16+
Пятница, 20 октября 2017
  • BRENT $ 57.54 / ₽ 3310
  • RTS1134.45
12 сентября 2009, 16:17 Недвижимость

«Я не начинаю строить, не имея денег до конца проекта»

Лента новостей

Сол Керзнер, южноафриканский магнат с одесскими корнями, владелец сети шестизвездочных отелей и казино, впервые посетил Москву. В интервью Business FM он рассказал о своих последних проектах и раскрыл принципы управления бизнесом

Сол Керцнер. Фото: Надежда Загрецкая
Сол Керцнер. Фото: Надежда Загрецкая

Сол Керзнер, южноафриканский магнат с одесскими корнями, владелец сети шестизвездочных отелей и казино, впервые посетил Москву, где провел всего один день. В интервью Business FM он рассказал о своих последних проектах и раскрыл принципы управления бизнесом.

— Вам приходилось иметь дело с российскими бизнесменами, знакомы ли с кем-то из них?

— В России есть несколько человек, которых я считаю друзьями. С миром бизнеса в Москве я не связан, и мой приезд в Россию тоже не имеет к этому отношения. Я здесь с очень коротким визитом. Но должен сказать, что считаю Москву великим городом. 24 часа, которые я здесь провел, показались очень интересными.

— Значит, вы приехали в Россию больше как турист, чтобы увидеть достопримечательности? Ничего «бизнесового» запланировано не было?

— Нет. Кроме того, чтобы содействовать развитию отеля Atlantis, казино в Марокко и отеля One and Only.

— Вы начинали бизнес-карьеру в 1960 году с очень небольшого бизнеса. Как вы заработали свои первые деньги?

— Да, через 3 года будет 50 лет, как я занимаюсь бизнесом. А начинал его достаточно молодым. Я работал бухгалтером в университете и всегда хотел заниматься отельным бизнесом. Первый пятизвездочный отель я построил в Южной Африке, он был открыт в 1964 году. С того времени мы открыли около 30 различных отелей в Южной Африке, а потом и очень известное казино под названием Sun City.

— Как вам удалось достать деньги, чтобы построить в пустыне роскошный отель?

— Были люди, которые верили в мои проекты. Например, очень влиятельная финансовая компания East South African Surveys. Для того времени это было очень крупное инвестирование. Мы вместе открыли казино. Проект оказался очень успешным. Потом мы продолжили строительство и в конечном итоге открыли отель The Palace of the Lost City. Это действительно был дворец. Я, конечно, не сравниваю его с дворцами, которые вижу сегодня, но тогда мы сделали первый шаг. К нам приезжали туристы со всего мира. Конечно, для меня самым захватывающим было открытие первого отеля, а на втором месте — Sun City.

— Какие риски вы брали на себя, получая деньги и инвестируя их в новый бизнес в пустыне, в бизнес, которым в Южной Африке еще не занимались?

— Риск в то время был связан с тем, насколько это было осуществимо. Потому что это был первый подобный проект в Южной Африке. Я был уверен, что страна примет стиль отелей, которые я хотел построить. И нашлось несколько человек, которые были готовы оказать мне поддержку. Изначально у меня было очень мало денег. А потом, как всегда бывает, когда вы добиваетесь успеха, все больше людей готовы оказать финансовую поддержку.

— В прошлом году уже в кризис вы открыли три отеля. Было ли это выгодным инвестированием в такое время?

— Честно говоря, если бы я знал, что так будет, возможно, мы бы не стали их строить. Но тогда мы уже взяли на себя обязательства. Говоря об отеле Atlantis в Дубае, могу сказать, что мы начали строительство за несколько лет до кризиса и открыли его как раз, когда он начался — в октябре прошлого года. К счастью для нас, дела идут очень хорошо. Инвестиции в этот проект составили 1,5 миллиарда долларов. Понятно, что ставки были высоки. Я могу только сказать, что мы очень довольны и немного удивлены ситуацией в экономике, а не высокой посещаемостью в сезон.

В Кейптауне в Южной Африке мы открыли отель в апреле этого года. И опять же, если бы мы знали о кризисе, то, наверное, не стали бы его строить. Но в тот момент мы уже слишком далеко зашли. Мы закончили строительство и, опять-таки, пока очень довольны. Мы ожидаем, что в этом отеле дела тоже будут идти хорошо. В Марокко мы открываем новый проект в конце октября, и это опять крупное инвестирование.

— Насколько крупное?

— От 250 до 300 миллионов долларов. Это конечно не полтора миллиарда, но все же. Но я уверен, что и тут дела пойдут хорошо. Мы знаем местный рынок, мы продаем там недвижимость и, несмотря на то, что мировая экономическая ситуация слаба, за последние 7–8 месяцев мы умудрились продать 50 домов на побережье и собираемся продать еще сотню. Место выглядит перспективным, и, я думаю, мы пойдем в гору. Но все же дело в экономической ситуации. Отельный бизнес сейчас под давлением, и мы должны работать очень продуктивно.

— Возможно, вам удалось увидеть небоскребы «Москва Сити». Их строительство не было завершено и сейчас заморожено. Знаете ли вы международные примеры подобных проектов, на которые тратятся миллионы долларов и которые потом останавливают?

— Знаю подобную историю о строительстве в Лас-Вегасе — три или четыре 30-этажных здания были почти построены, но возведение было остановлено. В связи со сложной экономической ситуацией многие международные проекты замораживаются из-за недостатка финансирования. Москва в этом смысле не уникальна. Если взглянуть на мировые строительные проекты, то не все они успешны, в основном из-за недостатка финансирования. Поэтому с появлением средств все может поменяться.

— Что необходимо предпринимать, чтобы поддерживать финансирование?

— Все должно быть спланировано заранее. Наше последнее строительство было закончено в 2006 году, мы успели вложить все необходимые деньги — это был как раз отель Atlantis. Вообще процесс финансирования должен быть организован разумно. Но самое главное — иметь большую часть денег до того, как начнется строительство. Это и может гарантировать успешное окончание проекта. К примеру, чтобы начать строительство на полтора миллиарда, необходимо, чтобы задолго до этого точно был хотя бы миллиард. У нас были эти средства еще за 3 года до начала строительства.

— Это своего рода бизнес-модель?

— Это именно бизнес-модель. Я никогда не начинаю строительство, не обеспечив финансирование вплоть до конца проекта. Деньги должны быть на счетах.

— У вас есть проекты, которые пришлось заморозить из-за кризиса?

— Нет, у нас никогда не было такого, чтобы мы начали проект и не закончили его. Но мы пересматривали свои планы и замораживали еще не начавшиеся проекты. Никто ведь не знает, как повернется экономическая ситуация, но двигаться дальше надо. На данный момент у нас все проекты завершены. Когда все выглядит довольно обоснованно и определенно, финансирование снова становится доступным.

— Как вы считаете, экономика уже поднимается?

— Если посмотреть на нью-йоркский фондовый рынок, то можно увидеть повышение за последние месяцы. И можно даже сказать, что рынок пережил сложный момент, что начнется рост. Я на собственном опыте почувствовал небольшое улучшение. Но, конечно, утверждать что-то пока трудно. Возможно, потихоньку начнется подъем. По крайней мере, в следующем году сильного роста мы не увидим, но, надеюсь, он начнется позже.

Рекомендуем:

  • Фотоистории