16+
Среда, 13 декабря 2017
  • BRENT $ 63.97 / ₽ 3793
  • RTS1149.88
5 июня 2009, 02:17 Компании

Анатолий Чубайс: «Не надо ждать радикальных заявлений»

Лента новостей

Глава ГК «Роснанотех» рассказывает о том, как развивается возглавляемая им компания, какие проекты реализует, кого приглашает в соинвесторы

Анатолий Чубайс. Фото: Митя Алешковский/BFM.ru
Анатолий Чубайс. Фото: Митя Алешковский/BFM.ru

Глава ГК «Роснанотех» Анатолий Чубайс принимал участие в работе многих экономических форумов — и российских и зарубежных. В интервью радиостанции Business FM он рассказывает об эволюции Петербургского экономического форума, а также о том, как развивается возглавляемая им компания, какие проекты реализует, кого приглашает в соинвесторы.

— Ваши ожидания от форума?

— Я считаю, что питерский форум уже стал классным событием. Я хорошо помню, что с ним было лет 7–8 назад — ничего более тягучего и бессодержательного посещать мне не приходилось. Этот форум — совершенно иной, он по-настоящему международный и, я думаю, вошел в число лидеров в мире по содержательности. А в России уж точно он номер 1.

Конечно, нельзя ждать от форума ответов на все вопросы. Но я с нетерпением жду инновационной сессии, на которой интересный состав выступающих. Мне важно понять тему соединения инноваций с кризисом. Что в действительности здесь плюс, а что — минус. Интересным станет мнение политических лидеров, что будет сказано президентом.

— В прошлом году Дмитрий Медведев говорил, что Россия должна стать гаванью для инвестиций. Будет ли все-таки констатация того, что российская экономика обязана быстро перестраиваться?

— Насчет гавани... Надо признать, что масштаб потрясений в мировой экономике беспрецедентен, даже 1929 год Великой депрессии не сравним с ним. Потому что Великая депрессия была в Америке, но ее не было ни в Китае, ни в Индии. Сегодня же мы впервые в истории человечества сталкиваемся с глобальным кризисом такого масштаба. Нужно адекватно оценивать все события, что произошли до и случатся после.

Любой политик в ситуации кризиса находится под тяжелым давлением взаимоисключающих требований. Естественно, возникает желание воспользоваться возможностью для глубокой модернизации. Но что такое модернизация? Это, с одной стороны, большая производительность труда, но, с другой — сокращение численности работающих. А это — люди на улице. Но в кризис нет безграничных возможностей по поддержке этих людей.

Поэтому не надо ждать радикальных заявлений. Скорее, нужно видеть вектор и четко понять, как мы вынуждены маневрировать в этой сложной ситуации, какую тактику использовать. Но по стратегии те цели, которые были обозначены в концепции развития страны, остаются прежними.

— Сегодня у вас было подписание контракта с группой «Ренова»...

— Да, это очень интересный проект. Он мне нравится профессионально. Речь идет о сердцевине в строящемся нами солнечном кластере. Мировой рынок солнечной энергетики растет на 40% в год, и даже на фоне кризиса темпы роста не снижаются. В нашем понимании, России потерять это было бы просто глупо. Поэтому мы предприняли ряд шагов. В частности, подписали крупное соглашение с объемом инвестиций более 20 миллиардов рублей по строительству в Чувашии в городе Ново-Чебоксарсске крупного предприятия по производству солнечных панелей по технологии тонких пленок. Это масштабный проект. Важно, что отдельная часть инвестиций сориентирована даже не на приобретение новейшего оборудования, а на строительство исследовательского центра, на который мы потратим более миллиарда рублей. Этот центр будет работать во взаимодействии с питерскими учеными из Физтеха им. Иоффе и должен стать центром кластера.

Несколько месяцев назад мы приняли решение о строительстве в Иркутской области крупного завода по производству поликремния. У наших партнеров по проекту в собственности есть компания, которая профессионально занимается девелопментом, установкой солнечных батарей в Европе. Это одна часть кластера.

Другая часть — альтернативные технологии в солнечной энергетике. Помимо технологии солнечных пленок, есть классическая кремниевая, а есть еще одна, самая продвинутая. По каждой из этих трех технологий мы собираемся строить в России заводы. Наш солнечный кластер мыслится нами сейчас как целостная конструкция, которая сможет стать не просто местом штамповки батарей, а центром исследований и разработок в этой области. Сегодняшний проект — это сердцевина, потому что там будет крупнейший исследовательский центр.

— Как вам удалось уговорить Виктора Вексельберга, главу «Реново», на 20 миллиардов рублей?

— Из 20 млрд инвестиций 12 — наши. А Вексельберг несколько лет назад сделал шаг, который как раз и привел его к нам. Он из алюминия и нефти пошел в сторону хай-тека, приобретал лучшие европейские компании в области машиностроения, просто диверсифицировав свой бизнес. Это был первый шаг, который тогда мало кто понимал. Вторым шагом он стал рационально соединять потенциальные преимущества России в виде интеллектуального капитала и технологий, которыми он уже владеет. И это синергия дает эффект.

И мне не пришлось его просить. В некотором смысле это общий проект, служащий общим интересам.

— То есть даже верхушка бизнеса, традиционно ассоциируемая с нефтью, понимает, что необходимо вкладываться в технологии. Кто будет следующим?

— У нас завершается серьезная работа с Владимиром Евтушенко [председатель совета директоров АФК «Система», — BFM.ru ]. В замысле проекта — строительство российского уникального предприятия в области электронной компонентной базы, которое должно начать выпускать продукцию с топологическим размером менее 100 нанометров, точнее, 90 нанометров. Это прорыв, которого наша страна пока еще не делала. Есть и другие интересные предложения в здравоохранении, фармацевтике, фотовольтаике...

— Каких объемов инвестиций вы ожидаете достичь в этом и в следующем году?

— Здесь все просто. Уже созданы компании, бизнес-процессы отстроены, проходит отбор проектов. И мы в полном объеме способны освоить тот объем финансирования, который будем получать. В этом году это 35 млрд рублей. Они и будут вложены в проекты.

— А сколько будет привлечено дополнительно?

— Мы можем инвестировать до 90% в проект, создавая привлекательные условия для инвесторов, деля с ними риски. Но по факту мы держим линию на 60-65%. Это означает, что к нашим 65 копейкам прибавляется 35 копеек наших партнеров. На днях на нашем наблюдательном совете была утверждена важнейшая концепция создания фондов. Речь идет о 5 видах фондов, которые мы будем создавать — начиная с посевных и венчурных, заканчивая крупными инвестиционными фондами с размером под 2 млрд долларов. Потом фонды будут вкладывать капитал в проекты, привлекать соинвесторов и, возможно, кредиты.

— В этом году на 100 миллиардов можно рассчитывать?

— Нет, это слишком много. В этом году профинансируем 35 миллиардов, а в будущем надеемся существенно увеличить объем. У нас цель простая, она не в объеме вложений, а в объеме создаваемой отрасли. Перед нами стоит задача: в 2015 году в России должна быть построена наноиндустрия, производящая в год продукцию на 900 млрд рублей.

— На форуме пройдет несколько сессий о конкурентоспособности государств. Вы верите в то, что Россия способна стать конкурентоспособной державой?

— Это серьезный вопрос, который я сейчас для себя начинаю понимать с инновационной точки зрения. Я вижу, что конечный предмет конкуренции между странами, это конкуренция за условия жизни. Именно качество жизни будет главным критерием для ответа на вопрос о том, удается ли сохранить человеческий капитал — самое ценное в инновационной экономике. Перед нашей страной задача особенно тяжелая. Мы можем решить вопросы, связанные с уровнем жизни с точки зрения экономики, вопросы с развитием инфраструктуры. Но более тяжелыми, в моем понимании, в историческом развитии России являются вопросы в другой области — взятки, коррупция, разрушение правоохранительной системы. Здесь все будет куда более сложно, чем в экономике.

Рекомендуем:

  • Фотоистории