16+
Воскресенье, 19 ноября 2017
  • BRENT $ 62.72 / ₽ 3705
  • RTS1132.45
4 февраля 2013, 20:30 ОбществоПравоКонфликты

Дворника Бахрома Хуррамова освободили

Лента новостей

Дворнику Бахрому Хуррамову, который травмировал 11-летнего подростка, удалось избежать наказания. Зюзинский суд Москвы сегодня прекратил уголовное дело за примирением сторон

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС

Зюзинский суд Москвы сегодня прекратил за примирением сторон уголовное дело дворника Бахрома Хуррамова. Гражданину Узбекистана грозило до пяти лет лишения свободы. Бросив в расшалившихся детей черенок от метлы, он сломал 11-летнему школьнику челюсть.

Ходатайство о прекращении дела на предварительном слушании заявил законный представитель потерпевшего, мать Артема Хотеева — Лариса Хотеева. Ее сын также присутствовала в зале суда. Она сообщила, что подсудимый признал вину, принес извинение ее сыну и возместил причиненный ему вред.

Позже стало известно, что представители узбекской диаспоры помогли Хуррамову заплатить потерпевшему 50 тысяч рублей. Некоторые из них сегодня пришли в суд. По словам члена Всероссийской узбекской диаспоры Тимура Мухамедова, еще на следствии мама мальчика написала заявление, что никаких претензий к обвиняемому не имеет.

Инцидент, который вылился в уголовное дело произошел 6 января этого года у дома №28 кор. 1 по Изюмской улице Москвы в Южном Бутово. По версии следствия, играя в снежки, мальчик и его сверстники случайно попали в дворника. Тот разозлился и метнул в детей черенком от метлы. Итог — двусторонний перелом челюсти у пятиклассника Артема Хотеева.

После того, как мама ребенка написала заявление в полицию, против дворника завели уголовное дело. Уже на следующий день его задержали, а 9 января суд заключил его под стражу. Выяснилось, что по месту временной регистрации, которая оказалась просрочена, дворник не жил, а ютился в помещении мусоросборника. К тому же оказалось, что формально Хуррамов нигде не работал: у него не был оформлен трудовой договор.

Ему предъявили обвинение по части 2-й, пункт «в» статьи 112 УК (причинение вреда здоровья средней тяжести малолетнему). По этой статье ему грозило до пяти лет лишения свободы

Жестокие игры

В том, что вина за случившееся лежит только на дворнике, у многих сразу вызвало сомнение. Так, уже на следующий день после ареста Хуррамова глава столичной полиции Анатолий Якунин заявил, что МВД будет ходатайствовать об изменении обвиняемому меры пресечения «в связи с открывшимися в ходе расследования уголовного дела обстоятельствами». Впрочем, это заявление суд вышестоящей инстанции не принял во внимание, и 30 января Мосгорсуд признал арест Хуррамова правомерным.

Дело весьма оперативно отправили в суд. Собравшиеся здесь члены узбекской диаспоры и жильцы дома как могли защищали подсудимого.

Представитель инициативной группы жильцов Эдика Лялина, ранее работавшая на телестудии ГУВД Москвы, рассказала, что жильцы дома очень уважали и любили Бахрома Хуррамова, которого знали уже два года. «Ему доверяли ключи от квартиры, просили встретить из школы детей. У нас, жильцов дома, отношение к нему было более чем хорошее. Мы считаем, что его спровоцировали и он ни в чем не виноват», — сказала она.

По словам Лялиной, группа детей на протяжении долгого времени терроризировала дворников близлежащих домов. «Я сама лично видела, как они плевали в дворников, давали пинки, разбрасывали мусор», — рассказала она. Эдика Лялина сообщила, что обращалась к инспектору по делам несовершеннолетних после одного из таких случаев, но те отказывались предпринимать какие-либо меры, ведь никто из детей не стоял у них на учете. Поэтому группа жильцов написала письмо в поддержку Хуррамова. В нем люди просили освободить его из-под стражи.

Тимур Мухамедов в свою очередь поделился сомнениями по поводу объективности расследования. Он отметил, что в деле отсутствует вещественное доказательство — «черенок от злополучной метлы, а не лопаты, как писала пресса». Поэтому неясно, как эксперты пришли к выводу, что с расстояния 50 метров этим предметом можно было в двух местах сломать челюсть, сказал он. Мухамедов выдвинул версию о том, что травмы ребенку могли нанести позже старшие подростки.

Он также дивился рекордным срокам расследования, которое заняло всего 10 дней. «Это недостаточный срок, чтобы всесторонне и полно расследовать дело», — считает представитель узбекской диаспоры. Приехавшая в суд супруга Хуррамова Джамиля Мустафаева уверяла, что ее муж по натуре «нормальный, добрый и неконфликтный» и не мог совершить преступление.

Надо сказать, что против ходатайства о прекращении дела возражал прокурор. Однако суд не нашел оснований, чтобы отклонить просьбу матери ребенка, которую поддержали трое защитников дворника.

Чтобы принять решение судье Леониду Чечко потребовалось полтора часа. Закрыв дело «за примирением сторон», он освободил подсудимого из-под стражи. На выходе Хуррамова встречали жена и брат.

Мать Артема Хотеева и сам мальчик с прессой общаться не захотели.

«Что делать? Будем убирать»

Адвокаты подсудимого не скрывали, что рады исходу дела. Один из них, Анатолий Пчелинцев, назвал решение суда «справедливым». «В условиях обоюдного конфликта, который имел место, оно устраивает обе стороны», — сказал он. Защитник считает, что, принимая такое решение, суд, прежде всего, исходил из интересов детей Хуррамова. «Когда отца двоих детей арестовали, семья осталась без материальной помощи», — сказал адвокат. Развивать тему о том, чем могли обидеть дворника дети, защитник не пожелал.

При этом он не исключил, что прокуратура, скорее всего, обжалует решение о прекращении дела в Мосгорсуде. Правда, почему представитель надзорного ведомства выступил против того, чтобы поставить в деле точку, адвокатам до сих пор неясно. «Кроме слов о необходимости восстановления социально справедливости прокурор не привел никаких серьезных оснований», — заявил BFM.ru другой адвокат Хуррамова Санал Дорджиев.

Уедет ли его подзащитный на родину или останется работать в Москве, адвокат не знает. В любом случае представители Общественнной палаты и узбекской диаспоры обещали дворнику помогать.

Сам Хуррамов хочет остаться в Москве и вернуться к работе. Об этом он заявил журналистам, когда его вел конвой оформлять документы на освобождение. «А не много ли снега насыпало?» — шутили журналисты. «Что делать? Будем убирать», — ответил недавний подсудимый.

Рекомендуем:

  • Фотоистории