16+
Воскресенье, 24 июня 2018
  • BRENT $ 75.53 / ₽ 4751
  • RTS1125.41
31 мая 2013, 16:27 ФинансыБанки, вклады и кредиты

Юрий Соловьев: «Многие предприятия будут искать альтернативы Кипру»

Лента новостей

Интервью первого зама президента - председателя правления ВТБ Юрия Соловьева Business FM: о кипрском кризисе и SPO компании

Председатель совета директоров холдинга «ВТБ Капитал» Юрий Соловьев. Фото: РИА Новости
Председатель совета директоров холдинга «ВТБ Капитал» Юрий Соловьев. Фото: РИА Новости

Итоги SPO группы ВТБ, а также ситуация на Кипре после кризиса — таковы главные темы интервью первого заместителя президента - председателя правления ВТБ Юрия Соловьева, которое он дал Business FM.

— Уникальность SPO группы ВТБ заключается в том, что оно проводилось на локальном рынке. Мы уже знаем, что в составе частных акционеров группы ВТБ две такие крупные, известные фамилии — Прохоров и Керимов. Сообщалось, что Прохоров на 400 млн долларов приобрел акций в ходе SPO, сумма, которую вложил Керимов не оглашается. Прохоров и Керимов стали крупнейшими частными акционерами ВТБ после SPO?

— Вы знаете, в самой сделке крупнейшим инвестором являлся Норвежский суверенный фонд. За ним по величине сделок идут Катарский инвестиционный холдинг и Государственный нефтяной фонд республики Азербайджан. Это крупнейшие инвесторы, которые для нас являются новыми акционерами, мы всячески приветствуем их присутствие, надеемся на увеличение бизнеса с этими уважаемыми участниками мировых рынков. Среди российских, хотелось бы отметить именно группу ОНЭКСИМ с инвестицией более, чем 400 млн долларов, и компания «Миллениум», которая не только воспользовалась своим преимущественным правом по существующему пакету акций, которым они владеют, но и увеличила свою долю. Среди российских инвесторов это, действительно, два самых крупных акционера, среди общих инвесторов, давайте не забывать про российское государство, которое до сих пор владеет чуть более 60% акционерного капитала нашего банка, и вышеозначенные фонды тоже заняли достаточно большую долю в нашем акционерном капитале.

— То есть выше означенные фонды, все-таки в общем весе каждый из них является более крупным акционером, чем Прохоров и Керимов, каждый по отдельности.

— Да.

— Мы знаем также, сравниваем, что происходит в Сбербанке и в ВТБ. У Сбербанка, как нам рассказали в Сбербанке, 44% сейчас акционерного капитала после проведения приватизации приходится на не резидентов. С учетом той доли, которую только Прохоров и Керимов приобрели, очевидно, что у вас несколько другое соотношение. Чем вы это объясните, что Сбербанк в основном продается для иностранных фондов, а здесь у нас все-таки два крупных частных российских инвестора?

— Во-первых, хотелось бы отметить, что размер сделки, которую мы только что завершили, определил наш аппетит на новые капиталы. То есть нам больше капитала, который мы могли бы потребить в ближайшие три года, по нашим расчетам не понадобится. Соответственно, при желании у нас было огромное количество заявок от большого количества не резидентов и фондов, и длинных денег, и других суверенных фондов, которые приходили с меньшим размером сделок. Мы, к сожалению, должны были им отказать именно потому, что нашей группе больше капитала нет необходимости поднимать. Русские и российские инвесторы, наверное, плотно работают с банком, может быть, более плотно, чем часть иностранных инвесторов, понимая хорошо фундаментальную стоимость акций, понимая фундаментальную недооценку наших акций сейчас, они вложили достаточно крупные деньги в наш акционерный капитал. Мы только всячески приветствуем это. Это показатель того, что российский инвестиционный истеблишмент интересуется нашим банком, участвует в акционерном капитале и, наверное, будет также с нами работать, как в соотношении банк-клиент.

— Прохоров и Керимов уже получат какой-то доступ к управлению группой ВТБ?

— Номинанты в советы директоров.

— Меня именно это интересует. Позволяют ли их пакеты уже выдвигать каждого из них в члены советов директоров.

— Насколько я понимаю, каждый пакет в отдельности пока недостаточно велик для того, чтобы выдвинуть каких-то кандидатов в совет директоров. Но вы не забывайте, что все акционеры потом будут голосовать за этих кандидатов, и, соответственно, большинство акционеров будут утверждать того или иного кандидата.

— Понятно. Другая тема, связанная с Кипром. Полтора-два месяца назад дочерний банк ВТБ на Кипре устоял. Как сейчас там складывается ситуация, пострадали ли клиенты, требуется ли какая-то реструктуризация или Русский коммерческий банк волна банковского кризиса на Кипре не задела вообще?

— Очень много мифов, действительно, связано с нашим присутствием на Кипре. Мы в первые же дни после существующей проблемы, когда она обозначилась достаточно четко и привела к заморозке банковских активов на Кипре, заявили о том, что мы не ожидаем потерь ни для нас, как группы банков, ни для наших клиентов. Обосновывали мы это тем, что у нас банковский институт на территории страны полностью здоровый, он приносит прибыль. В прошлом году это было в районе 100 млн евро и достаточно высоким возвратом на капитал. Это здоровый банковский институт, который платит налоги на территории страны, он также является добросовестным работодателем. Никогда не пользовался помощью ни ЦБ Кипра, ни ЦБ Евросоюза, и в данной ситуации мы не понимали, каким образом, и почему здоровое предприятие, здоровый финансовый институт должен подвергаться какого-то рода дискриминации. Поэтому после того, как правительство Кипра разобралось с существующими проблемами, выделило нездоровые, больные или фактически уже мертвые банки, были объявлены решения, 13 мая этого года с присутствия нашей группы на Кипре были сняты все ограничения. Банк работает абсолютно в спокойном режиме. Более того, хотел бы сказать, что Русский коммерческий банк прошел успешно все проверки ЦБ Кипра, а также независимых европейских аудиторов. Была специальная комиссия, которая оценивала и по финансовой проверке, и по ведению операционной достаточности, капитальной достаточности бизнеса, в том числе и международными организациями были даны заключения, что наш банк полностью соответствует всем действующим требованиям, включая лучшие международные стандарты в области противодействия отмыванию нелегальных финансовых средств, о чем так много истерично говорили, как угрозе финансовым рынкам.

— Если посмотреть дальше, кипрская юрисдикция остается интересной для российских бизнес-структур или оттуда наш бизнес будет уходить?

— Это глобальный вопрос, он зависит не только от Кипра или желания определенных экономических субъектов вести там экономическую деятельность или финансовую, или банковскую. Это также зависит от тех условий, которые создаются в нашей стране, и от налогового законодательства, которое, с нашей точки зрения, становится и стало очень благоприятным для развития бизнеса, и многие предприятия или холдинги, я уверен, будут искать альтернативы. В том числе, я уверен, будут рассматривать Россию, мы в этом аспекте, как банковский институт, будем призывать их расширять свою деятельность именно на территории РФ.

С Юрием Соловьевым беседовал Илья Копелевич.

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию