16+
Вторник, 1 декабря 2020
  • BRENT $ 47.56 / ₽ 3626
  • RTS1299.10
16 ноября 2015, 14:35 ПолитикаПерсоны

Путин и Кэмерон призвали объединиться

Лента новостей

Российский лидер и премьер-министр Великобритании встретились на полях G20. Кэмерон выразил президенту РФ соболезнования в связи с крушением самолета в Египте. Также политики говорили о парижском теракте

Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон и президент России Владимир Путин (слева направо).
Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон и президент России Владимир Путин (слева направо). Фото: Михаил Климентьев/пресс-служба президента РФ/ТАСС

Владимир Путин заявил о необходимости объединить усилия в борьбе с терроризмом. Призыв прозвучал во время встречи российского лидера с Дэвидом Кэмероном. Британский премьер, в свою очередь, выразил соболезнования в связи с катастрофой российского самолета в Египте и подтвердил необходимость совместных антитеррористических усилий.

Во время закрытой части переговоров лидеры обсуждали перспективы политического урегулирования в Сирии. Об этом рассказал журналистам пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. Он также заявил, что вопросы британского участия в операции в Сирии не поднимались. Кроме того, Песков прокомментировал перспективу создания объединенной коалиции в борьбе с терроризмом: «Понимание необходимости этого взаимодействия есть. Достичь договоренности между Россией и Западом совершенно невозможно, потому что такого понятия, как Запад, тоже не существует. У каждой страны своя позиция, свое отношение к разным сегментам проблемы борьбы с терроризмом. Если вы думаете, что Запад един в своих подходах на 100%, то вы ошибаетесь. И поэтому ведется филигранная, дипломатическая работа. Но, собственно, прошлая суббота, как раз Вена, продемонстрировала понимание необходимости сотрудничества и что потенциал для этого сотрудничества имеется».

Дэвид Кэмерон по итогам беседы назвал переговоры с Путиным конструктивными. В Анталье российский президент провел еще ряд переговоров, в частности, с турецким президентом и канцлером ФРГ. В какой атмосфере проходят встречи российского президента и как последние события отразились на формате G20? Эти вопросы обсудили Игорь Ломакин и спецкор «Комсомольской правды», журналист президентского пула Дмитрий Смирнов.

Формат, который в этот раз вы наблюдаете, чем-то отличается от того, что было прежде?
Дмитрий Смирнов: Надо сказать, что формат, который вначале планировался у «двадцатки» в Анталии, весь слетел. Фактически вчерашний день был посвящен обсуждению борьбы с терроризмом, об этом говорили и на официальном заседании, и на двухсторонних встречах, которые за этим последовали, и даже на рабочих ужинах и обедах. Поэтому я даже затруднялся назвать нынешний форум экономическим, по крайней мере, по итогам его первого дня. И все, о чем сейчас говорят участники вчерашних встреч, это исключительно борьба с терроризмом и, собственно говоря, объединение усилий в борьбе непосредственно с ИГИЛ.
Владимир Путин проводит много встреч. Наблюдали за ними — в какой атмосфере они проходят?
Дмитрий Смирнов: Надо сказать, что встречи, которые он проводил и вчера, и сегодня, они проходят в атмосфере, скажем так, разворота европейских лидеров в сторону России, совершенно однозначно можно сказать. Потому что, к примеру, вчера две встречи, которые прошли у Путина уже практически ночью, уже после рабочего ужина, который вместо полутора часов продлился три и завершился фразой Эрдогана, президента Турции, который сказал: ну, слава Богу, я вижу, у нас тут есть консенсус по вопросу борьбы с терроризмом. После этого Путин поговорил еще и с Меркель. И с Эрдоганом, и с Меркель как раз он уже ночью общался, это было 2 часа ночи в Москве, они обсуждали именно Сирию, терроризм, и немного говорили об Украине.
По поводу сегодняшней встречи с Кэмероном: в какой обстановке, в какой атмосфере происходило все тут, учитывая, что очень непросто было последние месяцы?

Дмитрий Смирнов: Сегодня с утра состоялись две встречи. Первая была с премьером Италии Ренци, который просто расплывался в улыбке и был счастлив, можно сказать, по крайней мере, видимость такая происходила. Кэмерон тоже был очень дружелюбен, и он правда сказал, что все ужасные события, которые произошли в Париже, заставляют нас объединиться, отбросить все наши разногласия и объединиться перед лицом общей опасности в борьбе с ИГИЛ и терроризмом, мол, давайте будем это обсуждать. Собственно говоря, Владимир Путин это предлагал уже давно. Непонятно, что Кэмерону мешало осознать это раньше.

Что именно препятствует созданию объединенной коалиции по борьбе с терроризмом? Вот что на этот счет думает политолог Георгий Бовт: «Это связано в первую и во вторую, и в третью очередь с судьбой Башара Асада, поскольку именно его судьба — самый главный пункт разногласий: какова его роль в будущем в Сирии, будет ли он участвовать в выборах, и также кого считать в Сирии террористами? В Вене достаточно представительная собралась тусовка, и там у всех свой список был террористов и умеренных, но свести его воедино пока не удается. Я не думаю, что российские и американские военные будут участвовать в совместных операциях в Сирии, но задача максимум, быть может, это договориться о согласовании целей ударов, наносимых ударов, и то, кого считать террористами. Кроме ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусры» (обе организации запрещены в РФ — Business FM) пока не пришли к единому мнению по поводу того, кто эти люди».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию