16+
Понедельник, 19 ноября 2018
  • BRENT $ 67.07 / ₽ 4396
  • RTS1135.71
8 мая 2015, 18:10 Право

Вместо условного срока — 5 лет в колонии. Васильеву отправили на зону

Лента новостей

Вопреки просьбе гособвинения об условном сроке Евгения Васильева получила 5 лет лишения свободы и была арестована в зале суда. Ее четверо подельников осуждены на сроки от 3,5 года лишения свободы до 4 лет и 3 месяцев колонии. Защита намерена обжаловать приговор

Бывшая глава Департамента имущественных отношений Минобороны РФ Евгения Васильева.
Бывшая глава Департамента имущественных отношений Минобороны РФ Евгения Васильева. Фото: Михаил Почуев/ТАСС

Пять лет лишения свободы и арест в зале суда: так закончился судебный процесс по громкому делу «Оборонсервиса» для его главной фигурантки Евгении Васильевой. Бывшая руководитель департамента имущественных отношений Минобороны была признана виновной в хищениях военного имущества на сумму более 215 миллионов рублей, легализации похищенного и злоупотреблении полномочиями. Вместе с тем следствие вменяло ей в 10 раз большую сумму — почти 3 миллиарда. Однако суд не согласился с расчетами следствия, а по трем из 12 эпизодов вообще оправдал.

И все же назначенное ей наказание оказалось более суровым, чем просила прокуратура, которая настаивала на доказанности всего объема обвинения. Четверо соучастников экс-чиновницы получили от 3,5 года лишения свободы до 4 лет и 3 месяцев в колонии общего режима. После оглашения приговора их также взяли под стражу в зале суда. Для того, чтобы зачитать тысячестраничный приговор судье Татьяне Васюченко потребовалось три дня: она начала 6 мая и завершила днем 8-го числа.

«Три миллиарда — не деньги, условный срок — не срок»

В последний день вынесения приговора у здания Пресненского суда Москвы дежурил одиночный пикетчик. В руках он держал самодельный плакат с надписью: «Отпустите Васильеву! Три миллиарда — не деньги, условный срок — не срок». Таким образом мужчина иронизировал над тем, что в прениях сторон прокуратура запросила для главной фигурантки 8 лет лишения свободы условно. «Государство просто плюнуло нам в лицо», — негодовал протестующий. Он требовал для подсудимой «справедливого, реального наказания».

Между тем Васильева тюремного срока не боялась: в суд она приехала без вещей. Первоначально ей вменялось 12 преступных эпизодов. По версии следствия, Евгения Васильева, придя в 2010 году на работу в Минобороны, расставила на руководящие должности в дочерние и зависимые предприятия «Оборонсервиса» своих людей — бывших сокурсников и сослуживцев с прежних мест работы. Она выбирала наиболее ликвидные активы: здания, акции и земельные участки и организовывала их продажу по заниженным ценам. Покупателей искали через Центр правовой поддержки «Эксперт», который привлекал оценщиков. Многомилионные сделки приносили неплохой доход: «Эксперт», фактическим владельцем которого являлась Васильева, получал 5% комиссионных. Они составляли от 4,6 миллиона рублей до 123 миллионов. От пяти сделок Васильева извлекла прибыль на сумму более 215 миллионов рублей. Общий же ущерб от действий Васильевой и ее «команды» за два года деятельности следствие оценивало в 3 миллиарда рублей.

Ее действия СКР квалифицировал по нескольким статьям УК: мошенничество, покушение на мошенничество, отмывание преступных доходов, превышение, а также злоупотребление должностными полномочиями (ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 30, ч.4 ст. 159, ч.3 ст.174.1, ч.3 ст. 286 и ч.1 201 УК РФ).

Три недоказанных эпизода

Однако в ходе судебного процесса, который длился с июля прошлого года, суд не в полной мере согласился с фабулой обвинения. Так, судья Татьяна Васюченко сочла недоказанным утверждение следствия о том, что объекты Минобороны продавались по заниженным ценам. По трем эпизодам суд оправдал Васильеву с формулировками: «в связи наличием неустранимых сомнений» и «отсутствием в действиях состава преступления». В этой части суд согласился с аргументами защиты о том, что проведенные в ходе следствия экспертизы, которые определяли стоимость проданных объектов Минобороны, были проведены с нарушениями уголовно-процессуального закона, федеральных законов «Об оценочной деятельности» и «Об экспертной деятельности». «Выводы экспертов противоречат как материалам дела, так и собственным выводам. Оценка является недостоверной. Факт введения оценщиков в заблуждение Васильевой своего подтверждения в суде не нашел», — говорилось в приговоре. Судья даже вынесла частное определение в отношении оценщиков Марины Разореновой и Сергея Коплуса. Оно будет направлено в адрес Российского общества оценщиков, который должен наложить дисциплинарное взыскание на экспертов, которые, как указал суд, неверно применяли методы, допускали нарушения при расчетах и не аргументировали свои выводы.

В итоге сумму причиненного действиями Васильевой ущерба суд снизил более чем в десять раз — с 3 миллиардов рублей до 215 миллионов рублей. Чиновница была оправдана по трем пунктам: в мошенничестве (ст. 159 УК) при продаже помещения магазина «Мосвоенторга» на Старом Арбате, а также попытке хищения (ст. 30, ст. 159 УК РФ) здания и земли Управления торговли Московского военного округа на Большой Серпуховской лице. Также суд счел недоказанным, что Васильева превысила должностные полномочия (ст. 286 УК РФ), санкционировав продажу земельного участке в поселке Пересыпь на побережье Азовского моря.

В чем Васильеву признали виновной

Вместе с тем в суде нашло свое подтверждение утверждение следствия о том, что подсудимая создала преступную группу, в которую вошли четверо других подсудимых: гендиректор 31-го ГПИССа Юрий Грехнев, глава компании «Оборонстрой» Лариса Егорина, руководитель «Окружного материального склада Московского округа ВВС и противовоздушной обороны Максим Закутайло, а также эксперт по финансовым операциям Ирина Егорова. Они помогали ей принимать «нужные» решения о продаже тех или иных объектов и отмывать украденное.

Суд установил, что Васильева и ее соучастники совершили шесть эпизодов мошенничества в особо крупном размере, которое заключалось в незаконном получении фирмой «Эксперт» агентского вознаграждения. В приговоре говорилось, что привлечение фирмы к сделкам было «экономически необоснованным»: ЦПП «Эксперт» не имел опыта оказания агентских услуг, в его штате не было квалифицированных сотрудников. Кроме того, компания не обладала достаточной материально-технической базы для подготовки объектов Минобороны к продаже. Покупатели имущества были заранее определены, а всю работу по подготовке сделок проводили сами военные.

Судья констатировала: в ходе конкурса уже были отобраны компании-агенты, однако Евгения Васильева скрыла это от своего бывшего шефа, а впоследствии любовника, министра обороны Анатолия Сердюкова. Последний ничего не знал о проворачиваемых аферах и был «введен в заблуждение» Васильевой.

«Васильева скрыла тот факт, что компания «Эксперт» была специально создана по ее указанию ее подругой Екатериной Сметановой», — отметила судья. — Денежные средства, полученные в результате агентских договоров, были похищены».

Один из главных эпизодов дела — продажу комплекса зданий 31-го Государственного проектного института на Смоленском бульваре — суд объединил с обвинением в хищении акций учреждения. Было решено, что имущество института было продано для того, чтобы занизить стоимость ценных бумаг, и суд признал это способом хищения.

Ущерб от продажи зданий института следствие оценивало в 2 млрд 109 миллионов рублей. Однако суд снизил его размер до 328 миллионов рублей (впоследствии акции было добровольно возвращены государству покупателем).

Также суд посчитал доказанным обвинение Васильевой и участников ОПГ в «легализации средств, полученных преступным путем» (ст. 174. 1 УК РФ). Согласно материалам дела, полученные комиссионные по указанию чиновницы подсудимая Ирина Егорова переводила на счета фирм-однодневок, а потом обналичивала. Впоследствии вырученные средства использовались для покупки Васильевой приглянувшихся ей объектов, признанных Минобороны непрофильными или убыточными. Это делалось через созданную Васильевой фирму-однодневку «ВитПроджект», которая реальную хозяйственную деятельность не вела и была оформлена на ее знакомого. Также суд согласился с тем, что Васильева злоупотребила должностными полномочиями (ст. 201 УК РФ). Когда она уволилась в Минобороны и устроилась на работу председателем совета директоров 31-го ГПИССа, то потратила 650 тысяч рублей на личные авиаперелеты со своей матерью из Москвы в Санкт-Петербург и обратно, а также в Анапу и Краснодар. Поездки оплачивались из средств института и были проведены по бухгалтерии как командировочное расходы, хотя таковыми не являлись.

Аргументы подсудимой

Во время судебного процесса, Васильева и другие подсудимые вину отрицали и просили их оправдать. Они утверждали, что все сделки были законными, а государство только выиграло, избавившись от ненужного балласта.

Васильева уверяла, что во вменяемых ей действиях нет «ни состава, ни даже события преступления», а ущерб в 3 миллиарда рублей был «нарисован» и появился вследствие умышленных ошибок экспертов при оценке стоимости акций и зданий. Подсудимая уверяла, что все ее действия как главы департамента имущественных отношений (ДИО) Минобороны совершались «в интересах государства в соответствии с законом и всеми нормативными актами». По словам Васильевой, в ее задачу входило максимально быстро продать неэффективное имущество. При этом подсудимая опровергала версию обвинения о продаже собственности минобороны по заниженной цене. Она утверждала, что «ни с кем из оценщиков на предмет ценообразования не общалась» и «никаких указаний по уменьшению стоимости активов сотрудникам департамента и третьим лицам не давала». Васильева заявила, что не создавала ОПГ. Другие фигуранты также отвергали обвинение.

Бывший начальник Васильевой, экс-министр обороны Анатолий Сердюков проходил по делу как свидетель. СКР пришел к выводу, что он был введен в заблуждение подчиненной. Васильева, ставшая его возлюбленной, имела «беспрепятственный доступ к министру обороны и пользовалась его неограниченным доверием». Сама бывшая военная чиновница настаивала, что уголовное дело носит «заказной характер», а она «вообще не имеет привычки злоупотреблять чьим-либо доверием и кого-либо обманывать». «По логике следствия, у нас на должность министра был назначен такой дурачок, который впал в какую-то непонятную зависимость от Жени Васильевой», — иронизировала подсудимая. Она отмечала, что до настоящего времени ни одна сделка, проведенная с ее участием, «не признана незаконной и недействительной».

Однако суд не принял доводы подсудимой и расценил их как «попытку уйти от уголовной ответственности». Судья удовлетворила иски потерпевших, взыскав с подсудимых в качестве возмещения причиненного ущерба в общей сложности 215 миллионов рублей.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию