16+
Вторник, 12 декабря 2017
  • BRENT $ 65.22 / ₽ 3838
  • RTS1148.17
30 июня 2014, 22:57 ОбществоПолитика
Актуальная тема: Украинский кризис

В плену собственной риторики. Как вести переговоры с теми, кого называл террористами

Лента новостей

Петр Порошенко оказался в непростой ситуации: президенту Украины предстоит вести переговоры с Востоком. При этом официальный Киев применяет к ДНР и ЛНР термин «террористы», что по определению не предполагает переговоров

Вооруженные пророссийские сепаратисты на Украине.
Вооруженные пророссийские сепаратисты на Украине. Фото: Reuters
Официальный Киев применяет к ДНР и ЛНР термин «террористы». Это уже по определению не предполагает переговоров. Теперь украинскому лидеру придется объяснять и без того расколотому обществу, почему он все-таки говорит с Востоком. Но как это сделать — непонятно.

Украинские СМИ, равно как и многие политики, называют ДНР-ЛНР не иначе как террористами. А с таковыми, как известно, никто переговоров не ведет. В свою очередь российское телевидение говорит о киевской хунте, бандеровцах, продавшихся Госдепу, и так далее. Это — информационная война в самых жестких проявлениях. Хотя, надо сказать, что на официальном уровне от крайне негативных оценок принято воздерживаться.

Ни Путин, ни Лавров словом хунта не злоупотребляли, разве, что самую малость и до украинских выборов, а термины ДНР, ЛНР стараются не употреблять вообще, ограничиваясь словами Восток и Юго-Восток Украины.

В свою очередь, Порошенко уволил или не взял в свою команду Андрею Дещицу после его заявления. Напомним, вокруг политика разгорелся большой скандал после того, как 14 июня он приехал к протестующим у здания российского посольства в Киеве. Под предлогом того, что он хотел успокоить активистов, глава МИД прилюдно обругал президента РФ Владимира Путина.

Тем не менее, есть вопрос: как говорить друг с другом, если одни — террористы, другие — хунта.

Вадим Карасевукраинский политолог«Действительно, попались в ловушки этих терминов. С террористами не ведут переговоров, их уничтожают. Ну и СМИ, как украинские, так и российские, преподносят информацию так, что общество радикализуется».

В российском федеральном эфире сейчас наблюдается некое снижение тональности. Даже последняя программа Дмитрия Киселева — там больше историко-публицистический крен, обошлась без рассказа о зверствах хунты. Как-никак, перемирие.

Есть тезис о том, что многие граждане, посмотрев телевизор, не остаются равнодушными и собираются на войну — защищать братьев. Политикам не всегда нужен такой уж безудержный патриотический подъем, который потом может быть крайне сложно загнать в нужное русло.

Алексей Мухинроссийский политолог«Какое отношение имеют СМИ к переговорам? Переговоры ведут политики. И политики, которые используют термины «терроризм», «хунта» — сами загоняют себя в угол. Те, кто не использовал заклеймительных терминов, чувствуют себя относительно спокойно».

Петр Порошенко в своих предвыборных речах обещал покарать террористов. Он стал заложником вполне конкретного термина. Террорист — это однозначно плохо, он воюет, как правило, против мирного населения, ему нет пощады.

Но выйти из ситуации крайне сложно. Общество не поймет: как же принципиальный президент вдруг изменил позицию. Российской стороне проще — да, была хунта, но это при Турчинове, сейчас тоже плохо, но чуть-чуть лучше.

Рекомендуем:

  • Фотоистории