16+
Суббота, 14 декабря 2019
  • BRENT $ 63.97 / ₽ 4024
  • RTS1501.42
10 июля 2014, 18:58 Право

Лирика и реальность в деле «Оборонсервиса»

Лента новостей

Евгения Васильева не признала вину в хищениях на 3 млрд рублей, а ее адвокаты порадовались, что сейчас не Средневековье

Евгения Васильева.
Евгения Васильева. Фото: ИТАР-ТАСС

Пресненский суд Москвы в четверг приступил к рассмотрению одного из самых громких дел последних лет — так называемого дела «Оборонсервиса» о продаже по заниженной цене военного имущества. Перед судом предстала бывшая глава Департамента имущественных отношений Минобороны (ДИО) Евгения Васильева, а также четверо предполагаемых ее соучастников. Следствие считает, что все они входили в преступную группу, а ущерб от их действий составил 3 млрд рублей. Четверо подсудимых свою вину не признали, а один согласился с обвинением частично.

За несколько минут до начала разбирательства у входа в суд растянулась огромная очередь репортёров. Предчувствуя наплыв прессы, журналистам выделили отдельный зал, где велась видеотрансляция. Непосредственно же попасть в зал, где шли слушания, смогли немногие — для журналистов осталось лишь несколько свободных мест. Остальные были заняты пятью подсудимыми и их адвокатами, а также представителями потерпевших (в деле их восемь, включая Министерство обороны и компанию «Оборонсервис» — BFM.ru).

Установленная в зале железная клетка пустовала. Главная фигурантка дела — Евгения Васильева — находится под домашним арестом, а четверо других подсудимых — под подпиской невыезде.

Адвокаты Васильевой сразу же попытались отложить процесс на полтора месяца — до 1 сентября. Защищающий подсудимую адвокат Дмитрий Харитонов заявил, что ни он, ни его коллега Хасан-Али Бороков, ни сама его клиентка не успели ознакомиться с более чем 360 томами уголовного дела, так как защиту ограничили в этом на следствии.

«Васильева была лишена законного права. Такое нарушение может повлиять на постановление законного и обоснованного приговора», — посетовал защитник. Однако переносу слушаний воспротивились и потерпевшие, и гособвинители (в деле участвуют трое прокуроров). Возглавляющий группу прокуроров Виктор Антипов из Генпрокуратуры обвинил защиту в затягивании процесса, и ходатайство было отклонено.

Творчество и суровая действительность

Для того чтобы озвучить фабулу предъявленного подсудимым обвинения, прокурорам (они читали обвинительное заключение по очереди) потребовалось пять с половиной часов. В перерыве Васильева по просьбе журналистов читала свои стихи.

«Птицу в клетке заперли, крылья погубили, тяжесть нацепили, под замок закрыли. И свободно птица больше не летает, трепетно отныне птица увядает. И не может птица ничего поделать, стая-то сильнее, не спасает смелость…»

«Кстати, на эти стихи уже песня записана и исполнена», — заметила подсудимая.

Наибольший объем озвученных обвинений пришелся на Васильеву. Ей инкриминируется 12 преступных эпизодов. Из обвинения следовало, что не позднее февраля 2011 года теперь уже бывшая глава Департамента имущественных отношений Минобороны создала преступную группу. В нее вошли трое ее бывших сокурсников по университету: супруги Екатерина Сметанова и Максим Закутайло, а также Ирина Егорова, работавший вместе с ней в питерском филиале крупной строительной компании Юрий Грехнёв и знакомая Васильевой Ирина Егорова.

Максима Закутайло Васильева назначила директором «Окружного материального склада Московского округа ВВС и противовоздушной обороны» (ГУП «ОМС»). Юрий Грехнев стал гендиректором «31-го Государственного института спецстроительства», Лариса Егорина возглавила «дочку» «Оборонсервиса» компанию «Оборонстрой», а Ирина Егорова стала ее доверенным лицом и отвечала за финансы. Что же касается Екатерины Сметановой, то она возглавила Центр правовой поддержки «Эксперт» (ЦПП «Эксперт»), который должен был выполнять роль агента по поиску покупателей на непрофильные активы военного ведомства. Последней фигурантки нет на скамье подсудимых, поскольку Сметанова признала вину и заключила сделку со следствием. Ее дело будет рассмотрено отдельно.

Неограниченное доверие

Как заявил прокурор, в силу занимаемой должности Евгения Васильева, которая также возглавляла аппарат министра обороны РФ, «имела беспрепятственный доступ к министру и пользовалась его неограниченным доверием».

«Действуя в соответствии с разработанным преступным планом, используя авторитет занимаемой должности и личные связи с руководством Минобороны России», Васильева убедила министра обороны Анатолия Сердюкова, а также руководство «Оборонсервиса» в том, что «Центр правовой поддержки «Эксперт» является организацией, способной оказать «Оборонсервису», его субхолдингам и их дочерним зависимым обществам на выгодных условиях и надлежащего качества услуги агента по сдаче в аренду и продаже объектов недвижимого и движимого имущества», — цитировал прокурор обвинительное заключение.

По его словам, Васильева скрыла то, что ЦПП «Эксперт» «штатом сотрудников, способных выполнить необходимые работы не обладает, какого-либо опыта агентской деятельности по реализации имущества не имеет, уставом указанной организации оказание агентских услуг и посреднической деятельности не предусмотрено».

Следствие считает, что Васильева сама являлась фактическим владельцем «Эксперта», который никаких услуг военному ведомству по поиску покупателей не оказывал, так как они были заранее известны. Поэтому выплаченные ему комиссионные в миллионы рублей были незаконными, так как фактически платились ни за что.

Заниженные цены и дивиденды

К тому же, имущество военного ведомства — здания, акции и участки земли — продавались по заниженным ценам, и зачастую выгодоприобретателем становилась сама Васильева, которая владела им через подконтрольных лиц и фирмы.

Так, как следует из материалов дела, в 2010-2011 годах за продажу земельного участка площадью 3,15 га в поселке Пересыпь Темрюкского района Краснодарского края с 15 объектами недвижимости на нем (причалом, домиками и гаражами) ЦПП «Эксперт» выплатили агентское вознаграждение в 4,6 млн рублей. Земельный участок был оценен в 77, 1 млн, тогда как его реальная стоимость на тот момент составляла 83, 9 млн руб.

Все постройки на участке были снесены. «С августа 2011 года по сентябрь 2012 года данный земельный участок, с возведенными на нем современным элитным имущественным комплексом, Васильева безвозмездно использовала для своего отдыха и отдыха близких ей лиц», — сказал прокурор.

В том же 2011 году комплекс зданий «31-го Государственного проектного института специального строительства» («31-й ГПИСС») на Смоленском бульваре был проданы за 1 млрд 627 млн рублей. При этом его рыночная стоимость была на 505 млн больше, установило следствие.

Еще один эпизод дела — продажа акций «31-го ГПИСС». 100% минус одна акция были реализованы за 142 млн рублей, хотя реальная стоимость учреждения и его филиалов на 30 ноября 2011 года составляла 2 млрд 251 млн рублей. Незаконная выплата в декабре 2011 года «Эксперту» агентского вознаграждения за продажу «31-го ГПИСС» составила 81, 3 млн рублей.

Прокуроры отмечали, что Васильева предвидела наступление тяжких последствий государству и желала их наступления. Ею двигала личная заинтересованность и корысть.

Действия Васильевой и ее соучастников в зависимости от роли каждого следствие квалифицировало по ряду статей УК: мошенничество, покушение на мошенничество, отмывание преступных доходов, превышение, а также злоупотребление должностными полномочиями и растрата вверенного имущества (ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 30, ч.4 ст. 159, ч.3 ст.174.1, ч.3 ст. 286, ч.1 201 и ст. 160 УК РФ).

Подсудимые не поняли обвинение

«Вам понятно предъявленное обвинение. Вы признаете вину?», — обратилась к Васильевой судья Татьяна Васюченко.

В ответ подсудимая сказала, что оно ей неясно. Васильева заявила, что не совершала вмененных ей преступлений, не создавала ОПГ «из лиц, которые сейчас подсудимые» и не вводила никого в заблуждение. «Обычной ежедневной работе госучреждения следствие попыталось придать преступный вид», — заявила фигурантка.

«Гособвинение сказало, что я использовала должностных лиц Минобороны, в частности, министра. По логике следствия, у нас на должность министра был назначен такой дурачок, который впал в какую-то непонятную зависимость от Жени Васильевой», — с иронией заметила она.

Васильева отметила, что до настоящего времени ни одна сделка, проведенная с ее участием, «не признана незаконной и недействительной», а перед судом не предстал ни один оценщик. «На скамье подсудимых нет оценщиков, а значит обвинение — абсурдно», — подытожила она. Подсудимая считает, что в деле «нет никаких преступлений, потерпевших и нет никакого ущерба», а обвинять ее и других фигурантов в таких преступлениях — «неприлично».

Адвокат экс-главы ДИО Хасан-Али Бороков назвал обвинение «противоречивым, неконкретным и непонятным». Он полагает, что действия его подзащитной не содержат признаков преступлений, и основаны лишь на предположениях о том, что Васильева «кого-то там обманула и околдовала».

Защита: «Хорошо, что мы не в Средневековье»

«Хорошо, что мы не в Средневековье живем, а то ее надо было бы на костре сжечь», — возмутился защитник.

Остальные подсудимые также заявили о том, что обвинение им неясно. Трое из них: Лариса Егорина, Ирина Егорова и Юрий Грехнев сказали, что вообще не совершали никаких преступлений.

Так, Лариса Егорина заявила, что у нее никогда не было сомнений в законности принятых ею решений по продаже военного имущества. «Есть видеозапись, на которой министр обороны лично посещает объекты перед их реализацией. А решение о продаже принималось еще до его вступления в должность и даже до вступления в должность Васильевой», — заступилась подсудимая за свою бывшую начальницу.

Ирина Егорова отметила, что она пришла на работу к Васильевой лишь в феврале 2012 года и не понимает, какое отношения к ней могут иметь описанные прокурорами события.

Юрий Грехнев сказал, что в деле есть все доказательства законности его действий. По его словам, документы о продаже военного имущества ему приносили не «из-под полы», а из юридической службы. Продавая имущество или выплачивая агентское вознаграждение, он выполнял решение совета директоров и собрания акционеров «31-го ГПИССа».

Лишь Максим Закутайло признал вину частично. Он сообщил, что согласен с обвинением по одному эпизоду — в растрате 408,5 тысяч рублей. Деньги были списаны в виде зарплаты «мертвым душам», которые никогда не работали в возглавляемом им «Окружном материальном о складе Московского округа ВВС и противовоздушной обороны». Обвинение же в пособничестве Васильевой в злоупотреблении полномочий, а также в мошенничестве он отверг.

«Благороднейший» человек

«Мне неясно вообще, откуда взялась ОПГ?!», — не мог сдержать подсудимый эмоций.

Процесс продолжится в понедельник, 14 июля. Ожидается, что в этот день обвинение начнет представлять доказательства, исследуя письменные материалы дела.

Никто из участников процесса не стал делать прогнозы, как долго может продлиться процесс. Судья Татьяна Васюченко объявила, что планирует слушать дело трижды в неделю, а в списке свидетелей обвинения 200 человек. Среди них бывший министр обороны и экс-возлюбленный Евгении Васильевой Анатолий Сердюков.

О нем подсудимая, несмотря ни на что, осталась лучшего мнения. «Ничего плохого о Сердюкове сказать не могу. Он благороднейший человек, и мы горды, что работали под его командой», — сказала она после окончания слушания.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию