16+
Пятница, 24 ноября 2017
  • BRENT $ 63.37 / ₽ 3704
  • RTS1158.62
28 декабря 2012, 12:29 ОбществоПолитикаКонфликты
В фокусе: Совместно с DW

«Путин даст задний ход»

Лента новостей

Владимир Путин дал понять, что подпишет закон, принятый парламентом в ответ на принятие в США «списка Магнитского». Как реакция Кремля скажется на отношениях двух стран? Интервью DW с экспертом Центра Карнеги

Фото: АР
Фото: АР

Президент России Владимир Путин в ближайшее время, вероятно, подпишет так называемый «закон Димы Яковлева». Документ является ответным шагом на «список Магнитского», принятый в США. Этот закон, в частности, запрещает усыновление российских сирот американцами, а также вводит дополнительные ограничения для работы неправительственных организаций, получающих помощь из Штатов.

Действия российских парламентариев пока не вызвали особой реакции США, если не считать слов сожаления представителя Госдепартамента: администрация и Сенат заняты прежде всего поиском бюджетного компромисса. Однако через некоторое время вопрос отношений с Россией вновь встанет на повестку дня. Как «список Магнитского» и реакция Москвы скажутся на развитии американо-российских отношений? Эксперт Московского центра Карнеги Алексей Малашенко уверен в том, что негативные последствия законов рано или поздно будут компенсированы сближением в других сферах, так как ухудшение отношений — не в интересах Москвы и Вашингтона.

— На заседании Госсовета Владимир Путин сказал, что собирается подписать так называемый «закон Димы Яковлева». Как это скажется на отношениях между Москвой и Вашингтоном?

— Закон, конечно, скажется негативно. Ведь дело зашло уже очень далеко. Так что придется выкручиваться, объясняя, что закон, принятый в ответ на «список Магнитского», — это некая ответная игра. К тому же я бы не спешил видеть все в черно-белых тонах. Ведь есть и сильное встречное движение против «антимагнитского» закона. Достаточно солидные государственные структуры, в том числе Минюст, а также ряд членов правительства совершенно не в восторге от этого документа.

И уж точно очевидно, что Государственная дума окончательно себя дискредитировала. Как теперь американцам иметь дело с этими депутатами? Это какие-то несолидные люди. Вот где будут проблемы. Но ухудшения российско-американских отношений никто не хочет, и сам Путин это понимает. Поэтому будет, я бы так сказал, какая-то компенсация. Можно представить, что Путин отложит принятие этого закона со ссылкой на мнения противников.

— Как может выглядеть компенсация, о которой вы говорите?

— Кремль постарается убедить всех в том, что Россия вынуждена идти на ухудшение отношений с США. Ведь если Путин примет закон, он будет скомпрометирован. Ему надо сохранить лицо. Я думаю, что Москва постарается показать, что она в то же время готова идти на компромиссы. Но в других сферах. Скажем, не исключаю каких-то уступок по разрешению конфликта в Сирии.

— Один, реже упоминаемый, пункт нового российского закона — это запрет некоммерческих организаций с каким-либо американским участием. Что вы об этом думаете?

— Я пока вижу то, что этот закон может коснуться нашего центра Карнеги. Хотя не тороплюсь делать какие-то выводы. Вообще, так все по-идиотски написано, все сложили в одну кучу. Я не юрист, но со стороны этот закон выглядит примитивно.

— Вы говорите о нежелании Москвы и Вашингтона наращивать напряженность. Означает ли это, что и серьезных изменений в российско-американских отношениях вы не ждете?

— Мне кажется, что Путин будет вынужден дать задний ход. Барак Обама и новый госсекретарь (на этот пост выдвинут демократ Джон Керри — Ред.) — это те люди, которые склонны продолжать диалог с Россией. Обострения отношений с Вашингтоном Москве ничего хорошего не сулят, во всяком случае, во внешней политике. Даже во внутренней политике такие вещи не вызовут восторга, хотя в России и ксенофобия сильна, и антиамериканизм. Но я почему-то думаю, что здесь Путин дошел до определенного предела, поэтому придется давать задний ход.

Беседовал Михаил Бушуев
Редактор: Андрей Кобяков

Рекомендуем:

  • Фотоистории