16+
Вторник, 26 сентября 2017
  • BRENT $ 59.08 / ₽ 3401
  • RTS1130.54
18 июня 2014, 16:26 ФинансыМакроэкономика
Наталия Орлова

Наталия Орлова

Центробанку нужно подстроиться под новую политику правительства

Правительству и Центральному банку необходимо синхронизировать свои действия. Правительство стоит на пороге смягчения бюджетного правила, но дефицит рублевой ликвидности не дает ЦБ компенсировать действия правительства ужесточением монетарной политики

Несмотря на то, что геополитическая тема остается предметом обсуждения на рынках, ее значимость за последний месяц несколько снизилась. В настоящий момент дискуссия сместилась в сторону вопросов внутренней экономической политики России в условиях медленного экономического роста.

В частности, за последнее время в правительстве и экспертном сообществе вновь усилились призывы к задействованию стандартных инструментов стимулирования экономического роста. Главным объектом атаки стало принятое в конце 2012 года бюджетное правило, которое ограничивает рост госрасходов на уровне 4-5% последние два года, и не позволяет тратить госсбережения, составляющие на данный момент около 180 млрд долларов.

Сейчас некоторые эксперты предлагают привязать рост бюджетных расходов к отклонению роста ВВП от целевых темпов роста. Кроме того, премьер-министр Дмитрий Медведев недавно подписал указ, позволяющий инвестировать 60% из 90 млрд долларов средств ФНБ в российские инфраструктурные проекты. Таким образом, наметился четкий курс на смягчение бюджетной политики.

Призывы смягчить российскую бюджетную политику звучат уже довольно давно, однако усилились они лишь в последнее время. Непосредственным поводом для этого стал рост внешнеполитической напряженности. Во-первых, с начала этого года Россия финансирует оборонные расходы ускоренными темпами, в результате чего рост совокупных расходов бюджета за январь-май составил 10% год к году. Это означает, что уже в этом году правительству будет сложно уложиться в годовой план по расходам в 5%, и это значительный риск для жизнеспособности бюджетного правила. Во-вторых, сохраняющийся риск международных санкций снижает привлекательность инвестирования госсбержений в иностранные ценные бумаги. В условиях минимального поскризисного экономического роста, который составляет всего 1% в январе-апреле и рискует замедлиться во втором полугодии из-за эффекта базы, это создает высокую вероятность того, что уже в ближайшие полгода правительство объявит о смягчении бюджетной политики. Таким образом, весьма вероятен сценарий, при котором правительство одобрит повышение плана по росту расходов до 10% в годовом сопоставлении в 2015 году.

Очевидно, что смягчение бюджетной политики – это вызов с точки зрения координации с денежно-кредитной политикой ЦБ. В некоторой степени монетарные власти уже проводят подготовку: на последнем регулярном заседании ЦБ ужесточил риторику, назвав трудновыполнимыми свои долгосрочные цели по инфляции в 4% и не исключив повышения ключевых ставок в ближайшем будущем.

Между тем, учитывая, что инфляция сейчас находится на локальном пике, и может несколько снизиться к концу года до 7%, острой необходимости повышения ставок явно нет, и заявление ЦБ больше выглядит как словесная интервенция, сделанная в рамках управления инфляционными ожиданиями.

Ключевым препятствием для реального ужесточения денежной политики является рассинхронизация фондирования и кредитования в банковском секторе, на который ЦБ не может не реагировать. В мае розничные депозиты неожиданно снизились на 0,5% в месячном сопоставлении, а их рост в годовом сопоставлении замедлился до 10% с 12% год к году в марте и 19% в 2013 году. Это может означать, что отток депозитов является не только разовой реакцией на панику на финансовых рынках в марте, а также и структурным явлением, отражающим снижение доверия к банковской системе из-за отзыва лицензий.

Кроме того, не исключено, что это может быть и следствием ухудшения динамики доходов населения, что было бы наихудшим сценарием.

В то же время в апреле-мае корпоративные кредиты выросли на 18% в годовом сопоставлении, ускорившись по сравнению с 13-процентным ростом в прошлом году. Это ускорение вызвано эффектом замещения внешнего долга, и есть риск, что рынки будут закрыты для российских заемщиков достаточно долго.

В этих условиях расширяющийся дефицит фондирования должен покрываться средствами ЦБ, которые в настоящий момент составляют 5 трлн рублей и к концу года спрос на них, по нашим оценкам, должен вырасти до 7 трлн. Однако пауза в росте присутствия ЦБ в мае может быть индикатором дефицита залогов. Регулятор уже ответил на это снижением ставки дисконта, но эта мера эквивалентна расширению залоговой базы на 200 млрд рублей, чего явно не достаточно. В итоге мы не исключаем, что уже до конца года на повестке дня ЦБ снова появится беззалоговое кредитование, имевшее место в кризис 2008-09 гг.

Рекомендуем:

  • Фотоистории