16+
Суббота, 25 сентября 2021
  • BRENT $ 78.07 / ₽ 5677
  • RTS1747.56
13 ноября 2015, 21:19 ПравоКриминал

Двойное убийство в пентхаусе. Следствие учуяло запах

Лента новостей

В деле бизнесмена Хорена Казаряна, обвиняемом в жестоком убийстве своей жены и дочери, мнения следствия и прокуратуры разошлись. Надзорное ведомство заявило в суде, что не видит доказательств виновности арестованного. Следствие же сослалось на запаховую экспертизу

Обвиняемый в убийстве Хорен Казарян и охраняющие его полицейские.
Обвиняемый в убийстве Хорен Казарян и охраняющие его полицейские. Фото: Мария Локотецкая/Business FM

Пресненский суд столицы в пятницу, 13 ноября, продлил до года срок ареста бизнесмену Хорену Казаряну, обвиняемому в жестоком убийстве своей жены Виктории и 9-летней дочери Нинэ. Сам обвиняемый клялся, что преступление не совершал и просил выпустить его на свободу, чтобы он мог найти настоящих преступников. В том, что злодеяние совершил Казарян, засомневалась и прокуратура.

Надзорное ведомство уже второй раз просило отклонить ходатайство следствия. Его представитель однозначно заявил: доказательства вины Казаряна неубедительные.

На рассмотрение ходатайства Главного следственного управления СКР по Москве о продлении 51-летнему Казаряну меры пресечения собралось около двух десятков родственников обвиняемого. Здесь же присутствовал и отец погибшей Виктории Карл Карагулян, признанный по делу потерпевшим. Он держался в стороне от группы поддержки арестованного. Говорить на тему причастности зятя к смерти дочери и внучки он отказывался. «Жаль, что я не могу поехать в командировку на тот свет и узнать, кто и что… Эти люди святые были», — лишь заметил мужчина.

Все остальные в один голос твердили, что за решеткой невиновный. «Погибшим нанесли в общей сложности 40 ножевых ранений. Если бы это был Хорен, он с головы до ног должен был бы быть в крови, а у него не нашли ни пятнышка крови, — сказала сестра обвиняемого Рузан Акопян. — На теле не нашли ни одного пореза, ни синяка. Трудно поверить, что человек, когда его убивают, совсем не сопротивлялся. А ведь Виктория была спортсменкой — когда-то занималась парашютный спортом, плаванием, она не дала бы себя убить «без боя», сопротивлялась бы».

По словам родственников Казаряна, у мужчины просто не было мотива для убийства жены и дочери. Не говоря о том, что он души не чаял в маленькой Нинэ, это было для него экономически невыгодно: все имущество, включая трехэтажный пентхаус на Шаболовке, было записано либо на гражданскую супругу Вику, либо на ее родственников — тещу и тестя. До 2014 года Казарян являлся совладельцем фирмы, которая занималась поставкой погрузчиков для складов, но когда начались события на Украине, предвидя кризис, переписал свою долю на брата. У бизнесмена остались накопления, кроме того, он ежемесячно получал 600 тысяч рублей от сдачи в аренду коммерческой недвижимости. «Если бы он совершил убийство, то бежал бы за границу, а не стал вызывать полицию. У него были две открытые визы: в США и шенгенская, а на карточке лежали 20 тысяч долларов», — рассуждал брат Хорена Корюн Казарян.

Смерть в День влюбленных

Трагедия, перевернувшая привычную жизнь бизнесмена, разыгралась накануне Дня влюбленных — в ночь на 14 февраля этого года — в центре столицы, в трехэтажном пентхаусе на последних этажах дома №23 по улица Шаболовка с видом на Кремль. Как полагает следствие, вернувшись домой под утро, Хорен Казарян «на почве внезапно возникших неприязненных отношений» в ходе ссоры со своей гражданской женой Викторией зарезал женщину. Таким же способом он якобы избавился и от 9-летней дочери Нинэ. Трупы бросил там же, в квартире, спокойно закрыв за собой дверь. На теле Вики медики насчитали 22 ножевых ранения, а на теле Нинэ — 18. Покинул жилище убийца через зимний сад на крыше. Позже, в посудомойке следователи найдут окровавленный хозяйственный нож без рукоятки. Позже выяснится, что девочку убили ножницами, но было и еще одно орудие преступления — нож, которого в квартире не нашли.

Несмотря на то, что именно глава семейства вызвал полицию, подозрение сразу же пало на него. На следующий день Казаряна арестовали. С тех пор он находится в СИЗО «Матросская тишина».

Все эти 9 месяцев мужчина утверждает, что ни при чем. По его версии, накануне трагедии, в два часа дня 13 февраля (это была пятница) он отправился на встречу с приятелем в один из столичных торговых центров. С ним же вечером он поехал играть в клуб в карты. По словам мужчины, когда в 3 часа 50 минут он вернулся домой из гостей, то не смог открыть дверь ключом: квартира оказалась заперта на засов. Минут 40 он звонил и в дверь, и на телефоны жене и дочке, но те не отвечали. Решив, что супруга обиделась на него за то, что он «загулял» в праздник, Казарян спустился в паркинг, сел в свою машину, и, выехав из гаража, припарковался во дворе. Он объяснил это тем, что в подземной парковке он не смог бы завести машину погреться, не задохнувшись. Поспав несколько часов в автомобиле, он в 9 часов утра вновь стал звонить в квартиру. Дверь по-прежнему была заперта. Тогда Казарян стал звонить подруге жены, ее родителям, но никто ничего не знал. Тогда он нашел во дворе дворника, попросил его залезть на 22-й этаж и через крышу зимнего сада, чтобы посмотреть, что происходит в квартире. Тот забрался и остолбенел, заметив лежащую в луже крови девочку. После этого на место происшествия вызвали полицию и МЧС, которые вскрыли дверь и нашли уже мать ребенка.

Без мотива, но с запахом

Стоит отметить, что за девять месяцев следствия сыщики так и не смогли внятно объяснить, что же конкретно послужило причиной жестокой расправы с матерью и ее ребенком. Из квартиры пропали всего лишь 1,5 тысячи долларов: крупную наличность глава семейства хранил в банке.

На рассмотрении ходатайства Главного следственного управления СКР по Москве о продлении Казаряну срока ареста следователь Иван Щербаков прямо не сообщил о возможных причинах расправы, но дал понять. Само заседание началось 12 ноября и заняло два дня.

Сыщик передал суду ряд документов, подтверждающих, на его взгляд, причастность обвиняемого к злодеянию. Это были результаты главным образом двух экспертиз: запаховой и генетической. Первая гласила, что ребенок был заколот с помощью найденных в квартире ножниц, и на них обнаружен запах Казаряна. Еще одно исследование гласило, что «данный запах мог образоваться только от использования ножниц в качестве орудия преступления». Другое заключение констатировало: малолетняя девочка не было биологической дочерью Казаряна, отцовство которой тот признал.

«Казарян является гражданином другого государства — Армении. Он имеет значительные финансовые ресурсы, и, находясь на свободе, может скрыться», — привел следователь еще один аргумент и попросил оставить фигуранта в СИЗО до 14 февраля 2016 года, то есть до конца следствия.

Защита возражала. Причем, на ее сторону встала прокуратура. Кстати, это произошло уже во второй раз: в сентябре, когда также решался вопрос о продлении Казаряну меры пресечения, прокуратура также заявляла, что не верит в причастность к двойному убийству задержанного.

Другие экспертизы

В этот раз прокурор Левон Василян устроил следователю настоящий «допрос с пристрастием». Он обратил внимание суда, что, настаивая на продлении Казаряну срока ареста в прошлый раз, в сентябре, сыщик ссылался на то, что на коврике в машине обвиняемого нашли некие следы, и их необходимо проверить. «Биологическая экспертиза уже проведена. Каковы ее результаты?», — спросил прокурор. «Она завершена, обвиняемый и ее защитники ознакомлены», — сказал Щербаков, но не хотел озвучивать итог. «Следы крови не были обнаружены», — ответил за него прокурор. Он рассказал, что ранее следователь заявлял: на стельке ботинка Казаряна якобы нашли след крови. Обнаруженное пятнышко, собственно, и послужило основанием для его ареста. По пятну тоже назначали экспертизу. «Результат такой же. Это не кровь», — резюмировал представитель надзорного ведомства. «По носкам и стелькам назначена повторная экспертиза, поскольку возникли сомнения в результатах предыдущей экспертизы», — возразил Щербаков. Но прокурора его аргументы не убедили. Левон Василян просил отказать в удовлетворении ходатайства следствия, заявив, что убедительных доказательств вины фигуранта не представлено.

Доводы защиты

Адвокаты обвиняемого Андрей Марочкин и Александр Гофштейн подробно обосновали свое мнение о том, почему Хорен Казарян не мог быть убийцей. По версии следствия, мужчина расправился с домочадцами 14 февраля с 4 до 5 часов утра. Такое заключение дали судмедэксперты.

Марочкин сообщил, что, когда друзья привезли Казаряна домой после игры в карты в 3 часа 52 минуты, его подзащитный более 30 раз звонил на мобильные телефоны жены и дочки, а также на домашний номер.

Камера наружного наблюдения, установленная по дворе дома, показала, что, когда ему так и не открыли дверь, Казарян выехал из подземной парковки на своей Audi в 4.34 утра и припарковался во дворе. «В 6.31 он выходил из машины по малой нужде. Время убийства сокращается с 4 утра до 4.34. Защита обращает внимание на то, что за 34 минуты нельзя убить двоих человек, нанеся в общей сложности 40 ножевых ранений и при этом параллельно названивать более 30 раз», — указал адвокат.

Примечательно, что предполагаемое время смерти погибших судмедэксперты установили, используя методику своего коллеги, доцента кафедры судебной медицины Российского национального исследовательского медицинского университета им. Пирогова, автора более сотни научных работ Эдуарда Туманова. Защита его опросила. Туманов заявил, что его коллеги ошиблись в расчётах времени смерти людей из-за того, что в квартире были теплые полы. На самом же деле убийство произошло гораздо раньше, чем Казарян пришел домой: с 23 часов до 2 часов ночи. Адвокаты передали суду результаты опроса эксперта.

Они утверждали, что запаховая экспертиза появилась лишь для того, чтобы оправдать девятимесячное нахождение человека под стражей при отсутствии прямых улик.

Так, Андрей Марочкин заметил, что на платье убитой девочки запаховых следов отца почему-то не нашли, а вот на ножницах они «неожиданно появились». «Считаю, что эти следы появились не совсем правовым способом», — пришел к выводу адвокат.

Защитники опровергли доводы следствия о том, что после смерти жены и дочки Казарян смыл с себя следы крови и переоделся в чистую одежду. Они рассказали, как предоставили следователю видеозаписи из торгового центра, где их клиент был днем. На них видно — Казарян в той же одежде, в которой покинул дом в 4.30 утра, и на которой не нашли следов крови.

Александр Гофштейн отметил: судя по результатам осмотра места происшествия, у его клиента был соучастник. Дело в том, что на крыше лифта, который был в трехэтажном пентхаусе, сыщики нашли недопитую бутылку водки и кровавый след ноги 39 размера (Казарян носит обувь 45 размера). В сливе ванной, где преступник, вероятно, смывал следы крови, был чужой волос. «Посмотрите в постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Там указано, что Казарян совершил преступление единолично. Какие соучастники? Вся эта юридическая формулировка использована для отвода глаз», — обратил защитник внимание на несостыковки.

В свою очередь, его коллега передал суду положительные характеристики на Казаряна. Выпускник Ереванского университета оказался кандидатом исторических наук, когда-то работал военным переводчиком (он знает 4 или 5 иностранных языков), и в свое время осуществлял подготовку летчиков по программе пилотирования в Ливии. «А туда непроверенных людей не берут», — указал адвокат.

Подводя итог сказанному, защитники просили перевести своего клиента под домашний арест в квартиру сестры на Ленинском проспекте или отпустить под залог в три миллиона рублей. Деньги готов был предоставить родной брат обвиняемого.

Вопросы и просьбы

Сам арестант, прежде чем выступить, обратился к следователю. Казарян заметил, что во время каждой встречи с ним Иван Щербаков признает: он непричастен к преступлению, а каждое новое доказательство только подтверждает это. «Когда же вы искренни? Сейчас или во время тех встреч?», — задал он сыщику вопрос. Но тот так и остался без ответа.

Казарян признался: произошла трагедия, он не хотел жить. «Уничтожили мою семью, мою душу, уничтожили смысл моей жизни. У меня остался лишь один смысл — искать убийцу», — сказал он. Мужчина заверил суд, что не сбежит, если его отпустят. «Если я буду скрываться, я не смогу искать убийцу. Ведь его никто не ищет: ни следователь, ни так называемый потерпевший, который ищет что-то другое, возможно недвижимость», — заметил Казарян. Он также уверял, что не будет давить ни на свидетелей, ни на потерпевшего — тестя, который «ничего плохого» ему не сделал. «Будьте гуманны», — попросил он.

Но судья Александр Шипиков после получасового пребывания в совещательной комнате нашел просьбу следствия о продлении ареста обоснованной. «Основания для изменения меры пресечения не изменились и не отпали», — зачитал он постановление. При этом судья указал, что при решении вопроса о мере пресечения суд не вправе входить в вопрос о виновности или невиновности лица.

Business FM надеется получить ответ от Следственного комитета на свой запрос об уголовном деле. Также запрос о комментариях был направлен радиостанцией в прокуратуру Москвы. На момент публикации ответы не поступили.

Тем временем, защитники обвиняемого заявили, что намерены обжаловать решение Пресненского суда в Мосгорсуде. «Суд просто не захотел взять на себя ответственность за исправление ошибок следствия», — полагает Александр Гофштейн.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию