не должны».

Многие из тех, кто подписывал письмо в защиту Pussy Riot, напротив, называют решение суда политическим и половинчатым. Вот что говорит режиссер Алексей Герман-младший: «Это решение политическое освободить одну из фигуранток. То, что оставшиеся девушки отсидят два года — это ошибка власти, от этого не выиграет, а проиграет в итоге власть. Я считаю, что в церквях нельзя делать такие вещи, но они уже стали успешными персонажами протестной культуры, поэтому все эти игры, одну отпустить, двух не отпустить, ручное управление. Оно не может быть вечно».

Рекомендуем:

  • Фотоистории