16+
Суббота, 23 сентября 2017
  • BRENT $ 56.90 / ₽ 3272
  • RTS1123.24
1 декабря 2014, 17:35 Стиль жизниПутешествия
Спецпроект: Княжество Лихтенштейн

Лихтенштейн банковский

Наш корреспондент побывал в одном из самых миниатюрных государств Европы и узнал, почему многие состоятельные люди предпочитают управлять своими миллионами и миллиардами именно при помощи финансовых структур этой карликовой страны

Фото: depositphotos.com

Банковская система Лихтенштейна — это тот столп, на котором держится экономика маленькой страны. Наряду, конечно, с промышленностью, но все же управление финансами (а именно это — конек всех банковских услуг, которые предлагают банковские структуры княжества), причем по большей части финансами крупными — занятие в современном мире не менее востребованное, чем производство заклепок и материала для зубного протезирования.

Всего в Лихтенштейне целых 16 банков — есть покрупнее, есть помельче. Все они объединены в банковскую ассоциацию или банковский союз Лихтенштейна (Liechtensteinischer Bankenverband). Причем 10 из этих банковских структур — непосредственно лихтенштейнские, еще 4 — полноценные представительства швейцарских банков, и 2 — австрийских. Под управлением входящих в состав банковской ассоциации княжества банков находится в общей сложности 124 миллиарда швейцарских франков. Около 40% от этой суммы — порядка 50 миллиардов — приходится на долю частного княжеского банка LGT, владельцем и «самым важным» клиентом которого является княжеский дом Лихтенштейна.

В финансовом секторе Лихтенштейна работает более 6 100 человек, на долю сектора финансовых услуг приходится 27% ВВП Лихтенштейна. По этому показателю Лихтенштейн находится примерно на одном уровне с Люксембургом и ощутимо превосходит остальную Европу и США. Например, в Штатах доля финансовых услуг в ВВП — около 8%, в ЕС в целом — почти 6%, в Германии — 4%, и даже в славящейся давними банковскими традициями Швейцарии — только 11%.

Три крупнейших банковских структуры государства — LGT, Landesbank и VP Bank — на долю этих трех структур приходится порядка 90% всех активов. При этом из них из всех только у VP Bank, частного банка со штаб-квартирой в Вадуце, есть представительство в России, рассказал мне исполнительный директор банковской ассоциации Лихтенштейна Саймон Трибельхорн. Другие просто в этом не нуждаются. «Обычно потенциальные клиенты больше хотят найти нас, чем мы их», — с благожелательной улыбкой шутит Саймон.

Фото: depositphotos.com

Лихтенштейн очень гордится тем, что его банковская система чуть ли не лучше всех пережила финансовый кризис 2008 года. Такой вывод подданные князя делают на основе анализа того, сколько денег в каких странах государство выделило на помощь банковскому сектор для поддержания стабильности экономики в 2008-2009 годах. В процентах от ВВП получилось следующее: в Бельгии и Нидерландах — 52%, в США — 48%, в Великобритании — 23%, в Германии и Франции — порядка 20%, и так далее. А в Лихтенштейне — 0%. Местным банковским структурам государственная помощь для преодоления кризисных явлений не понадобилась вовсе.

Многие десятилетия Лихтенштейн, как и соседняя Швейцария, строил пирамиду своего финансового успеха на таком понятии как нерушимая банковская тайна плюс низкие налоги. В последние 5-6 лет княжество (в чем-то вынужденно, в чем-то добровольно) эволюционирует финансово от налогового рая и фактически офшора в современный финансовый центр, ориентированный, в первую очередь, на инновационные финансовые услуги для современных, перспективных, смотрящих в будущее компаний и состоятельных людей.

Налоговая политика страны стала гораздо более открытой и простой. Введен, например, единый налог на прибыль для всех компаний в 12,5%. Очень низкий по европейским меркам. Поэтому так выгодно регистрировать компанию именно в Лихтенштейне. Княжество подписало сразу несколько международных соглашений о раскрытии налоговой информации (а ведь еще в в 2002 году лихтенштейнские власти и банки в принципе не делились никакой информацией о деятельности зарегистрированных в этой стране компаний). В 2009 году Лихтенштейн был вычеркнут из «черного списка» ОЭСР.

Второй сын Ханса-Адама II, Максимилиан (на фото слева), является исполнительным директором банка LGT Group – частного банка, принадлежащего княжеской семье и управляющего как финансами семьи, так и финансами состоятельных частных клиентов. Банк LGT был основан в Лихтенштейне в 1920 году. Фото:Arnd Wiegmann/Reuters

Сейчас Лихтенштейн в своих финансовых услугах четко ориентирован на качество, а не на количество. Все налоговые и законодательные изменения последних лет позволяют говорить о том, что страна направлена на превращение в максимально привлекательную для компаний, трастов и фондов, создаваемых для управления уже имеющимся, уже заработанным семейным капиталом; в Лихтенштейне предпочитают работать с деньгами на той стадии, когда стоит задача не заработать, а сохранить, грамотно поуправлять и приумножить, впоследствии передав его по наследству.

Лихтенштейн сам себя офшором не считает. И активно превращается во влиятельный крупный международный финансовый центр. Тем не менее, у российского ЦБ он проходит в так называемом «списке офшорных зон» (указание ЦБ №1317-У от 7 августа 2003 года). В этом перечне все государства и территории, «предоставляющие льготный налоговый режим и (или) не предусматривающие раскрытие и предоставление информации при проведении финансовых операций», т.е. страны, которые для ЦБ официально являются офшорными зонами, разделены на 3 группы: в первую попадают самые респектабельные юрисдикции (например, Швейцария, Гонконг, Мальта, Ирландия), с которыми российским банкам устанавливать корреспондентские отношения наиболее просто; ко второй относится большинство «классических» офшоров (ОАЭ, Сейшельские острова, и т.п.); к третьей — самые «одиозные», по мнению ЦБ РФ, офшорные юрисдикции (Андорра, Аруба, Вануату и т.д.). Какое-то время к третьей группе относился и Лихтенштейн, но с февраля 2014 года он гордо переместился в первую.

Фактически все развитие финансовой системы княжества в последние годы четко говорит о том, что страна идет в направлении специализации на финансовых продуктах для состоятельных и очень состоятельных людей. Представители LGT, например, подчеркивают в качестве эдакой «заманушки», что их банк дает возможность «инвестировать как князь» — то есть, когда клиент получает возможность вкладывать свои деньги точно так же и в тех же пропорциях, как это делает княжеская семья Лихтенштейна. Учитывая, что банк на 100% принадлежит именно ей, инвестировать в ущерб себе никто не будет — так что «княжескую модель» для вложения денег можно смело брать за образец для обеспечения себе стабильного финансового будущего.

Официально этих цифр, конечно, никто не называет. Но я все же поинтересовался у представителей банковских кругов Лихтенштейна, на условиях анонимности, о каких суммах может идти речь, когда человек хочет доверить им управление своими деньгами. Грубо говоря, начиная с какой суммы обладатель состояния или бизнеса становится интересен лихтенштейнским банкирам. И вот что мне ответили. Минимальная сумма, обладая которой можно задумываться об открытии счета в лихтенштейнском банке — 3 миллиона швейцарских франков. Чтобы чувствовать себе более-менее уверенно в мире «акул капитализма», неплохо бы продемонстрировать готовность отдать в управление специалистам из княжества миллионов 5. Причем банки проводят собственную, и очень придирчивую и всестороннюю, оценку всех претендентов на сотрудничество с ними, чтобы, как говорится, «не дай бог, что». Клиенты, у которых деньги, что называется, работают (суть обладатели бизнеса), имеют при такой проверке ощутимое преимущество перед, скажем так, «обладателями состояний», т.е. теми, у кого деньги просто есть — потому что в первом случае гораздо легче проследить источники благосостояния и подтвердить легальность происхождения денег.

Рекомендуем:

  • Фотоистории