16+
Вторник, 26 марта 2019
  • BRENT $ 67.55 / ₽ 4341
  • RTS1227.73
23 июля 2009, 14:02 Компании

Банки манипулируют ценами на нефть

Лента новостей

В июле цены на нефть испытали сильную волатильность. Однако мировое потребление не испытывало колебаний. Главная причина скачков стоимости — спекуляции инвестфондов фьючерсами на нефть. Большую активность на этом рынке проявляет Morgan Stanley

Штаб-квартира Morgan Stanley в Нью-Йорке. Фото: AFP
Штаб-квартира Morgan Stanley в Нью-Йорке. Фото: AFP

В июле цены на нефть испытали сильную волатильность. Однако мировое потребление не испытывало колебаний. Главная причина скачков стоимости — спекуляции инвестфондов фьючерсами на нефть. Большую активность на этом рынке проявляет Morgan Stanley.

Только за первые 9 дней июля цена барреля Urals снизилась на 15,5% (чуть больше 10 долларов) до уровня ниже 60 долларов за баррель. Однако к 23 июля нефть отыграла от этой отметки 5 долларов.

При этом колебания потребления нефти в США — основном ее потребителе в мире — были относительно небольшими. Так, в течение четырех недель, завершившихся 3 июля, в США поставлялось в среднем 18,4 млн баррелей в день, что на 5,9% ниже показателя за тот же период в прошлом году, согласно данным министерства энергетики США.

Как заявил в начале июля глава Международного энергетического агентства (МЭА) Нобуо Танака, нужно как можно скорее добиться открытости информации относительно деятельности хедж-фондов и игроков на товарных фьючерсных рынках. «Это одна из главных задач, которую необходимо решить, чтобы избежать в будущем сильных скачков цен на нефть. Прозрачность на фьючерсных рынках — это проблема: кто торгует, коммерческая ли это торговля или некоммерческая? Основы рынка более важны при определении направления цены на нефть: спекуляции преувеличивают рост или спад, но не обязательно определяют цену на нефть», — заявил он в интервью агентству Bloomberg.

Первые шаги в этом направлении уже происходят. Для снижения колебаний стоимости энергетических товаров Комиссия срочной биржевой торговли США (U.S. Commodity Futures Trading Commission — CFTC) намерена ограничить оборот срочных контрактов (фьючерсов) на Нью-йоркской фондовой бирже.

Интересно, что еще в конце 2007 года CFTC пришла к выводу, что резкий рост цен на нефть не связан с действиями рыночных спекулянтов. При том, что данные NYMEX, которые затребовала CFTC, показывали: 70% нефтяных фьючерсов в апреле 2007 года были приобретены спекулянтами, тогда как в 2000 году их доля составляла только 37%.

Однако уже в конце 2008 года CFTC резко изменила свое мнение (американские аналитики связывают это со сменой администрации США в результате победы на выборах Барака Обамы). Тогда чиновники Комиссии заявляли, что частью «плана Обамы» должен стать государственный контроль рынка деривативов. Первоначальные шаги CFTC в этом направлении таковы: дополнительные полномочия Комиссии; определение размера ограничений сделок, которые может осуществлять каждая финансовая компания по отдельному товару; предоставление большей информации от биржевых трейдеров об их клиентах-инвесторах, а также о самих сделках.

Главным объектом внимания новой администрации США становятся сделки с нефтью. Первоначальные выводы Комиссии гласят, что к середине 2008 года около 60% объема торговли нефтью происходило между несколькими спекулянтами. По информации Международного энергетического агентства, только в июле 2008 года инвесторы заработали на фьючерсных сделках около 300 млрд долларов.

Правила NYMEX сегодня таковы: спекулянт вносит только 6% от общей стоимости его фьючерсного контракта. Один из вариантов реформирования этого рынка, предложенный CFTC, — рост этого показателя минимум до 30% от стоимости контракта.

«Регулирование приведет к снижению прибылей этих фондов. Наиболее значительными среди таковых являются Goldman Sachs и Morgan Stanley», — сообщил в интервью Bloomberg бывший главный советник CFTC Дэн Уолдман (Dan Waldman).

Так, в 2006 году Morgan Stanley ежедневно делал ставки на рынке нефтяных фьючерсов на сумму около 30 млн долларов, в 2007 году эта цифра выросла до 50-55 млн. По этому показателю он занимал первое место (для сравнения: вложения Goldman Sachs были на 30-35% ниже).

Также Morgan Stanley является одним из крупнейших перевозчиков нефти в мире, уступая только профессиональным нефтетрейдерам Glencore и Vitol Group. Танкерный флот Morgan Stanley составляет около 150 единиц. Это позволяет банку быстро реагировать на региональную конъюнктуру рынка: например, Саудовская Аравия сейчас предоставляет для рынка США скидку с каждого барреля нефти в размере 2,7-3,5 доллара, а для Японии — только 0,9-1,1 доллара; скидка, предоставляемая Венесуэлой для рынка США, вообще может достигать 3,8-4,5 доллара.

Кроме того, наличие собственного танкерного флота позволяет Morgan Stanley хранить в них нефть в надежде на ее перепродажу на растущем рынке. Сейчас в танкерах банк держит около 40 млн баррелей нефти, как минимум треть которой было закуплено в момент низких цен на нее (37-40 долларов за баррель). Всего в морских танкерах компании хранят около 130 млн баррелей. Данные судового брокера Simpson Spence & Young показывают, что около 8% мирового флота супертанкеров класса VLCC сейчас играют роль нефтебазы.

Как сообщало агентство Bloomberg, вслед за Morgan Stanley к этой тактике прибегли и другие банки, в частности JPMorgan. Хранение нефти в одном танкере обходится JPMorgan в 35-41 тысячу долларов ежедневно.

Кроме того, Morgan Stanley участвует и в логистике нефти. Банк в 2006 году стал владельцем контрольного пакета акций в компании Olco Petroleum Group, cпециализирующейся на дистрибуции бензина и других нефтепродуктов. Также Morgan Stanley владеет нефтехранилищами в Голландии и Сингапуре.

Как отмечает в интервью BFM.ru Кен Векслер (Ken Veksler), аналитик Saxo Bank, в настоящий момент активность на рынке нефти является преимущественно спекулятивной, в противоположность сделкам, нацеленным на фактическую поставку. «В цифрах это примерно 65%. И показатель продолжает расти, в значительной мере он связан с операциями хедж-фондов и различных нефтяных фондов ETF. Следует также учитывать и такой фактор, как рост стоимости хранения, из-за которого сейчас становится невыгодно покупать и хранить нефть», — объясняет он.

В банке затруднились оценить, какую точно долю на нефтяном рынке занимают американские фонды и иные крупные финансовые и инвестиционные структуры. «Трудно ответить точно, но будет справедливо предположить, что это существенная доля — по меньшей мере 35%. Рынку все больше необходима прозрачность в отношении участников, но этого, очевидно, трудно добиться. Можно и не пояснять, что когда крупные хедж-фонды или модельные фонды размещают большие ордера или проводят операции больших объемов, они могут значительно влиять на рынок», — говорит Векслер.

Аналитик ИК «Баррель» Анна Анненкова говорит в интервью BFM.ru, что крупные инвестиционные, а также хедж-фонды обладают значительным воздействием на процесс формирования нефтяных цен. «На рынке фьючерсов 90% сделок имеет спекулятивный характер и лишь 10% сделок имеет отношение к реальным поставкам», — поясняет она.

Анненкова соглашается, что роль Morgan Stanley носит исключительно важный характер на нефтяном рынке. «Эта финансовая организация сейчас единственная среди прочих аналогичных структур (например, Goldman Sachs) обладает крупным танкерным флотом. Это реальный игрок, а не только спекулятивный. Покупая на низкой цене фьючерсы и заполняя танкеры, они могут потом продавать эту нефть на более высокой цене. Сложно точно оценить их вес на рынке, но он существенен, особенно, если имеются некие договоренности с тем же Goldman Sachs», — заключила Анна Анненкова.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию