16+
Пятница, 27 ноября 2020
  • BRENT $ 47.86 / ₽ 3630
  • RTS1297.94
16 ноября 2015, 12:25 ОбществоПроисшествия
Актуальная тема: ЧП

Новое будущее Франции: что делать после терактов

Лента новостей

Премьер-министр страны Мануэль Вальс заявил, что преступления, которые потрясли Париж на минувших выходных, были спланированы и организованы в Сирии. Он утверждает, что в ближайшее время Европе следует ожидать других нападений

Премьер-министр Франции Мануэль Вальс.
Премьер-министр Франции Мануэль Вальс. Фото: Christophe Petit Tesson/Pool/Reuters

Теракты были спланированы и организованы в Сирии — об этом заявил премьер-министр Франции Мануэль Вальс. По его словам, готовятся новые нападения как на территории Франции, так и в других европейских странах. «Террористические акты могут повториться в ближайшие недели и месяцы», — считает глава кабинета министров.

Очевидно, что Франция теперь неминуемо должна стать иной. Каким может быть это будущее? На этот вопрос попытался ответить профессор МГИМО Валерий Соловей. С ним беседовал Игорь Ломакин.

Если посмотреть за реакцией французских властей, за реакцией европейских политиков, такое ощущение, что не совсем люди понимают, что делать дальше: начать активно бомбить Сирию, вводить какой-то жесткий миграционный режим, разгонять беженцев. Ваше мнение: какой будет сценарий, что все-таки решат делать?
Валерий Соловей: Решат делать, конечно, все понемножку, то есть ужесточать миграционный режим, административный контроль, усилятся воздушные атаки на Сирию и на «Исламское государство», которое в России считается экстремистским (данная организация запрещена в РФ по решению Верховного суда — Business FM). То есть все это будут делать, но за этим нет осознания главной проблемы, точнее, нет решимости заняться этой проблемой. Дело в том, что стоит вплотную вопрос о реконфигурации Ближнего Востока, изменении всей диспозиции там, потому что угроза даже не ИГИЛ, и все, в общем-то, политики высокопоставленные это хорошо понимают. Угроза — это те государства, которые стоят за ИГИЛ и которые являются главными спонсорами исламского терроризма. Но такая реконфигурация потребовала бы принципиально нового подхода, то есть создания коалиции, которой еще в мировой истории не было, и начала активных действий на Ближнем Востоке. Такая коалиция должна бы была включать США от Запада и как главного представителя Запада, ряд европейских государств, Россию, Турцию, Иран, Израиль. Только она смогла бы решить проблему Ближнего Востока. Речь идет о чем-то в перспективе, сопоставимом с послевоенным переустройством мира, но только на Ближнем Востоке.
Но это мы говорим о том, что должно быть, а что реально-то будет сделано?
Валерий Соловей: Реально будут «песочить» мигрантов французы, реально будут усилены меры безопасности на транспортных узлах, реально заработают интенсивнее спецслужбы, разведка, и будут активнее бомбить. Вот это будет реально, но проблемы это не решит, потому что, к сожалению, вероятность повторения подобных террористических атак во Франции или в других крупных европейских городах очень высока.
У нас есть некоторый ближний исторический опыт, и есть реакция США на 11 сентября, у нас есть собственный печальный опыт, трагический с Чечней. Вот по какому сценарию могут склониться тут французские власти и, может быть, не только французские?
Валерий Соловей: Пока все будет носить половинчатый характер. Но в том случае, если, к сожалению, тогда произойдет еще 1-2 подобных террористических акта, Европе и США придется очень интенсивно шевелиться. А шевелиться — это значит, начинать масштабно, в том числе, и наземную операцию на Ближнем Востоке, фактически войну.
Страны Запада осознают, что жизнь поменялась — может быть, поменялась необратимо?
Валерий Соловей: Вы знаете, у них есть ощущение признания этого из страха, потому что признание этого означает очень серьезные перемены, очень серьезные. Эпоха комфорта закончилась, и это страшно признать, конечно же.
Тут ведь еще какая проблема: очень многие из террористов, как показывает статистика, это люди уже рожденные, либо с детства выросшие в Европе. Вот с этим что делать?
Валерий Соловей: Справиться с этим можно, это нелояльные граждане, с этим можно вести агентурную работу. Но ее придется тоже интенсифицировать и использовать советский опыт. Я могу вам сказать, что после 11 сентября 2001 года американцы приезжали несколько раз в Россию, чтобы специально изучать советский опыт обеспечения безопасности в чрезвычайных ситуациях. По их оценкам, это был лучший в мире опыт. И я, кстати, напомню, что США, по крайней мере, на своей территории безопасность обеспечили после 2001 года. Крупных терактов, за исключением взрыва бостонского марафона, там не было.
Но, в общем, и в России, несмотря ни на что, стало все-таки поспокойнее после 1999 года.
Валерий Соловей: Да, это правда.
Тот же самый опыт?
Валерий Соловей: Да, но еще в больших масштабах. Речь идет о значительно более серьезных переменах. В России это все же был в основном внутренний конфликт, хотя имевший некоторые международные источники финансирования и логистики, здесь речь идет о масштабном международном конфликте. Это война, просто война нового типа.
По нам она как-нибудь ударит?
Валерий Соловей: Да, она может ударить, к сожалению, и по нам, в том числе и через совершение вот таких террористических актов, более или менее сопоставимых с парижским. Это, к сожалению, реальность.

Франция в плане террористической угрозы стоит особняком среди других европейских государств, считает главный редактор Carnegie.ru Александр Баунов. Вот что он сказал в беседе с Business FM: «Когда был кризис с беженцами, мы же видели то же самое: была очевидная проблема, и не было единого сценария. Собственно, и по поводу беженцев не было принято окончательного решения, что делать дальше, нет одного решения. Нет решения, которое можно принять только в Европе или только в Сирии, или только где-то еще и закрыть проблему. Очевидно, что французы в Европе были на худшем счету, потому что крупные теракты были и в Испании в 2004-м, и в Англии в 2005-м, но только во Франции они повторялись с какой-то пугающей регулярностью. Если мы забудем, например, что Франция — это развитая европейская страна, великая держава, член ЕС и вообще, часть вот этой зоны богатства, света и благополучия, и просто вспомним, что Франция — это страна, где расстреляли пассажиров поезда, расстреляли редакцию газеты, террорист прорвался на химический завод… Если мы перечислим просто факты последнего года, у нас будет почти картина какой-то Индии или Пакистана по части террористической угрозы. Как будто речь идет о стране третьего мира. Очевидно, что так продолжаться не может больше, французы, наверное, будут требовать чего-то другого. Французские власти исходили всегда из того, что ссориться с большой арабской и мусульманской общиной во Франции они не хотят, что политическая цена этой ссоры слишком высокая для любого правительства, которое хочет переизбраться. А как раз какие-то очень пристальные наблюдения, превентивные аресты, какие-то вообще превентивные меры против джихадистов, чья вина еще не доказана, которые просто на подозрении, они могут поссорить французских политиков с этой самой мусульманской общиной. Но, видимо, они этот подход будут пересматривать».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию