16+
Четверг, 24 мая 2018
  • BRENT $ 78.69 / ₽ 4833
  • RTS1177.39
23 января 2015, 17:29 ПолитикаКонфликты
Актуальная тема: Украинский кризис

Украинский цугцванг. Единственный выход – переговоры, но повлиять на ДНР Москве сложно

Лента новостей

Конфликт на юго-востоке Украины можно решить только путем переговоров, никаких других способов нет, заявил президент России Владимир Путин, выступая на совещании с постоянными членами Совета безопасности

Фото: Alexander Ermochenko/Reuters

Ответственность за обострение ситуации в регионе Путин возложил на тех, кто «отдает преступные приказы». Президент добавил, что Москва так и не получила от Киева внятного ответа на предложения отвести тяжелую технику.

Владимир Путинпрезидент РФ«Мы с вами являемся свидетелями резкого обострения ситуации на юго-востоке Украины, в Донецкой народной республике и в Луганской народной республике. В этой связи хотел бы еще раз вас проинформировать о том, что ровно неделю назад, с четверга на пятницу на прошлой неделе, мною было направлено письмо президенту Украины, письменное предложение отвести тяжелые вооружения — это артиллерию и системы залпового огня — на такое расстояние, с которого невозможно было бы наносить поражение населенным пунктам. Хотел бы вас дополнительно проинформировать о том, что это предложение фактически полностью совпадало с требованием самого официального Киева. Нами было предложено, чтобы отвод вооружений, тяжелой техники состоялся по линии, которую сами киевские власти считают справедливой и соответствующей договоренностям в Минске 19 сентября прошлого года. К сожалению, мы не только не получили никакого внятного ответа на наше предложение, но и увидели обратные действия, а именно: киевскими властями был отдан официальный приказ о начале крупномасштабных боевых действий практически по всему периметру соприкосновения противоборствующих сторон. Результат — десятки убитых и раненых, причем не только среди военнослужащих с обеих сторон, но что еще трагичнее, погибшие есть и среди мирного населения — это дети, старики, женщины. Применяется и артиллерия, и система залпового огня, и авиация, причем без разбора, прямо по густонаселенным районам. И все это происходит под аккомпанемент пропагандистских лозунгов о стремлении к миру и под поиск ответственных. Ответственны те, кто отдают такие преступные приказы. Те люди, которые делают это, должны знать, что никакого другого способа решения подобных конфликтов, кроме мирных переговоров и средств политического характера, не существует. Мы часто слышим, в том числе и от сегодняшнего официального Киева, что в этой стране привержены именно таким способам решения вопроса, однако на практике все происходит совсем иначе».

Резкое обострение кризисной ситуации на Украине Владимир Путин обсудил в пятницу по телефону с белорусским президентом Александром Лукашенко. Постоянный представитель РФ при ОБСЕ Андрей Келин пообещал, что Москва продолжит оказывать влияние на самопровозглашенные Луганскую и Донецкую народные республики для привлечения их к работе в Контактной группе по урегулированию ситуации на Украине.

Цель — остановить использование тяжелых вооружений в регионе конфликта. Но как бы Москва ни хотела, повлиять на Захарченко она не может, уверен директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко.

Евгений Минченко: А что ему скажут, что есть какие-то гарантии, что перестанут обстреливать территорию Донецка? Таких гарантий нет. Как объяснить Захарченко, у которого каждый день убивают людей, причем не военных, а мирных людей, он должен с этим смириться? Я думаю, что это невозможно. То есть, они будут максимально отодвигать украинских военных на такое расстояние, чтобы они не могли прямой наводкой расстреливать жилые кварталы.
Но Москва же ДНР все равно предлагает какие-то мирные вещи. Захарченко будет с этим считаться или нет?
Евгений Минченко: У Москвы есть очень серьезный козырь, это поставка вооружения туда. Если уж у нас даже самые прокремлевские комментаторы говорят: ну, вот, «военторг» заработал — видимо, какие-то вооружения туда поступают. Ограничить поставку туда вооружений, наверно, можно, но вопрос: а для чего? Хорошо, заставить их капитулировать. А что после этого будет? Потому что украинские власти никаких гарантий не дают, более того, они неоднократно давали возможность убедиться в том, что их слово гроша ломаного не стоит, тем более что с украинской стороны переговорщик — пенсионер Кучма, который вообще не имеет никаких официальных полномочий. То есть, если с российской стороны и со стороны ДНР, ЛНР, со стороны Евросоюза хоть кто-то серьезный подписывал эти документы, то с украинской стороны — вообще пенсионер, про которого завтра скажут: «А кто это такой вообще? Мы не знаем».
Касательно внешнеполитических внешних заявлений, может Москва сделать какое-то заявление, если наступление все-таки продолжится, и сказать, что, да, мы же не призывали делать этого? Или уже все равно это не произведет ни на кого впечатления, и Москву все равно обвинят?
Евгений Минченко: Презумпция виновности России давно уже сложилась, и, я думаю, сильно не изменится. Москва и так уже нацеловывает этого Порошенко, у него скоро лысина на голове будет от поцелуев со стороны Кремля о том, какой он замечательный и самый лучший партнер, но толка особого нет.

Глава ДНР Александр Захарченко заявил, что армия самопровозглашенной республики пойдет в наступление и будет отодвигать украинских силовиков до границ Донецкой области. Кроме того, Захарченко сказал, что больше не намерен договариваться о перемирии в минском формате или ротациях в зоне конфликта. Переговоры он согласен вести только с Порошенко.

К заявлениям Захарченко совсем уж серьезно относиться не стоит. В наступление он не пойдет, а желание вести переговоры с Порошенко — это своеобразное позиционирование себя, как некой значимой фигуры, считает член экспертного совета Московского центра Карнеги Алексей Арбатов.

Алексей Арбатовчлен экспертного совета Московского центра Карнеги«Мне кажется, что не надо принимать за чистую монету то, что говорит Александр Захарченко. Я ни в коей мере не хочу его обидеть или как-то умалить его деятельность, но он говорит много того, что не просто идет вразрез с российской официальной линией, а просто подрывает ее. Например, Россия на протяжении длительного времени говорит, что она не участвует в этом конфликте, что там нет российских войск, а Захарченко и в начале сентября, и до этого в августе благодарил Россию за посылку войск и боевой техники, и потом говорил, что там в отпуск приехали военнослужащие воевать, что они не могут делать по закону — просто поехать повоевать, куда им хочется. Он подрывал эту линию. Я говорю к тому, что то, что он сейчас говорит, это в большой степени, может быть, позиционирование, поднятие ставок для последующего торга. Конечно, ни в какое наступление он не перейдет и не сможет перейти, если на это не будет санкции Москвы. Он полностью зависит во всем. То, что он говорит, что он будет с Порошенко тоже вести переговоры, это тоже такое позиционирование. Он говорит много всего и не всегда одинаково».

У президента Украины слова расходятся с делами. Такой вывод сделал уполномоченный правительства ФРГ по связям с Россией Гернот Эрлер в интервью газете Nordwest-Zeitung.

Президент Украины заявил в Давосе, что военное решение неприемлемо. Однако увеличение армии и агрессивные заявления из Киева говорят об обратном, отметил Эрлер.

В свою очередь, глава европейской дипломатии Федерика Могерини в интервью американскому телеканалу CNN заявила, что политическое и дипломатическое давление на Россию должно быть усилено.

В частности, Могерини отметила необходимость приложить все усилия для переговоров Петра Порошенко и Владимира Путина.

Евросоюз также заявил о возможности усилить санкции против России в зависимости от ситуации на Украине.

Между тем, совет ЕС на уровне министров экономики и финансов обсудит 27 января в Брюсселе увеличение дополнительной макрофинансовой помощи Киеву до 2,5 млрд евро.

В минувшем году Еврокомиссия уже предоставила Украине около 1,8 млрд евро в рамках двух программ финансовой помощи.

Рекомендуем:

  • Фотоистории