16+
Воскресенье, 21 октября 2018
  • BRENT $ 80.02 / ₽ 5241
  • RTS1126.97
11 ноября 2015, 11:01 ОбществоСпорт

Отставка главы Московской антидопинговой лаборатории — признание вины?

Лента новостей

Приказ об отставке подписал Виталий Мутко, ранее заявивший о необходимости перевести документ, где содержатся «допинговые» обвинения в адрес РФ

Григорий Родченков.
Григорий Родченков. Фото: Виталий Белоусов/ТАСС

Глава Московской антидопинговой лаборатории Григорий Родченков ушел в отставку на фоне допингового скандала. Приказ об отставке подписал министр спорта РФ Виталий Мутко. Накануне Всемирное антидопинговое агентство приостановило работу московской лаборатории в связи с нарушениями антидопинговых правил, которые выявила независимая комиссия ВАДА. Она считает Родченкова причастным к уничтожению почти полутора тысяч допинг-проб.

Еще накануне в Москве заявляли, что нет никаких доказательств, и, как выразился Виталий Мутко, «трехсотстраничный доклад комиссии еще надо перевести». Ранее несколько стран предложили наказать Россию. Глава британской федерации легкой атлетики Эд Уорнер выступил за то, чтобы отстранить российских спортсменов от всех соревнований и отнять у России право на проведение юниорского чемпионата мира. Как сказал Уорнер, он «всеми руками за дисквалификацию до того момента, пока российская система не докажет, что она здорова».

Business FM обсудила это с олимпийской чемпионкой, замглавы комитета ГД по международным делам Светланой Журовой. С ней беседовал Игорь Ломакин.

Давайте начнем с ухода Родченкова. Можно ли сказать, что его отставка — это косвенное признание некой вины?
Светлана Журова: Я не думаю, что в этом дело. Просто, наверное, когда разгорается такой скандал, обычно есть какие-то реакции. И в прошлый раз реакция была, когда ушел Балахничев, президент федерации легкой атлетики России, который был на этом посту очень много лет. Но, видимо, считается, что если какая-то реакция будет, то градус, возможно, со стороны наезда на нас будет снижен. Поэтому какие-то такие реакции в этом смысле оправданны, к сожалению.
То есть вы подтверждаете, что некие проблемы все-таки у РУСАДА были?
Светлана Журова: Я не могу знать, какие были проблемы, потому что я пока ориентируюсь так же, как и вы, на непереведенный доклад, мы только какими-то отрывками слышим информацию об уничтоженных пробах. Во-первых, что за уничтоженные пробы? Есть также информация в прессе о том, что это были пробы, которые лежали очень много лет, и в любом случае РУСАДА давала команду на уничтожение этих проб, потому что им 10-15 лет и бесконечно они храниться тоже не могут. Пока тут можно делать и внутреннее расследование, насколько я понимаю, но в принципе в таких ситуациях, когда даже было бы внутреннее расследование, все равно человек был бы временно отстранен от этой должности.
То есть речи о том, что доклад перевели, пока все-таки нет, судя по всему, Вы не видели?
Светлана Журова: Во-первых, доклад на 300 страницах, и за один вечер не прочитаешь. Во-вторых, это их расследование. Насколько я понимаю, должно быть еще и наше расследование.
Владимир Путин сегодня встречается и с федерациями, и с министром спорта Мутко. Наверное, они будут говорить о ситуации, которая складывается. Какой окажется реакция президента, на ваш взгляд?
Светлана Журова: Несомненно, будет поднята эта тема, потому что нельзя ее обойти. Никто не хочет рисковать дисквалификацией, во-первых, и всей команды по легкой атлетике и, соответственно, такого шлейфа недоверия другим видам спорта, которые практически чистые, у которых не было никаких скандалов, но все равно по отношению к российским спортсменам будет вот эта негативная реакция со стороны коллег из зарубежных стран.
А риск дисквалификации насколько велик, как вам кажется?
Светлана Журова: Во-первых, я считаю, что опять же и отстаивать надо эти интересы, но это мое мнение, я пока не разговаривала на эту тему с Виталием Леонтьевичем Мутко, по поводу того, какие решения там приняты. Все-таки я считаю, что если принимаются такие решения по дисквалификации всей команды, о них сообщается заранее, и, во-вторых, меняются определенные правила и регламенты внутренние федерации легкой атлетики, в которых говорилось бы, что какое-то количество спортсменов если от той или иной страны дисквалифицируется, то дисквалифицируется вся команда, тогда хотя бы понятно. Если это делается уже впоследствии, когда дисквалифицированных спортсменов, которые были пойманы в разные года, но просто сейчас их пробы вскрыли, соединили в одно, и пять человек одновременно объявлены, то это уже немножко другая ситуация. Я считаю, что если не было такого предупреждения, то тогда достаточно странно такое поведение. И, кстати, если мы сейчас посмотрим, я думаю, что если взять всех спортсменов, дисквалифицированных за какой-то период в любой стране, их тоже будет не меньше пяти. Но самое важное, что, как я полагаю, скажет Владимир Владимирович, касается того, что допинга не должно быть, и мы не отрицаем этого. И идти говорить, что Россия поддерживает эту идею, есть какие-то люди там, спортсмены и руководство особенно, которое говорит, что можно использовать допинг при соревнованиях, этого просто в принципе быть не может. Поэтому я думаю, что будет разговор о чистоте спорта, в том числе и о жестком контроле над нашими спортсменами.
Еще один вопрос. По вашим ощущениям, сейчас большой спорт без допинга вообще возможен?
Светлана Журова: Давайте говорить так, что большой спорт возможен без допинга. Возможно, некоторые виды спорта считают, что это невозможно, но их единичное количество, и мы видим, что скандалы вокруг них, в общем-то, и происходят. Ведь не происходит скандалов в моем конькобежном спорте, ведь практически нет скандалов в синхронном плаванье, в художественной гимнастике. Эпизодически даже в том же футболе, это какие-то эпизоды. И где-то это скандалы не такие серьезные, ну, использование марихуаны или еще что-то, ну таких-вот, скажем, стимулирующих наркотиков, которые тоже запрещены в спорте, каких-то лыжных видах и так далее. Именно в горнолыжных, лыжных, сноубордистских, где есть определенный элемент экстрима. А так, по большому счету, все скандалы крутятся вокруг легкой атлетики, плюс какие-то допинговые кровяные скандалы — это лыжи и биатлон. Вот и все. По большому-то счету где еще вот такие скандалы есть, как в этих видах?

Опрошенные Business FM российские политологи считают, что допинговый скандал вокруг России другие страны попытаются использовать в политических целях. Практически сразу после публикации доклада комиссии ВАДА отреагировали в США. «России не удастся обманывать спортсменов по всему миру и избежать правосудия», — сообщили в американской антидопинговой комиссии.

В то же время один из немногих голосов в пользу России прозвучал в Европе. В ее легкоатлетической ассоциации сообщили: пояснения российских коллег помогли прояснить многие моменты. Российская сторона готовит письмо в международную федерацию легкой атлетики. У нее теперь новый глава Себастьян Коэ — вместо прежнего, арестованного за коррупцию Ламина Диака. Обращение к Коэ — шанс для российских спортивных функционеров, считает спортивный обозреватель Business FM Иван Швец: «Нужно выходить на руководство Международной федерации легкой атлетики и господина Себастьяна Коэ, чтобы в принятии решения участвовал лично он. Дело в том, что это один из немногих, может быть, чуть ли не единственный сегодня чиновник с кристально честной репутацией и спортсмен кристально честный. В свое время Коэ не побоялся пойти наперекор системе, когда федерация легкой атлетики Великобритании вместе с национальным олимпийским комитетом приняла решение, что их спортсмены в Играх-1980 не участвуют».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию