16+
Суббота, 19 августа 2017
  • BRENT $ 52.86 / ₽ 3119
  • RTS1027.85
3 сентября 2015, 18:40 Политика
Спецпроект: ВЭФ-2015

Сергей Донской: разведка новых месторождений углеводородов в России не замерла

Лента новостей

Она продолжается, несмотря на экономический кризис и западные санкции. Арктические проекты на шельфе не приостановлены, они сдвигаются по срокам. Это заявил в интервью главному редактору Business FM министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской на ВЭФ

Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской.
Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской. Фото: Артем Геодакян/ТАСС
Я знаю, что у форума есть проблема: огромное количество, гораздо больше, чем ожидали, в последний момент записались для участия, возникли связанные с этим проблемы, отказы, и огромное количество как раз по вашему профилю иностранных компаний, которые, конечно, интересуются на Дальнем Востоке не разведанными еще природными ресурсами. Не все из них сумели аккредитоваться, не все сумели встретиться со своими коллегами. Вы как раз накануне говорили о том, что вы допускаете прямое участие иностранных компаний в разведке природных ресурсов на территории России с последующим получением лицензий на их разработку. Обрисуйте эту ситуацию. Это будет нечто новое? Как это будет выглядеть?
Сергей Донской:Здесь ничего нового нет в ряде случаев компаний. Не только, кстати, на Дальнем Востоке проводят изучение недр, геологоразведку и по результатам что-то открывают и получают право на добычу тех полезных ископаемых, которые они обнаружили. Но у нас есть в законодательстве процедуры, определенный регламент, по которому допуск иностранного инвестора, например, к федеральным участкам регламентируется, и здесь принимает решение правительство. Например, по небольшим, мелким объектам до федерального уровня решения правительства нет, здесь инвесторы приходят, и Минприроды, Роснедра уже напрямую с ними общаются, здесь уже принятие решений немножко другого характера. Мы сейчас, конечно, приветствуем инвестиции, в том числе иностранные, в сферу геологоразведки, в сферу недропользования.
У нас есть один случай, где бы иностранная компания реально провела разведку, нашла ресурсы, получила лицензию полностью без российского партнера?
Сергей Донской:В прошлом году мы только, например, обсуждали с испанской компанией Repsol открытие ими в Западной Сибири двух объектов, двух месторождений ─ 30-40 млн тонн, где-то в районе этого. Они взяли участок под геологоразведку, открыли месторождение углеводорода и получили права.
Совершенно самостоятельно? И получат лицензию?
Сергей Донской:Да.
На Дальнем Востоке какие основные группы природных ресурсов сейчас в поле зрения разведки и дальнейшей промышленной эксплуатации?
Сергей Донской:В районе Сахалина уже реализуются проекты по углеводородам. Что касается суши Дальнего Востока, здесь и цветные металлы, и благородные металлы ─ золото, угольные месторождения достаточно крупные тоже сейчас вводятся в разработку. Я не говорю, кто именно вводит, чтобы не отнимать время, но, в принципе, работа идет, и интерес иностранных инвесторов к этим объектам достаточно высокий.
Отсюда овербукинг на Восточный форум.
Сергей Донской:Да, это тоже отдельный момент, сегодняшняя ситуация как раз говорит о том, что мы, наверное, где-то даже недооцениваем интерес к России, который сегодня существует.
Теперь про нефть и про разведку новых месторождений. Известно из материалов прессы, из аналитической стратегии о том, что у нас к 2035 году текущие работающие месторождения где-то на треть будут исчерпаны, соответственно, инвестиционный цикл подразумевает, что постоянно ведется разведка новых месторождений, они, в принципе, известны. Сейчас на фоне двух факторов ─ резкого снижения цен на нефть за последние 9 месяцев плюс санкции на поставку геологоразведочного оборудования из-за рубежа ─ процесс разведки новых месторождений в России замер?
Сергей Донской:Конечно, это не могло не сказаться на геологоразведке как на направлении недропользования, но по итогам первого полугодия, мы совсем недавно это с коллегами обсуждали, снижение инвестиций есть, но это снижение инвестиций относительно прошлого года, а прошлый год был самым успешным за последние, наверное, даже больше 10 лет. 30-40 млрд рублей было вложено по прошлому году в геологоразведку, в этом году ─ чуть меньше половины, где-то на 10% меньше. Конечно, это можно охарактеризовать, что это произошло в связи со снижением цен не только на углеводороды, но и на твердые полезные ископаемые. Это, естественно, в ряде случаев произошло из-за санкций, в первую очередь, в части доступа к финансовым ресурсам. Ситуация сложнее, чем в прошлом году, но она не то, что некритична, а она говорит о том, что геологоразведка как деятельность интересна инвестору, сюда вкладывают, понимая, что, на самом деле, новые объекты, новые запасы нужны для того, чтобы можно было стратегически дальше оставаться здесь, а работать и продолжать добычу.
А где нам разведку, прежде всего, на ваш взгляд, необходимо вести? Мы все знаем о шельфе. По этому поводу долгая уже конфликтная ситуация, что там «Роснефть» и «Газпромнефть» ведут эту разведку.
Сергей Донской: Я бы не видел здесь конфликта как такового. Это, скорее, мнение журналистов, что существует конфликт. На самом деле просто есть разные точки зрения, при этом все заинтересованы в том, чтобы быстрее освоить шельф, чтобы сюда приходило больше инвестиций, чтобы те планы, которые мы для себя сформировали еще в 2012 году и раньше, чтобы они реализовались.
Где еще, кроме шельфа?
Сергей Донской: Коллеги, например, из Минэнерго тоже часто упоминают, это те объекты, которые на сегодня считаются трудноразрабатываемыми, так называемые трудноизвлекаемые запасы (тризы) — это раз.
Баженовская свита, или аналог сланцевой нефти, как говорят, да?
Сергей Донской: Это не только Баженовская, это просто то, что на сегодняшний день технологически компания рассматривает как где-то экономически нерентабельное или наоборот высокозатратное, или технология в целом отсутствует, и необходимы какие-то инженерные решения. Я просто упомянул бы еще то, что у нас много территорий, которые геологически слабо изучены, и потенциал этих территорий еще не оценен достаточно. И многие специалисты оценивают то, что этих территорий много, и нужно проводить в большем объеме геологоразведку здесь.
Это уже Восточная Сибирь?
Сергей Донской: В Восточной Сибири, я согласен, что здесь геологоразведку надо продолжать, активнее даже, но это не только Восточная Сибирь. Это и Прикаспий, это и Северный Урал, много территорий.
Что все-таки правительство думает сделать, чтобы этот процесс получил импульс?
Сергей Донской: Я согласен, что необходимы дополнительные импульсы, стимулы, мотивация. Я только о некоторых скажу. Это вот за последнее время очень активно у нас развивается заявительный принцип, это когда в соответствии с законом о недрах, в соответствии с документами, которое подготовило Министерство, инвестор, в ряде случаев это могут быть небольшие компании, приходит в Роснедра с заявкой по участкам, где нет больше никаких заинтересантов, и я просто сейчас не буду всю процедуру описывать, и получает права пользования на проведение геологоразведки без конкурса. Например, по заявительному принципу за весь 2014 год у нас было 285 заявок, в этом году только за полгода 300.
Именно от небольших частных компаний?
Сергей Донской: Не только небольших.
Или все-таки у нас гиганты в основном?
Сергей Донской: И «Норникель» здесь проявлялся, «Алроса», по крайней мере, то, что мне докладывали.
Теперь к легкой, развлекательной части, светской части форума, хотя очень интересно, и все об этом говорят: Памела Андерсон. По-моему, это была ваша инициатива ее сюда пригласить как известную во всем мире персону, которая, в том числе занимается охраной природы. Объявлен аукцион, танец с Памелой Андерсон.
Сергей Донской: Это от нее предложение, да.
Начальная стоимость этого лота — 500 тысяч рублей.
Сергей Донской: Цифры, честно вам скажу, не знаю. Я знаю, что она предложила лот.
А знаете, где танец будет?
Сергей Донской: Тоже пока еще не знаю, коллеги не рассказали еще.
Но все-таки ее роль в этом форуме, кроме того, что она, конечно, привлекает огромное внимание, и об этом говорят, и об этом будут писать, и слава Богу.
Сергей Донской: Да, мы, во-первых, предложили организовать встречу именно на Дальнем Востоке, потому что хотели, чтобы мы именно здесь, во Владивостоке, обсудили вопросы экологии, биоразнообразия, потому что здесь достаточно много таких горячих тем. И сегодня как раз, вечером, мы с Памелой Андерсон планируем эти вопросы обсуждать. То, что кроме внимания, Памела Андерсон может привлечь сюда и другие организации экологические, чтобы мы могли бы здесь, может быть, реализовывать различные инициативы, связанные с охраной животных, с разведением редких животных, восстановлением популяции редких животных. Я думаю, что как раз коллеги Памелы Андерсон, с кем она общается, кого она могла бы еще привлечь, они могли бы нам здесь неплохо помочь.
Последний вопрос, он уже в сфере экологии и бизнеса. Не секрет, что у нас экологическое законодательство развивается очень быстро, и уровень требований растет. Все мы столкнулись с кризисом, естественно, финансовые возможности компаний заметно более ограниченными стали, я чаще всего слышал вот о чем: о требовании к очистке воды, о том, что по требованиям, которые в этом году, по крайней мере, должны вступить, вода, которую предприятия отдают после использования, должна быть пригодна и для питья, в то время как забирают они, как правило, воду, непригодную для питья. Все это, конечно, прекрасно, но стоит очень много денег, и никто не спорит с тем, что нужно это делать. Другой вопрос: сейчас ли? Вот эту тему про воду я слышу чаще всего. Как-то она решилась?
Сергей Донской: Начнем с того, что все-таки питьевая вода — это не тема Минприроды.
Это экологические требования к компаниям.
Сергей Донской: Это Минстрой. Я имею в виду питьевую воду, и соответственно строительство очистных, создание условий, чтобы сюда инвестиции шли, это все-таки, Минстрой, и они этим занимаются. Да, была весной этого года поднята проблема, что в соответствии с законом о водоохране, водоотведении необходимо было с середины этого года на каждом водоотводящем объекте на выпуске...
Промышленные предприятия, да, используют воду...
Сергей Донской: Строить очистные...
И выдавать, отдавать должны воду более чистую, чем они забирают из водоемов.
Сергей Донской: Здесь много всяких споров: более чистую или все-таки чистую именно в том виде, чтобы она могла бы сбрасываться в водные объекты, особенно те, которые являются питьевыми. Да, была такая тема, но все-таки весной было принято решение, чтобы внести изменения в законодательство, и дать еще бизнесу возможность собраться с силами и начать строительство таких очистных в более поздние сроки.
А на какие сроки?
Сергей Донской: Речь идет о 2016-2017-м.

Рекомендуем:

  • Фотоистории