16+
Понедельник, 21 августа 2017
  • BRENT $ 52.70 / ₽ 3109
  • RTS1027.85
30 июня 2013, 18:22 Общество

Бизнес по-голландски

Лента новостей

Чем мы друг другу интересны, и чего друг у друга не понимаем

Порт Роттердам. Фото: Reuters
Порт Роттердам. Фото: Reuters

Главный редактор Business FMИлья Копелевич рассказывает о своей поездке в Голландию, в ходе которой он наблюдал за работой различных голландских компаний — от сельскохозяйственных, до газодобывающих.

Голландцы очень серьезно относятся к делу. И если они пригласили журналистов посмотреть, как работает бизнес, то даже селить вас будут вдали от городских центров. Чтобы не отвлекаться. Поначалу, даже немного обидно.

У нас бы, говорим между собой, принимали иначе. Зато, куда бы мы ни приехали (а в день объезжали по 3-4 компании), руководство уже нас ждало. Ни минуты опоздания, ни минуты ожидания. Нигде. Время — деньги.

Первое, что бросается в глаза в промзонах — там вообще почти не видно людей. К примеру, порт Роттердама — когда-то был крупнейшим в мире, сейчас уступает нескольким азиатским хабам. В контейнерном терминале — ни «вира», ни «майна» не слышны.

Автоматический кран сам цепляет один за одним контейнеры, переносит их на грузовую платформу, она сама едет (без водителя) по запрограммированному маршруту. Потом все это тоже автоматически грузится в фуры или в вагоны, а они уже выходят из порта через таможню, на которой тоже нет ни души.

Есть рамка-рентген. Чтобы все это работало, достаточно правильной маркировки и продуманной логистики. Не зря люди придумали компьютеры и базы данных. Главное — почему-то все сходится.

Инновации по-голландски

Инновации по-голландски — это совсем не обязательно что-то похожее на Силиконовоую долину или даже на «Сколково». Вот, например, овощебаза, по-нашему. Это тоже центр непрерывных инноваций. Компания «AlexPort» отправляет овощи по всей Европе, но особенно много — в Россию. Там даже надписи на русском есть.

В складских помещениях (в каждом — своя температура, и разные виды овощей лежат не в случайном соседстве друг с другом, а так, чтобы лучше дозревать) — кажется, что голландские овощи вообще произрастают в коробочках. Они все одинаковой формы и размера.

Генеральный директор рассказывает нам: «Наша постоянная забота, чтобы голландские овощи и фрукты не проиграли конкуренцию в цене… Для этого приходится все время совершенствовать технологию».

Голландские овощи на рынке Амстердама. Фото: Reutres

Директор этой, по-нашему, «овощебазы» — больше похож на профессора, чем на охранника, как бывает у нас. Естественно, прекрасный английский (его в Голландии вообще все знают), а названия всех овощей он и по-русски, и по-немецки, и на любом языке знает.

Произрастают голландские овощи, которые мы покупаем в наших магазинах, почти таким же автоматическим путем, как идет разгрузка в порту. По приказу компьютера в нужный момент засеивается семя, подается столько света, сколько нужно, подливается нужное количество воды, и в нужный момент этот овощ почти сам падает в подъезжающую коробочку.

А коробочка дальше движется уже на ту самую базу, где я был. Немного преувеличиваю, но, думаю, в недалеком будущем именно так все и будет происходить. Во всяком случае, с самого «зачатия» всякий овощ уже промаркирован.

Честно сказать, я не любитель голландских помидоров. Больше люблю узбекские, среди которых двух похожих не найдешь. Но Голландия, понятно, не Узбекистан. И мы покупаем голландское.

Задаю вопрос — вот цена здесь, и цена в России. Вы знаете, насколько она меняется? Он сказал: «Честно говоря, не знаю, как меняется цена в России, потому что мы продаем российским клиентам все прямо здесь. Слишком много проблем самим везти в Россию. Таможня, дороги… Но у нас цена меняется на каждый вид товаров по несколько раз в день». «Как это так?», — удивляюсь я. «Смотрите, сегодня солнце уже третий день, это значит, что в нашей теплице баклажаны, перцы, помидоры — их вырастет чуть больше. На следующей неделе их будет больше, чем в принципе у меня готовы заказать. Со стороны спроса тоже все время есть динамика. И так каждый день меняется цена».

В общем, у голландского гендиректора овощной кампании нелегкий хлеб.

Ставка на Ямал

Следующая история — газ. Те, кто бывал в Голландии, прекрасно знают, что вся она покрыта огромными ветряками, которые вырабатывают электричество. Совсем немного, но все равно вырабатывают, чтобы ветер не пропадал.

Но мало кто знает, что Голландия добывает газ, причем не только себя обеспечивает, но даже экспортирует в Германию и Бельгию. В Гронингене, на севере Голландии, находится довольно большое месторождение, его разрабатывают с 60-х годов. При этом осваивают и все маленькие газовые поля, будь они в море или на суше.

Скульптура молекулы газа рядом с Гронингемским газовым месторождением. Фото:Detlef Schobert/flickr.com

Добывать там, в принципе, не выгодно, но они, тем не менее, их разрабатывают и закупают в приоритетном порядке, чтобы продлить жизнь основному месторождению. Им известно, что примерно к 2035 году весь этот газ потихоньку закончится. Мысли всех энергетиков Голландии (видимо, и во всей Европе) обращены на наш полуостров Ямал. В предстоящие 50-100 лет, говорят они, ни биотопливо, (его там тоже активно разрабатывают), ни сланцевый газ, ни сжиженный (который как раз через Роттердам поставляется), ни дешевый уголь, который пока немного вытеснил газ, — все это не очень серьезно.

А в перспективе 50-100 лет все-таки основной вклад в европейскую энергетику будет вносить газ с полуострова Ямал и из Карского моря вокруг Ямала. В голландских кампаниях, связанных с этим, считают, что в ближайшие десятилетия инвестиции в разработку наших газовых месторождений на Ямале должны составить 30-40 млрд долларов.

Нам показывали несколько голландских компаний, которые, как они честно признаются, очень надеются, что поучаствуют в этом. Там даже создан целый альянс. Он объединяет геологоразведчиков, кампании, которые умеют укладывать трубы по дну, строить в море газодобывающие платформы и прочее, что понадобится при дальнейшем освоении Ямала. А в будущем Ямала у них никаких сомнений нет — невзирая на любые текущие трения между «Газпромом» и Евросоюзом. Этим мы им точно интересны.

У нас много говорят о пресловутой европейской энергетической хартии. Третьем энергопакете, в соответствии с которым компании, которые добывают газ, транспортируют газ, и продают газ потребителям, не должны быть в одних руках. Эту хартию ввели в 2005 году, но там был предусмотрен длинный переходный период. Германия до сих пор не ввела ее в действие. А голландцы уже в 2005 году свою большую газовую компанию, которая прежде делала все — и добывала, и транспортировала, и продавала, как наш «Газпром» — разбили на три части.

Мы в России часто спорим, зачем это делается. Из довольно продолжительных бесед на эту тему, я лично для себя окончательных выводов так и не сделал. Все они говорят, что вроде бы конечный потребитель от этого выигрывает. Доказать это сложно. За эти годы цены на газ, как и на всю энергию, только росли, и математика здесь не поможет.

Говорят, если бы не реформа, рост был бы еще больше. Возможно. В пользу этого, наверное, говорит опыт компании «Газ Терра», которая как раз является газотрейдером. Я вот удивлялся, как это в продовольственной компании каждый день по несколько раз меняют цены на каждый овощ…

Еще интереснее было узнать, что отпускная цена на газ в «Газ Терра» также меняется по несколько раз в день. Не буду вдаваться в подробности — просто это факт. Потому, что «Газ Терра», которая стоит между глобальными поставщиками газа и коммунальными компаниями, каждый день получает топливо из разных источников. Из Гронингена, с малых полей, СПГ из Роттердама и так далее. Они не связаны с одним поставщиком. И спрос тоже каждый день колеблется — в зависимости от той же погоды.

Прямо, как на обычном рынке, с его железным законом спроса и предложения. Так что у «Газпрома» конечно будут сложности с его долгосрочными контрактами в Европе. Но это взгляд только с одной стороны.

Другой взгляд на эту тему я обнаружил в той компании, которая эксплуатирует и строит магистральные газопроводы. Они, конечно, тоже поддерживают реформу. Но есть вопросы. Например, а кто определяет тариф на прокачку? Ответ — сплошная путаница.

Вроде бы государство. Но труба-то практически общая у Голландии, Германии, Бельгии, кого еще по географии вспомните. И подход у всех разный. В Голландии, например, понимают, что в перспективе нужно больше трубопроводного газа из России. Стало быть, нужны новые трубы и инвестиции, которые будут зашиты в тариф.

А вот тут уже начинаются сплошные противоречия, потому что теперь в этом процессе стало очень много разных сторон с разными интересами. И они честно говорят — пока не знаем, как это будет работать в долгосрочной перспективе. Но верят, что обратной дороги уже нет.

Офис «в облаке»

А теперь история про офис газовой компании. Казалось бы, о чем здесь думать? Сидят на газе. Но они очень гордятся тем, что их новый офис — образец энергосбережения. Хотя в Голландии не очень много солнца, здание оснащено солнечными батареями. Они умеют летом сберегать теплый воздух внутри для зимы, а зимой холодный воздух запасать в специальных хранилищах для того, чтобы использовать его потом летом для охлаждения.

И, самое неожиданное, о чем я вообще никогда не слышал… Ни у одного работника здесь вообще нет своего рабочего места. Нет своего стола, своего компьютера. Они все работают в облаке. Откуда угодно. Хоть из дома (не считая, конечно диспетчеров, но это всего лишь один большой стол). Как они друг друга находят? Через облако.

В чем смысл этого? Во-первых, это красиво. Офис скорее похож на клуб, где люди могут передвигаться свободно, ходить куда угодно. Но самое главное объясняет нам менеджер: «Раньше у меня был стол, и он был весь завален бумагами. А теперь у меня нет стола, нет тумбочки, и бумаг у меня, естественно, тоже нет. Есть только компьютер, и я — весь в облаке».

Мы видели много разных предприятий, на которых не работают люди руками. Себестоимость, энергосбережение — это альфа и омега. Голландские бизнесмены владеют несколькими языками, постоянно заняты мыслями о том, как сделать свою продукцию более конкурентоспособной, более дешевой, и для этого им все время нужны новые технологии. Зато им не приходится ни от кого защищаться.

Россия учится у Голландии, начиная с Петра Первого, и он первым из русских описывал голландский опыт. Его там тоже, кстати, помнят до сих пор. И не только за работу на верфи, но и за безумные кутежи.

В заключение — лирическое отступление. Больше всего меня эти люди поразили, тем, насколько они дисциплинированны. Любое опоздание на 5 минут — это трагедия. Просто мировой порядок рушится вместе с этим. Мы, конечно, русские, совершенно к этому не привыкли.

Всем известные в мире голландский кофе и секс-шопы, за которые туристы так любят Амстердам, а также не всегда понятная нашей морали полная свобода всех ориентаций. Но как-то это абсолютно не мешает дисциплине в труде.

Амстердам. Фото: Moyan_Brenn/flickr.com

Когда я возвращался в самолете в Москву, рядом со мной сидели две голландские дамы. Летели в Москву. Я поинтересовался, зачем едут. Они не туристы, они волонтеры, они забирают из наших приютов животных. И спрашивают: наверное, в России люди очень плохо относятся к животным? Я говорю, да нет, кто держит дома — очень своих животных любят, очень переживают, если с ними что-то происходит. Но у нас довольно много бездомных собак. Их собирают, и они оказываются в приютах.

Да, ужасные приюты, говорят они, и молчат. А еще у вас коррупция? — спрашивают они, как бы стесняясь. Да, есть у нас такая тема, говорю я нейтрально. Нам пришлось, чтобы вывезти животных, заплатить взятку, рассказали собеседницы. А дальше они молчат и говорят, как о шоке, который им пришлось пережить: у нас в Голландии такое невозможно.

Может, мы не во всем привыкли к голландской морали, но точно также они пока не привыкли к нашей.

Рекомендуем:

  • Фотоистории