16+
Вторник, 14 августа 2018
  • BRENT $ 73.29 / ₽ 4888
  • RTS1079.50
27 апреля 2015, 12:30 Компании

Андрей Гурьев: «Российский рынок для нас стратегический. Он должен жить и работать, и у него огромный потенциал»

Лента новостей

Интервью генерального директора ОАО «ФосАгро» Андрея Гурьева и генерального директора ООО «ФосАгро-Регион» Сергея Пронина порталу BFM.ru

Фото: Пресс-служба ОАО «ФОСАГРО»

Один из ведущих в мире производителей удобрений – компания «ФосАгро» - стала лидером по поставкам продукции российским аграриям. Компания видит значительный потенциал у российского сельского хозяйства, возможность кратного увеличения производства и экспорта зерна. В ближайшие 3 года для укрепления своих позиций на рынке компания намерена направить свыше 1 млрд долларов инвестиций в строительство в России новых производственных мощностей и увеличение выпуска товарной продукции почти на четверть – до 8,1 млн тонн.

О том, как в непростых экономических условиях реализуется инвестиционная программа «ФосАгро», о развитии внутреннего рынка потребления минеральных удобрений и поддержке российских аграриев в интервью деловому порталу BFM.ru рассказали генеральный директор «ФосАгро» Андрей Гурьев и его коллега Сергей Пронин, генеральный директор крупнейшей в России сбытовой сети - «ФосАгро-Регион».

«ФосАгро» последние годы демонстрировала хорошие результаты. Как прошли 2014 год с учетом всем известных событий?
Андрей Гурьев: Прошлый год был сложным для всей страны, для производителей любого вида сырья и продукции. Здесь сыграли свою роль и санкции, и ослабление экономики Российской Федерации. Тем не менее, «ФосАгро» неплохо отработала год и показала, на мой взгляд, очень хорошие результаты, которые мы объявим в ближайшее время.
География нашего присутствия расширилась до 100 стран. Мы стали лидерами поставок на российский рынок. Диверсифицированно вышли и на другие рынки, где нас не было довольно долгое время. Сегодня мы снова поставляем нашу продукцию в Индию, увеличили объемы поставляемой продукции на рынки Восточной Европы и Азии, конечно, не забываем и Латинскую Америку.
Наша акция была, наверное, одной из лучших на протяжении всего прошлого года. Это говорит о хорошем спросе инвесторов на качественные российские компании, какой является сегодня «ФосАгро».
Мы увеличили производство в пределах 5% благодаря оптимизации производства, логистики, улучшения работы, изменению бизнес-функций внутри Компании. Такая работа проходит у нас системно и позволяет за счет внутренних ресурсов и минимального количества инвестиций увеличивать год от года производство минеральных удобрений. Мы не намерены останавливаться на достигнутом и будем двигаться только вперед.
Недавно «ФосАгро» приняла новую стратегию развития. На какие результаты Вы рассчитываете по итогам ее реализации?
Андрей Гурьев: В первую очередь, стратегия нацелена на рост конкурентоспособности компании. Это укрепление ее основных преимуществ, развитие производственных мощностей, повышение технологической гибкости и увеличение эффективности продаж.
В ближайшие 3 года более 1 млрд долларов мы направим на строительство новых мощностей – высокотехнологичные производства аммиака, карбамида и сульфата аммония в Вологодской области, что даст нам возможность увеличить выпуск товарной продукции на 25% в 2017 году и упрочить свои позиции среди мировых лидеров по производству удобрений.
На текущий год мы запланировали рекордный объем инвестиций – 36 млрд рублей, который, скорее всего, будет реализован в полном объеме, что позволит нам и дальше продолжать исполнять нашу масштабную инвестпрограмму.
В начале года мы ввели в Балаково первый в России по единичной мощности склад жидкого аммиака. Он повысил сырьевую обеспеченность балаковского предприятия, а также создал основу для дальнейшего развития производственных мощностей и увеличения переработки апатитового концентрата внутри Группы «ФосАгро».
На производственной площадке ЗАО «Метахим» в феврале ввели новое производство фосфорно-калийных удобрений мощностью 100 тыс. тонн в год и склад готовой продукции вместимостью 1500 тонн.
Накануне Петербургского международного экономического форума планируем запустить в промышленную эксплуатацию современный балкерный терминал в Усть-Луге – «Смарт Балк Терминал». Через него планируем переваливать около 1,5 млн тонн удобрений. Кроме того, под наш долгосрочный контракт в Усть-Луге реализуется проект по строительству новых терминальных мощностей на Европейском серном терминале. Он также позволит нам переваливать более 1 млн тонн минеральных удобрений. Наши ставки на российские порты и хеджирование рисков по перевалочным мощностям позволят стабильно и качественно отгружать продукцию нашим клиентам в разные точки мира.
Я слышал, что «Смарт Балк Терминал» - это не совсем обычный для России терминал.
Андрей Гурьев: Да. Мы выбрали несколько иную модель перевалки – из вагона в контейнер, а из контейнера непосредственно на судно.
В чем ее преимущество? Она позволяет существенно снизить объем инвестиций в строительство. Вложений в такой терминал требуется на порядок меньше, чем для строительства подобных по размеру складских мощностей для перевалки удобрений, которые сегодня существуют и работают в России.
Соответственно, это достаточно гибкая и относительно недорогая технология по перевалке насыпных грузов с поездов через контейнер в судно. В таких контейнерах можно хранить и до 80 000 тонн любых удобрений. То есть, у нас, по сути, в этих же контейнерах будет еще и гибкий склад, через который можно точечно отгружать небольшие партии удобрений нашим клиентам.
Вы рассказали о масштабной инвестпрограмме. Нет ли проблем с финансированием, учитывая текущее состояние финансового сектора страны?
Андрей Гурьев: Проблем с финансированием на данный момент не возникает. Да, мы, конечно, чувствуем усиление давления со стороны кредитующих организаций, банков. Процентная ставка сегодня, бесспорно, высокая, и с этим приходится жить, в какой-то степени бороться.
Но мы практически полностью обеспечены инвестициями по всей нашей инвестпрограмме, и здесь мы не видим каких-либо проблем. Мы заблаговременно проработали финансовую обвязку наших крупных инвестиционных проектов.
Самый капиталоемкий из них, это строительство нового энергоэффективного агрегата аммиака. Сумма инвестиций оценивается в $785 млн. По мощности ему нет аналогов в России. Под этот проект в прошлом году мы привлекли кредит JBIC на $440,6 млн на беспрецедентно низких для корпоративной России условиях. По финансированию проекта строительства нового производства карбамида ведутся переговоры с чешским экспортным агентством EGAP. Впервые в России здесь будет применена комбинация новейших технологий по выпуску карбамида в комплексе с грануляцией конечного продукта в кипящем слое.
Недавно Герман Греф заявил, что если розничное кредитование постепенно выравнивается, то корпоративное довольно сильно упало. Хотя утверждает, что к концу года и оно должно выровняться. А вы как считаете?
Андрей Гурьев: Тут я с ним полностью согласен. Все-таки корпоративное кредитование – это, в большей степени, инвестиционные кредиты, а кредиты по ставке 25-30% не позволяют окупаться сегодня никаким инвестициям. Сегодняшняя ставка, по сути, является запретительной.
Даже с учетом недавнего снижения?
Андрей Гурьев: Даже с учетом недавнего снижения. Посчитайте сами, какая рентабельность должна быть при такой ставке, чтобы остаться в плюсе.
Каковы перспективы рынка фосфорных удобрений в текущем году?
Андрей Гурьев: На данный момент у нас есть основания предполагать, что текущий год будет еще одним сильным годом для мировых производителей удобрений.
Говоря о перспективах, нужно, наверное, в первую очередь принимать в расчет существующую сегментацию рынка. Есть российский рынок, есть рынок стран СНГ. Есть Европа, есть Азия. В Азии отдельно есть Индия. Есть Латинская Америка, где отдельно есть Бразилия. Есть США. И, конечно, в каждой из этих стран существуют свои проблемы.
В России, это, несомненно, наличие финансирования. Те субсидии на гектар, которые получают наши сельхозпроизводители, мизерны. Они в десятки раз меньше аналогичных субсидий в той же Европе, США и Китае. Тут мы находимся за гранью материальных вложений в российское сельское хозяйство. В этом направлении я вижу огромный потенциал именно с точки зрения увеличения в будущем производства, как зерна, так и другой сельхозпродукции. Мы, как страна, можем кратно нарастить производство зерна и его экспорт.
Среди стран Азии хочется выделить Индию. В стране избран новый парламент, который впервые за долгие годы смог сформировать консолидированное правительство большинства. В стране начались структурные реформы. Опять же, страна является бенефициаром от падения цен на энергоресурсы и, конечно же, на нефть, так как Индия является нетто-импортером энергоресурсов. Те средства, которые сегодня высвободились из-за падения цен на нефть, идут на модернизацию производств, на другие квазисубсидии, которые позволят стране развиваться и рассчитывать на ожидаемо больший экономический рост. Опять же, валюта стабилизировалась, что немаловажно для сельхозпроизводителей.
В Латинской Америке, если рост и будет, то довольно небольшим. С точки зрения самих объемов потребления удобрений, эта страна, уверен, в очередной раз покажет рекорды.
В США сегодня рынок достаточно слабый, хотя и очень большой. Между тем, удобрения всегда здесь востребованы и будут продаваться. В этом году предполагаемый высокий урожай может привести к снижению уровня питательных веществ в почве и необходимости увеличить внесение удобрений.
Есть небольшие проблемы в Европе, связанные в основном с падением евро относительно доллара, ведь удобрения там продаются в долларах. По этой причине сегодня произошло снижение покупательной способности европейского фермера. Однако, рынок работает и потребляет хорошие объемы удобрений.
Но благодаря гибким производственным и логистическим линиям мы, в определенной степени, меньше, чем наши конкуренты, зависимы от одного или нескольких регионов поставок и можем выбирать рынки, которые нас устраивают по поставкам и дают хорошие цены.
Спрошу вас как экспортера: текущий курс устраивает?
Андрей Гурьев: Безусловно, девальвация российской валюты сказалась на всех экспортерах. В некоторой степени она компенсировала падение цен на минеральные удобрения. Дает определенную возможность сократить долговую нагрузку, которая по отрасли сейчас превышает 15 млрд долларов, и задуматься о новых возможностях инвестиций в наш сектор.
Как я понимаю, приоритетными рынками для вас остаются Россия, Латинская Америка и Европа.
Андрей Гурьев: Безусловно, да. Наряду с Россией, неизменный стратегический приоритет — это рынки Латинской Америки и Европы. В обоих регионах в текущем году мы откроем собственные представительства, чтобы напрямую работать с конечными потребителями.
Давайте поговорим о российском рынке удобрений. Как он чувствовал себя в прошлом году, и каковы достижения, результаты работы на нем вашей компании?
Андрей Гурьев: Прошлый год стал рекордным по поставкам нашей продукции на внутренний рынок. Мы, как и рынок, увеличили объемы реализации на 400 тысяч тонн. Это довольно серьезный объем.
По нашим оценкам, каждая третья тонна удобрений для наших фермеров была поставлена либо предприятиями «ФосАгро» напрямую, либо через ее сбытовую структуру - «ФосАгро-Регион».
Если исторически мы занимали лидирующие позиции в фосфорном сегменте (фактически, всегда первое место), то в прошлом году мы стали первыми по общему объему поставок всех видов удобрений. Надеюсь, нам и дальше удастся удерживать эти позиции.
К нам сейчас присоединяется гендиректор сбытовой сети «ФосАгро» - «ФосАгро-Регион» Сергей Пронин. Сергей Александрович, за счет чего удалось достигнуть такого результата?
Пресс-служба ОАО «ФОСАГРО»

Сергей Пронин: «ФосАгро» создала в России крупнейшую сбытовую сеть «ФосАгро-Регион» с представительствами и филиалами в 12 основных сельскохозяйственных регионах страны, преимущественно, в Южном и Центральном Федеральном округах. Среди них Ставрополье, Краснодарский край, Ростовская, Липецкая, Белгородская, Курская, Тамбовская, Нижегородская, Орловская и Воронежская области. В последние два года особое внимание уделяем Приволжскому Федеральному округу, открыли представительства в Татарстане и Мордовии, где, мы считаем, довольно серьезные перспективы развития рынка.

У нас 20 складских баз сельхозхимии, на которых можно единовременно разместить более 450 тысяч тонн удобрений. Они позволяют фермеру в любой момент приехать на базу и получить минеральные удобрения.
Немаловажный фактор успеха – инвестиционная политика, модернизация баз. Ведь база сельхозхимии - это не просто склад, туда должен подходить железнодорожный путь, должны быть удобные узлы разгрузки, фасовки. В последние два года на эти цели было направлено 1,3 млрд рублей.
Помимо капитальной реконструкции баз, пустили в эксплуатацию 8 фасовочных комплексов, еще один находится в стадии изготовления. Конечно, когда мы приобретали базы, тогда ни о каких фасовках никто и не мечтал. Сегодня в каждом регионе у нас есть современные фасовочные комплексы с производительностью до 350 тонн удобрений в смену. Помимо удобства для фермеров, которые приобретают исключительно фасованную продукцию, мы не перегружаем фасовочные линии наших заводов, особенно в пиковые месяцы. Получается, инвестициями в складские базы мы устраняем возможные проблемы, которые могут возникнуть даже на той же дороге, а фермеры должны в срок получить нужные им удобрения надлежащего качества.
Также мы приобрели свыше 20 большегрузных КамАЗов. Интересный пример: один КамАЗ может перевезти до 9000 тонн удобрений в год – это фактически три железнодорожных состава. Можете себе представить – маленький КамАЗ – и три железнодорожных состава.
Это резко увеличило популярность наших баз у потребителей. Ту же селитру далеко не каждый может увезти, нужно преодолеть бюрократические барьеры, получить массу разрешений. Даже в этом вопросе необходимо уделять первостепенное внимание развитию составляющей на местах, чем и является база сельхозхимии для этого вида бизнеса.
В четырех регионах у нас есть тукосмесительные установки, которые востребованы уже этой весной. В их числе Нижегородская область, где мы активно продвигаем тукосмеси, Татарстан. Фермеры считают деньги, которые сегодня очень дорогие для них, и смотрят, как правильно ими распорядиться.
Кроме всего прочего, мы создаем своего рода агросупермаркеты в районах, где фермеры, помимо удобрений и кормовых добавок, могут приобрести и запчасти, и средства защиты растений. В отдельных случаях, может быть, и технику: мы ведем переговоры с крупнейшими поставщиками техники. У нас на базах есть свободные площади, где мы сможем ее разместить. И фермеры получат доступную технику рядом со своими хозяйствами и не будут ездить в областной центр или в соседний регион.
Востребованы и консультации по грамотному внесению удобрений после химического анализа почв. Они позволяют фермерам экономить деньги. Это передовая мировая практика, ведь анализ почв позволяет фермеру понять, какие удобрения ему необходимо вносить, чтобы добиться баланса питательных веществ в почве для достижения максимальной урожайности культуры, которую он хочет вырастить. Во всем мире сейчас набирают популярность добавки, микроэлементы, в частности, в Европе.
Не далек тот день, когда эти добавки будут востребованы и в России, и эффект от этого будет огромный – урожайность будет стремительно повышаться. Поэтому вскоре услуги по грамотному внесению удобрений будут востребованы повсеместно. И мы начинаем в ближайшее время эти услуги оказывать во всех аграрных регионах, где мы присутствуем.
Кроме того, как я уже говорил, у нас есть фасовка в удобную для фермера упаковку и доставка удобрений.
Думаю, за счет этого мы сможем привлечь новых клиентов.
Для достижения успеха на любом рынке и особенно – на внутреннем - надо расширять линейку производства. Правильно я понимаю, Андрей Андреевич?
Андрей Гурьев: Разумеется, нужно расширять линейку продукции, востребованной на рынке, сервисы, которые сегодня можно предоставлять сельхозпроизводителям и другим участникам рынка. Это несомненное стратегическое конкурентное преимущество. За последние несколько лет мы увеличили с 10 до 28 число выпускаемых марок удобрений, среди которых есть инновационные и эксклюзивные. Для этого мы финансируем разработку решений, которыми не обладают конкуренты. Активно развиваем собственное направление научно-исследовательских и прикладных разработок, и активно взаимодействуем с ведущими академическими, учебными и отраслевыми научными организациями, как в России, так и за рубежом. Совместно с ЮНЕСКО мы оказываем поддержку научным изысканиям молодых специалистов для отбора лучших работ для внедрения в производство.
Сейчас, как уже сказал Сергей Александрович, мы активно занимаемся тем, что стремимся донести до фермеров, что новые марки существенно лучше прежних, ведь они позволяют эффективнее воздействовать на сельхозпродукцию и минимизировать затраты за счет исключения из расходов избыточного количества того или иного питательного вещества и приобретения сбалансированной формулы питательных компонентов, которые подходят для выращиваемых ими культур. С осени этого года в некоторых регионах стартуют опытные проекты по внесению минеральных удобрений. Особенно я хотел бы обратить внимание на жидкие минеральные удобрения, в частности, ЖКУ. Мы являемся единственным в России производителем этого эффективного вида удобрений, особенно эффективного для засушливых регионов. Однако фермеры зачастую его не приобретают по простой и прозаичной причине – отсутствие надлежащей дорогостоящей техники для его внесения. Если же мы приобретем эту технику, поставим ее на базе и поможем фермерам внести ЖКУ в почву, то, во-первых, этот проект быстро окупится, а во-вторых, позволит реализовать еще больше ЖКУ, учитывая, что в последнее время засушливых сезонов стало больше. В данный момент проект находится на стадии мониторинга рынка, но с осени появится возможность ощутить первые реальные результаты от его реализации.
Это, можно сказать, консалтинговые услуги, даже агрономический консалтинг.
Андрей Гурьев: Безусловно. Мы как компания выступаем за одну, но очень простую истину: сельское хозяйство должно быть эффективным. Только так мы будем получать хорошие урожаи и устойчивую себестоимость для фермера, который сможет четко планировать свою будущую урожайность, расходы, не тратя лишние средства.
Сергей Александрович, вы упомянули ЖКУ, аммиачную селитру, а какие еще удобрения пользуются популярностью у российских фермеров?
Сергей Пронин: Если говорить о российском рынке в целом, то в тренде сейчас сложные удобрения, различные марки азотно-фосфорно-калийных удобрений (NPK). На основные сельскохозяйственные регионы приходится до 70% потребления наиболее популярных в России NPK-удобрений и аммофоса. У нас есть возможность производить примерно до 1,9 млн тонн тройных удобрений, и мы сохраняем лидирующие позиции по объему их выпуска в России.
Вообще, «ФосАгро» - синоним качества. Об этом говорит и спрос на наш диаммофос – одно из лучших в мире удобрений, которое востребовано сегодня аграриями.
С чиновниками в регионах проблем не возникает?
Сергей Пронин: Нет, проблем не возникает. Во всех регионах присутствия у нас выстроены конструктивные деловые отношения. Все знают о порядочности компании «ФосАгро», что мы никогда никого не подводим.
Региональные власти понимают, что в сложный период, когда в начале года удобрений не хватало, с одной стороны, с другой – не хватало средств, «ФосАгро», за счет накопленных на складах остатков, реализовывала удобрения по доступным ценам. Ни одной жалобы на нас не поступило. Все свои обязательства мы выполнили, и всегда будем выполнять.
И хочется сказать спасибо областным администрациям, что они всегда вовремя реагируют на наши просьбы. Аграрный комплекс развивается, и «ФосАгро» нормально себя чувствует.
Я так понимаю, и с крупнейшими сельхозпроизводителями проблем у вас нет?
Сергей Пронин: Нет, со всеми работаем. На самом деле, нам ценен любой клиент и тот, который приобретает 50 тонн, и мегахолдинг, который присутствует на рынке в пяти-десяти регионах России. Работаем со всеми. Среди клиентов все крупнейшие агрохолдинги. А в тех регионах, где мы присутствуем, «ФосАгро» является безусловным лидером по продажам.
А.А.Гурьев: Хочу добавить, что рынок РФ очень и очень конкурентен. И сегодня за него идет борьба между производителями минудобрений. Каждая из компаний видит огромный потенциал, который заложен в сельхозрынке.
За него надо бороться…
Андрей Гурьев: Безусловно. Все это прекрасно понимают. Потенциал просто колоссальный. Если мы сегодня экспортируем 20-25 млн тонн зерна, то при такой же пашне в США, они экспортируют 100 млн тонн. То есть мы за счет удобрений можем кратно увеличить производство и экспорт зерна, да и других сельхозкультур.
Только эмбарго не надо вводить, а то много потеряем, мне кажется?
Андрей Гурьев: Эмбарго, в первую очередь, есть функция от объема и спроса. Если страна способна производить большое количество сельхозпродукции, ни о каком эмбарго и речи не будет. Хватит всем.
В целях поддержки отечественных фермеров в этом году производители минеральных удобрений даже пошли на заморозку цен на время весенней посевной…
Андрей Гурьев: Мы уверены, что те меры, которые приняли производители удобрений и согласовали с Министерством сельского хозяйства, Минпромторгом, правительством РФ, помогут сельхозпроизводителю выжить в сегодняшних условиях и развиваться дальше. Тем более, это соответствует политике по импортозамещению.
Российский рынок для нас стратегический. Он должен жить и работать, и у него огромный потенциал. Это и наши будущие перспективы с точки зрения поставок минудобрений и других видов сервиса.
Потери от заморозки цен можете оценить?
Андрей Гурьев: В данный момент назвать точную сумму потерь сложно. Сезон закончится в мае, самое позднее - в самом начале июня. Но они будут, вы правы.
Вы пошли навстречу. А вам идут навстречу?
Андрей Гурьев: Дело не в том, что нам должны пойти навстречу. Здесь действует другая, более простая, бизнес-логика: компании по-разному интегрированы по сырью. Кто-то производит больше азотных удобрений, кто-то фосфорных или калийных. Поэтому все скидки, которые дают компании, идут за счет основного сырья, которое у них есть. И здесь скидки на сырье – это просто то логичное действие, которое должно равномерно распределить потери между компаниями от поставок на внутренний рынок в условиях заморозки цен на удобрения.
Мы как крупнейший поставщик удобрений на российский рынок активно выступаем за комплексный подход в скидках на удобрения для наших аграриев и на сырье для их производства. Правила игры должны быть едиными по всей цепочке производства удобрений.
Активно поддерживаем инициативу Российского Союза химиков, которую одобрила ФАС. Ее смысл - не допустить ухудшения финансового состояния производителей минеральных удобрений после заморозки цен для российских аграриев. Это, по сути, трансляция скидок на основное сырье, из которого производятся удобрения на российский рынок (хлористый калий, апатитовый концентрат, аммиак и сера - БФМ).
Мы как производители апатитового концентрата готовы дать на него скидку и, в свою очередь, также хотим получить скидку на калий, серу и аммиак. На тот объем, который мы поставляем на внутренний рынок через удобрения.
ФАС считает, что эти скидки должны быть сопоставимы с предоставленными скидками на удобрения. В ведомстве разработали формулы расчета скидок и направили их на обсуждение в Минпромторг.
Предложенная ФАС методика - еще один шаг к тому, чтобы удобрения приобретали и вносили, повышалось плодородие почвы, росли урожаи и доходы крестьян.
Надеемся, что правительство РФ поддержит предложения ФАС. Нельзя допустить ситуации, чтобы страдали те компании, которые заботятся о российском рынке, для которых он является приоритетным. Как с точки зрения строительства здесь новых мощностей, так и с точки зрения развития внутреннего рынка потребления удобрений.
А какая емкость российского рынка?
Андрей Гурьев: На сегодня около 5,2 млн тонн. Но я считаю, что в обозримом будущем мы вполне способны выйти на объем до 20 млн тонн. Элементарная арифметика выводит именно на эти цифры.
Если сегодня в среднем по стране на гектар потребляется 38 кг удобрений, то в странах Европы около 130-140 кг.
То есть в четыре раза больше?
Андрей Гурьев: Чувствуете, какая разница? Если в России субсидии, включая ГСМ и удобрения, в лучшие годы не превышали 600-700 рублей на гектар, то в в Европе, Китае и США они достигают 300-400 долларов. Это один из основополагающих на сегодня моментов, которые, действительно, могут стать большим драйвером для развития финансово устойчивого производства сельхозпродукции в России.
Но были бы деньги, чтобы их туда вложить…
Андрей Гурьев: Так эти деньги окупаются… Если вы сегодня поставляете на экспорт 25 млн тонн зерна, то после увеличения субсидий сможете экспортировать более 50 млн тонн. В итоге будете получать больше урожая, заплатите больше налогов. В наших климатических условиях сельхозпродукция может быть более конкурентоспособной и рентабельной, чем в других развитых странах Европы и Америки.
Вы поставляете удобрения в сто стран мира и хорошо знаете различные модели ведения бизнеса. На ваш взгляд, какая наиболее подходящая модель ведения сельхозбизнеса для России?
Андрей Гурьев: Работа с таким количеством конечных потребителей и дистрибьюторов позволяет нам понять чаяния и проблемы агроиндустрии в каждой стране. Большая часть проблем связана с макроэкономической ситуацией. В каких-то регионах есть определенные политические и геополитические риски.
Переходя к Вашему вопросу, европейскую, да и азиатскую агроиндустрию, характеризуют маленькие фермерские хозяйства, имеющие тенденцию преобразования в кооперативы. Такая же модель работает и в Латинской Америке. Там огромное количество кооперативов, но только наделы земли у них в разы больше, чем в Европе и Азии. Это позволяет реализовывать один простой экономический закон – экономия за счет масштаба. Только большие и эффективные сельхозугодья позволяют сегодня эффективно и, главное, дешево производить сельхозпродукцию. Ты становишься менее зависимым от волатильности внешних рынков и занимаешься себестоимостью и качеством производимой продукции. И это делает твой бизнес устойчивым на долгую перспективу: ты спокойней переживаешь и взлеты, и падения, и разную ценовую конъюнктуру на рынке. Такая же модель работает в США и Канаде. И я считаю, что именно эта модель должна жить и поддерживаться государством в РФ. Это большие разноплановые холдинги, от 35 тысяч гектаров земли, разделенные по регионам, в которых возможно получить лучшую по качеству продукцию. Думаю, согласитесь со мной, какой смысл производить зерно ближе к северной части центрального региона, где огромные риски по погоде? Тем не менее, сегодня аграрии этим занимаются, хотя прекрасно понимают, что при той же себестоимости производства ты получаешь в разы меньше урожайность. На это нужно обращать внимание и субсидировать со стороны государства именно эффективных и грамотных сельхозпроизводителей. Для производителей, владеющих не диверсифицированными по регионам кластерами земли менее 35 тысяч гектаров, возникает огромное количество рисков. Поэтому большие холдинги, диверсифицированные по регионам, более устойчивы к выживанию.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию