16+
Среда, 13 декабря 2017
  • BRENT $ 63.91 / ₽ 3789
  • RTS1149.88
30 июня 2014, 21:34 Общество

Списывание победили. ЕГЭ стал ещё честнее

Лента новостей

Стоимость ЕГЭ в расчете на одного сдающего составила 105 рублей, а средние баллы упали примерно на 10. Эксклюзивное интервью Business FM главы Рособрнадзора РФ Сергея Кравцова

Руководитель Рособрнадзора РФ Сергей Кравцов.
Руководитель Рособрнадзора РФ Сергей Кравцов. Фото: ИТАР-ТАСС

В эксклюзивном интервью Business FM глава Рособрнадзора РФ Сергей Кравцов подвел итоги ЕГЭ, проведенного в этом году.

Первое, что волнует родителей в этом году — они видят, что баллы в этом году гораздо ниже, чем в прошлом. Но если говорить об итогах, то есть списывания реально не было. Какие средние результаты, как они изменились из-за этого?
Сергей Кравцов: Мы вернули ситуацию 2010-2011 годов, когда экзамен проходил максимально объективно и честно, поэтому те результаты, которые мы получили, по большому счету, для нас не удивительны.
А что, в 2010-2011 годах не было списывания?
Сергей Кравцов: Не так массово, как это было в 2013 году, и не было таких массовых утечек, которые были в 2013 году.
То есть прошлый год был действительно рекордным? Хотя, по опыту из жизни, списывание в те года тоже было, и покупка материалов. Во всяком случае, чтобы платили деньги и не получали в результате, как в этом году, реальный КИМ — такого не было вообще никогда.
Сергей Кравцов: Если говорить по поводу предметов, то возьмем физику. В прошлом году средний тестовый балл был 54,6, в этом году — 45,76. Обществознание: в прошлом году средний тестовый балл был 60, в этом году — 53. Интересные данные по поводу стобалльных работ. По информатике и ИКТ в прошлом году было более 500 стобалльных работ, в этом — порядка 40. И мы можем сделать вывод, и многие эксперты об этом говорят, что мы в этом году получили максимально объективные результаты по Единому государственному экзамену. Я не говорю отдельно про математику и русский язык. Это те предметы, которые сдавали все. И результаты сдачи по этим предметам влияют на получение аттестата.
Минимальную планку тоже понизили по каждому предмету где-то на 10 баллов, да?
Сергей Кравцов: По русскому языку минимальная граница была установлена для получения аттестата 36 баллов, по математике — 24. Когда мы увидели и проанализировали результаты по этим предметам, мы увидели, что достаточно большое количество ребят остаются без аттестата. Что это значит? Это означает, что либо идти на второй год, либо, получив справку, дальше нельзя будет получить образование. Поэтому было принято решение, чтобы не допустить этой ситуации, когда нельзя получать образование среднее профессиональное, мы приняли решение о снижении планки. И на сегодняшний день у нас порядка полутора процентов выпускников не получают аттестат. По прошлым годам — аналогичные данные. Но все остальные выпускники получают аттестат и могут поступить в учреждения среднего профессионального образования, что сейчас и делается.
Вы можете утверждать, что это снижение балла на ЕГЭ — это результат именно объективности экзамена в этом году, а вовсе не снижение знаний?
Сергей Кравцов: Не могут за один год так сильно снизиться знания. Первый фактор — это объективность, второй фактор — в некоторых регионах (я по понятным причинам их сейчас не буду называть) впервые экзамен прошел честно.
Кстати, что с таким явлением последних лет, которое получило название «ЕГЭ-туризм», когда люди просто ездили в сельские районы наших кавказских республик. В этом году я не слышал, чтобы такое было.
Сергей Кравцов: В этом году экзамен на Северном Кавказе, в каждом субъекте РФ, проходил максимально объективно и честно. В каждой аудитории было видеонаблюдение, были федеральные и общественные наблюдатели, доставка КИМов осуществлялась до пункта проведения экзамена и обратно. И те явления, которые были в прошлом году связаны с «ЕГЭ-туризмом», в этом году были за счет целенаправленной работы исключены.
А на общий уровень сдачи в этих республиках отразилось? Потому что не только «туристы» туда приезжали, но, наверно, и те, кто там проживают, пользовались разными льготными схемами получения ЕГЭ?
Сергей Кравцов: Все льготные схемы, которые использовались в прошлом году, были проанализированы, в каждом регионе была создана рабочая группа, чтобы исключить их в этом году. И если мы видели, что есть какие-то нарушения со стороны организаторов либо участников ЕГЭ по использованию мобильных телефонов и шпаргалок, то, так как аудитории находились в онлайн-наблюдении, принимались меры по аннулированию результатов. И максимальное количество аннулирования результатов, это в целом по России, было на первом экзамене по литературе и географии, это предметы по выбору, которые не влияют на аттестат. Но уже на следующих экзаменах в разы уменьшилось количество использования телефонов и шпаргалок.
Это быстро стало известно. И быстро стало известно, что и купленные варианты, и варианты, увиденные в Интернете, на самом деле, не соответствуют настоящим — на экзамене появлялись другие. Благодаря чему это было достигнуто? Потому что все ждали как очередной аттракцион всю эту эпопею с ЕГЭ, и она с первых же экзаменов показала, что все, о чем говорили, действительно состоялось, хотя было трудно в это поверить, пока это не произошло.
Сергей Кравцов: Я хочу сказать, что это работа и Министерства образования и науки, и позиция глав субъектов РФ. Для чего экзамен ЕГЭ вводился? Чтобы дать возможность ребятам, которые живут в том или ином городе, поселке, не выезжая, сдавать школьные экзамены и экзамены вуза. Сдавать объективно и честно, чтобы влияли только знания на возможность поступления в то или иное высшее учебное заведение. И, по большому счету, это многим не нравится до сих пор и не нравилось, поэтому отсюда возникали вопросы, связанные с проведением Единого государственного экзамена.
По большому счету, вам ведь приходится при организации ЕГЭ бороться сразу со всеми. Потому что, естественно, школьники заинтересованы в том, чтобы добавить себе некоторое количество баллов любыми возможными ухищрениями. Учителя и органы образования, по сути, тоже в этом заинтересованы, поскольку их работа оценивается по результатам. Вот сейчас будут разбираться с ними, почему русский язык в их районе, городе написали так плохо. То есть, все заинтересованы в фальсификациях.
Сергей Кравцов: Я хочу сказать, что это не совсем так, потому что первое, что мы сделали — это отменили показатель оценки деятельности губернаторов по результатам ЕГЭ. Второе — ЕГЭ — это оценка индивидуальных образовательных достижений, и она должна проходить объективно. И ЕГЭ должен быть нормальной процедурой, которая ежегодно происходит, которая дает возможность ребятам в независимости от социального статуса, от места проживания честно поступать в тот или иной вуз.
Теперь о том, сколько это все стоило? Понятно, что за год стояла задача сломать уже такую хорошо отлаженную машину, которая работала на раздачу материалов, на продажу их, на помощь в написании. Фактически, появилась целая индустрия. Как все это ломали? Говорят, что дорого обошлось, и за это теперь тоже критикуют. Теперь критикуют не за фальсификацию, а за две вещи: что, вот, оказывается, у нас не так хорошо все знают дети, как казалось год назад; и второе, что потратили очень много денег.
Сергей Кравцов: Мы готовы об этом сказать, здесь нет большого секрета, но сперва я хочу привести данные, которые мы специально запросили. Допустим, по поводу проведения централизованного тестирования во Франции. Стоимость одного тестирования составляет в пересчете на рубли 3,2 тысячи рублей. Как вы думаете, сколько в России?
Не было пока таких данных.
Сергей Кравцов: В России — 105 рублей.
Это стоимость проведения экзамена на одного сдающего. В принципе финансирование подготовки ЕГЭ сильно выросло в этом году?

Сергей Кравцов: Что касается роста, в прошлом году стоимость экзамена составляла порядка 500 млн рублей. 500 млн рублей — это на обеспечение и досрочной волны, и основной волны, и второй волны. На что шли средства? Первое — это тиражирование экзаменационных материалов. Второе — доставка экзаменационных материалов в субъекты РФ, вплоть до удаленных территорий, так называемые ТОМы. Третье — разработка самих экзаменационных материалов, это тоже стоит определенных средств. Четвертое — с каждым регионом у нас есть закрытые каналы связи, по которым передается определенная информация — сканированные результаты, и происходит обработка результатов части «А» и «Б». Программное обеспечение, которое используется — его необходимо поддерживать для обработки результатов и планирования единого государственного экзамена. Разработка программы, подготовка экспертов для проведения ЕГЭ — это порядка 500 млн рублей. 300 млн — это бюджет подведомственных учреждений, Федерального центра тестирования и Федерального института педагогических измерений, порядка 200 млн финансировалось в прошлом году из федеральной целевой программы развития образования. Это данные по 2013 году.

Посмотрим теперь на 2014 год. В 2014 году бюджет увеличился на 62 млн, это доставка экзаменационных материалов в ряде регионов до пунктов проведения и обратно, что позволило исключить утечки экзаменационных материалов до экзамена. И 600 млн, которые были выделены на организацию видеонаблюдения.

В сумме это составило 660 млн, но вот 600 — это чисто видеонаблюдение, которого не было вообще.

Сергей Кравцов: Что входило в стоимость видеонаблюдения? Установка всех камер, а их несколько десятков тысяч; подготовка онлайн-наблюдателей; монтаж сети внутри школы; техническая поддержка; хранение данных в течение трех месяцев всего массива видео — вот на это были потрачены 600 млн. При этом вся инфраструктура по видеонаблюдению остается бесплатно в школе, затем бесплатно может использоваться и для организации электронного обучения, дистанционного обучения, организации Единого государственного экзамена впоследствии, государственной итоговой аттестации девятых классов и так далее. Эта вся инфраструктура бесплатно остается в системе образования и в дальнейшем будет использоваться для системы образования. Теперь, что это дало? Мы увидели, и специально подготовленные онлайн-наблюдатели, преимущественно из вузовского сообщества, которые работали на добровольной основе.

Мы обратились к вузам, потому что вузы заинтересованы в том, чтобы приходили абитуриенты, подготовленные, а не с нарисованными баллами, как это было. Поэтому вузы откликнулись и выделили онлайн-наблюдателей, которым был дан доступ к порталу «Смотри ЕГЭ», на котором можно было наблюдать любой пункт в любом субъекте РФ.

В любом случае это видеонаблюдение уже не на местном уровне велось?
Сергей Кравцов: Оно велось на федеральном уровне.
На федеральном уровне, причем случайным путем наблюдателя не найдешь, который увидит, что-то. И много было сигналов?
Сергей Кравцов: Все наблюдатели у нас были зарегистрированы, в нашей системе. Они прошли соответствующую подготовку. Было выявлено порядка 20 тысяч, так называемых меток. Но это не то, чтобы нарушение. Это метки, это некие подозрения, что где-то есть какие-то вопросы. После этого был проведен анализ, и на сегодняшний день аннулировано более тысячи работ — 1200 — за наличие мобильных телефонов и шпаргалок. Но важен не сам факт, сколько, важно то, что первый экзамен — география и литература — было наибольшее количество меток, потом пошло резкое уменьшение.
Народная молва очень быстро доносит, это сразу разошлось.
Сергей Кравцов: Выпускники уже знали, что аннулирование результатов может быть, как в ходе экзамена, так и после, когда просматривали видеозаписи. 50% аннулированных результатов было после анализа записей. Да, система видеонаблюдения позволила организовать определенную профилактику, связанную с тем, чтобы ребята находились все в равных условиях.
На ваш взгляд, к следующему году удастся ли сохранить такой же уровень объективности экзамена, или система найдет какие-то способы, как обойти, в том числе эти, созданные препятствия?
Сергей Кравцов: Сколько бы мы не делали технологических решений, как вы правильно говорите, наверно, будут находиться другие технологические решения, и мы, конечно, это будем анализировать, будем стараться все минимизировать. Но здесь важно еще и изменить сознание. У меня была «горячая линия» в «Московском комсомольце», когда родительница выпускника позвонила на «горячую линию» и сказала: «Ну, вот как же так, аннулировали результаты за шпаргалки у моей дочери, ведь в советское время мы все пользовались шпаргалками?» Поэтому здесь важно изменять отношение и сознание и родителей, и выпускников к тому, что экзамен должен проходить объективно, что, если ты взял мобильный телефон, шпаргалку, то, значит, чье-то место уже занял, с одной стороны. Второе — стимул пропадает учиться, в определенном смысле. И важно показывать свои знания, мы должны демонстрировать и прививать ребятам веру в свои силы.
Они должны верить в то, что, если они будут вести себя честно, то и все остальные будут вести себя честно.
Сергей Кравцов: Конечно.
Если нет этой веры, то каждый старается использовать по максимуму.
Сергей Кравцов: Конечно, и этот год — это первый шаг, очень важный шаг в этом направлении.

Рекомендуем:

  • Фотоистории