16+
Пятница, 15 декабря 2017
  • BRENT $ 63.53 / ₽ 3743
  • RTS1144.76
6 июня 2009, 13:20

Андрей Фурсенко: «Надо делать не то, что умеешь, а что надо»

Лента новостей

Министр образования и науки России Андрей Фурсенко рассказал в интервью радиостанции Business FM о том, как российская наука может способствовать переходу экономики на инновационные рельсы

Андрей Фурсенко. Фото: Митя Алешковский/BFM.ru
Андрей Фурсенко. Фото: Митя Алешковский/BFM.ru

Министр образования и науки России Андрей Фурсенко рассказал в интервью радиостанции Business FM о том, как российская наука может способствовать переходу экономики на инновационные рельсы.

— Ввыступлении Дмитрия Медведевапрозвучали слова о том, что России необходимо переходить на инновационные рельсы развития. Какую помощь в этом переходе может оказать российская наука?

— Наука есть везде. Она весьма эффективно существует не только в том, что мы привыкли связывать со словами «высокие технологии», «телекоммуникации» или «нанотехнологии». Она присутствует в добыче полезных ископаемых, в производстве продуктов питания, в медицине. Сложно сказать, где ее нет. Но новые технологии в важных традиционных для России отраслях — это, наверное, то, на что наука должна сегодня обратить самое серьезное внимание.

— Какие отрасли вы имеете в виду?

— Тот же самый ТЭК. Качество добычи нефти, отдача пластов, переработка углеводородов, обработка и использование попутных газов, переход на новую энергетику, на водородную энергетику — это все вещи, которые очень естественны для России, и, казалось бы, должны быть привлекательны для страны. Но для этого требуется делать не то, что умеешь, а то, что надо. А это всегда очень сложно.

— Кстати, Герхард Шредер, бывший канцлер Германии, упомянул, что в будущей структуре мира огромное значение будет иметь способность экономно потреблять энергию. Что в этом плане происходит сегодня в России, насколько мы отстаем от Европы и есть у нас какие-то технологии, которым могут позавидовать европейцы?

— Известно, что затраты энергии на единицу ВВП у нас, к сожалению, гораздо выше, чем в большинстве стран. Причем выше не только, чем в Японии — в 15 раз, но и чем в США, в Китае. И это связано не только с неэффективностью использования энергоресурсов. Дело в том, что у нас несколько иная структура экономики. Естественно, на выплавку металлов, например, требуется больше энергии, чем на создание микросхем. Поэтому есть вещи, которые более или менее естественны, и они связаны с международным разделением труда. Но есть и то, в чем мы проигрываем просто потому, что об этом не думаем, имея очень дешевые и доступные энергоресурсы.

Что надо делать? Мы должны, в частности, менять систему освещения, заменяя источники света на более экономные, переходить на новые технологии в тяжелой промышленности, где мы тратим очень много энергии, например, на обогащение полезных ископаемых. То есть нам надо переходить на принципиально новые технологии. Для этого существует много методов и возможностей, многие из них были предложены в России, а до этого — в Советском Союзе, но в большей степени они сейчас используются за рубежом. Технологии есть, должен быть спрос со стороны правительства и необходима система, которая бы заставляла людей беречь энергию. Здесь нужно говорить в том числе о повышении тарифов. Я понимаю, что это не самые популярные вещи, но без существенного повышения тарифов кардинального движения в сторону энергосбережения вряд ли удастся добиться.

— Винтервью Business FM глава «Роснанотеха» Анатолий Чубайс рассказало намерении реализовать планы по инвестициям и государственных, и привлеченных средств в нанотехнологии. Это порядка 35 миллиардов рублей в этом году. А какие нужны инвестиции для того, чтобы решить или хотя бы приблизиться к решению вопросов грамотного энергопотребления и энергоиспользования?

— Думаю, что сегодня очень большие инвестиции могут создать не только возможности, но и проблемы. Дело в том, что как только появляются очень большие деньги, люди начинают их тратить не слишком эффективно. Те деньги, что тратятся в «Роснано», адекватны потенциальным возможностям, которыми мы сегодня обладаем. У нас сдерживается развитие нанотехнологий, а это тоже связано с энергосбережением, с ресурсосбережинем. И сдерживается, на мой взгляд, не столько недостатком денег, сколько отсутствием интересных, хорошо сформулированных перспективных проектов. Конечно, деньги не помешают, но требуется больше денег не на порядки, а, возможно, в разы.

Назвать точную сумму, необходимую для решения всех проблем энергосбережения, вряд ли сейчас возможно. Можно говорить об оценке проектов. Должна быть, наверное, возможность получить деньги в случае, если есть адекватный проект, то есть то, что сегодня имеется в «Роснано». Почему люди идут туда с проектами? Потому что знают, если проект хороший, то деньги будут получены.

— Планируется ли создание какой-то структуры для поиска и отбора проектов, связанных с ТЭКом? Ваше министерство, например, сможет взять на себя создание центра принятия таких проектов?

— Отмечу сразу, что в «Роснано» на ТЭК обращают особое внимание. Есть и проекты в этом направлении, поддерживаемые за счет федеральных целевых программ, которые курирует наше министерство. У нас сейчас действуют совместные программы с Минэнерго, с Минпромторговли. Главная задача сегодня — сформировать запрос. Если мы задаем постепенно нарастающие требования к энергосбережению за счет увеличения тарифов, за счет более жестких правил, например, экологических, а, с другой стороны, создаем технологические возможности с помощью новых технологий обеспечить затраты на эти ресурсы, несмотря на рост тарифов, то это снимет очень большие напряженности.

— Хотя социально это будет непопулярно.

— Но ведь надо что-то выбирать. В краткосрочной перспективе это будет непопулярно, потому что человеческая природа такова, что менять особо никто ничего не хочет. Даже лампочку поменять — с накаливания на энергосберегающую.

К примеру, как поступили на Кубе? Там бесплатно поменяли все лампочки. То же самое сделали с холодильниками и с кондиционерами. И даже в таком случае это была не самая популярная мера, потому что люди привыкают к вещам, к каким-то порядкам.

— У лампочек накаливания другой, более теплый и комфортный свет.

— Светодиоды обеспечивают, в отличие от люминисцентных ламп, правильный спектр, поэтому тут, скорее, вопрос привычки. С медицинской точки зрения, современные источники дают гораздо более правильный свет.

Рекомендуем:

  • Фотоистории