16+
Понедельник, 25 июня 2018
  • BRENT $ 75.53 / ₽ 4751
  • RTS1125.41
22 января 2016, 21:21 ФинансыБанки, вклады и кредиты

Костин: «Запад проявляет интерес к приватизации в РФ, а курс рубля — сейчас такой, какой и должен быть»

Лента новостей

Несмотря на санкции, ВТБ активно сотрудничает с западным бизнесом. И курс рубля — также не проблема. Как заявил в интервью Business FM президент-председатель ВТБ, у банка большой запас американской валюты

Глава ВТБ Андрей Костин.
Глава ВТБ Андрей Костин. Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

Цены на нефть и курс рубля падают, санкции давят, но рыночные игроки с большим интересом присматриваются и надеются не пропустить момент, когда нужно будет начинать вкладываться в Россию. Об этом главному редактору Business FM рассказал президент-председатель ВТБ Андрей Костин, который сейчас находится на экономическом форуме в Давосе.

Андрей Леонидович, Эльвира Набиуллина не поехала в Давос, хотя планировала, потому что на нашем финансовом и банковском рынке происходили бурные события. Я вас попрошу дать собственный комментарий тому, что было. Тема первая: у нас был грандиозный всплеск девальвации в течение одного дня. Никто из журналистов и аналитиков не нашел конкретную причину, и сегодня все откатилось. Объяснения тоже скорее такие лирические и традиционные. Вы можете дать объяснения вчерашним событиям и сегодняшнему возврату?

Андрей Костин: Мне сложно отсюда комментировать эти темы. Я думаю, что ЦБ лучше знает. Я думаю, это определенная конъюнктура, определенные рыночные волнения. Вы знаете, я не очень на это внимание обращал. Мне кажется, что и наше население на это не очень обращает, понимая, что как бы вот такие колебания ежедневные возможны. Мне кажется, это игра рынка, но в целом я думаю, что курс сегодня примерно определил свой уровень, и я не думаю, что будут какие-то сильные изменения его.

И второе, коли курс определил свой уровень, на данный момент это цифра 80-82. Кстати, постоянно крупнейшие банки меняют прогнозы, вот сегодня Morgan Stanley на I квартал с 67 рублей за доллар до 82 поднял прогноз, который, собственно, и есть. В связи с этим именно курсом Ассоциация российских банков обратилась к ЦБ. Это у нас очень обсуждается тоже. Просили пересмотреть нормативы по резервам, особенно по резервам под валютные активы, чтобы этот курс не применялся к резервированию. Иначе, как было высказано, в том числе у нас на радио, очень серьезные проблемы возникнут у многих банков, а вслед за ними и у клиентов, потому что валютные кредиты будет давать практически невозможно. Пока ничем не завершилась дискуссия. У вас есть позиция по этому вопросу?

Андрей Костин: Строго говоря, если исходить из наших собственных интересов и целей, то мы достаточно капитализированы, чтобы выдержать такого рода изменение курса, но, наверное, было бы не совсем честно с моей стороны сказать, что это единственный правильный подход, потому что мы получили серьезную докапитализацию в прошлом году со стороны правительства. Мы рассчитывали как раз на то, что могут быть серьезные потрясения или серьезные какие-то отклонения, потому что в целом для нас год был умеренно успешный. Мы, в общем, не понесли каких-то убытков, и этот новый капитал помогает нам сегодня спокойно переносить такого рода скачки. Но, наверное, для многих наших собратьев коммерческого сектора, это более сложная задача, поэтому я думаю, что ЦБ мог бы рассмотреть какие-то меры ослабления регулирования, временные, именно с учетом вот такого рода ситуаций. Я думаю, что здесь какие-то подвижки, какие-то компромиссы должны быть между достаточно жестким регулированием, которое, наверное, особенно в период напряженной ситуации нужно как-то сохранять, и все-таки послаблениями, которые помогли бы банкам пережить вот эту ситуацию, которая сложилась, действительно, достаточно драматично и достаточно быстро. Я надеюсь, что ЦБ услышит банки и все-таки какую-то гибкость проявит в этом вопросе.

По поводу встреч ваших личных в кулуарах, непосредственно на панелях. Вы участвовали в ряде мероприятий и со многими встречались. Я просто процитирую доклад экспертов глобального экономического форума, где было несколько ключевых фраз про Россию. Во-первых, высокий очень риск инфляции. Во-вторых, как раз в преддверии форума по политической повестке в этом докладе содержится оценка, что пока не видно разрешения украинской проблемы, а, следовательно, мы знаем, что именно с этим увязаны санкции, и очень высокий риск гиперинфляции — 86%. Ну, именно потому, что для России, для Азербайджана, собственно, для большинства стран СНГ. Вот такой фон. Как бы вы прокомментировали этот консенсус-прогноз?

Андрей Костин: Здесь, конечно, очень много вопросов со стороны наших партнеров, и всех волнует, прежде всего, что будет с Россией в условиях новых цен на нефть. Потому что не секрет, все знают, что Россия — это крупная нефтепроизводящая страна, и наш бюджет, и многие другие факторы во многом зависят от нашей нефтяной отрасли и от цен на нефть, поэтому здесь вопросов много. Но, что касается ваших конкретных вопросов, то начало года по оценкам, по крайней мере, специалистов ЦБ, насколько я знаю, они лучше всего смотрят за этим, инфляция пока не разгоняется, несмотря на всякие такие движения. То есть пока у ЦБ, как я понимаю, есть все основания считать, что, с точки зрения инфляции, нам удастся снизить ее до, по крайней мере, параметров либо таких, либо близких к тем, которые они планировали. Поэтому будем смотреть, только начало года идет еще, но я думаю, что необязательно будет всплеск инфляции. И есть все возможности не только удержать инфляцию, но и дальше снижать ставку рефинансирования. Поэтому, мне кажется, что здесь, в общем-то, ситуация пока находится под контролем.
Как раз по поводу санкций, этот экспертный доклад, правда, готовился до того, но там фигурировала эта тема, что не видит пока большинство экспертов выхода из украинской ситуации и, соответственно, отмены санкций.
Андрей Костин: Я думаю, что это не совсем так. Во-первых, были продлены сроки выполнения минских соглашений. Вы знаете, что сейчас Россия укрепила команду переговорщиков, кстати, это позитивно воспринимается. И вот даже информация доходит от украинских представителей, что это позитивно воспринимается — назначение Грызлова как переговорщика. И мы все-таки видим, что и американская администрация начинает, на мой взгляд, вовлекаться в этот процесс, причем в плане того, чтобы побуждать украинскую сторону двигаться в направлении выполнения соглашений. Потому что, как правильно и говорил уже неоднократно наш президент, в общем-то, выполнение минских соглашений сегодня в первую очередь зависит от позиции украинской стороны и от того, насколько успешно они смогут выполнить взятые на себя обязательства, в том числе и по регулированию политических вопросов, вопросов выборов и так далее. Вообще, надо сказать, что все-таки тот факт, что сегодня на Донбассе практически не стреляют, в общем-то, фактор такой, который означает некую разрядку этой ситуации, снижения напряженности, более спокойный диалог. Поэтому я как раз вижу обнадеживающие факторы. Даже тот факт, что сегодня Керри говорил о возможности выполнения минских соглашений в течение нескольких месяцев. Это говорит о том, что и та сторона просматривает какие-то обнадеживающие факторы, обнадеживающие горизонты в этом вопросе. Поэтому я бы не был столь пессимистичен. Я как раз считаю, что есть возможности продвижения в области политического урегулирования, а в оконцовке — снятия санкций. Повторяю, здесь давление довольно сильное будет со стороны европейцев и бизнеса, да я думаю, что и многие правительства уже понимают бессмысленность и вредность этих санкций.

В ваших встречах и разговорах, какие темы вы бы выделили как самые главные? Допустим, обсуждение все-таки некоего прогноза по ценам на нефть, потому что понятно, что для российской экономики в этом году — это все-таки определяющий фактор, политические темы или некие локальные, связанные с бизнесом? Хотя, в принципе, ВТБ сейчас довольно сложно осуществлять международный бизнес напрямую, находясь под санкциями.

Андрей Костин: Мы в наших беседах пытаемся концентрироваться на каких-то более специфических, конкретных целях. Я не беру какие-то выступления, но с одной стороны, это большое количество интервью. Я в первый день дал пять интервью телевизионных, крупнейшим западным каналам — CNN, BBC, SNBC, Bloomberg. Здесь еще речь шла о ситуации в России, нашей политике, экономической политике. Прежде всего, что Россия будет делать для того, чтобы все-таки сохранить и экономический рост, и как будем противодействовать негативным факторам. Здесь больше разъяснительная политика, связанная с тем, что у нас как бы нет сегодня катастрофической ситуации, что это ситуация управляемая, главное, что мы работаем, правительство разрабатывает ряд мер, и в целом мы, конечно, этот период пройдем. Что касается наших многочисленных встреч и с руководителями западных банков, и американских, и европейских, и у меня была встреча и с министром финансов Катара, и с министром финансов Индии, и с фактически и.о. премьер-министра Южной Африки. Там речь шла больше о нашем сотрудничестве, возможностях расширения сотрудничества, об инвестициях взаимных. Мы подписали соглашение с компанией Alibaba о развитии двустороннего сотрудничества, в том числе в области новых банковских технологий в России. То есть здесь идет разговор уже более конкретный. Нам, конечно, приходится и в ходе этих бесед объяснять, что происходит в России, повторяю, потому что это, конечно, первый вопрос. Но в целом эти беседы нацелены, прежде всего, на развитие двустороннего сотрудничества и на решение конкретных задач.

Что касается непосредственно бизнес-процессов. Я правильно понимаю, что ваши контакты сместились именно в сторону Азии и Африки? Это как-то количественно можно определить? Два года назад среди ваших визави сколько было американских и европейских коллег?

Андрей Костин: Я бы так не сказал. Они более сбалансированы просто-напросто. Я встречался и с руководителями крупнейших американских банков, и с руководителями крупнейших европейских банков.
Извините, а с ними сейчас есть о чем поговорить, когда ВТБ находится под санкциями?
Андрей Костин: Конечно. Ну, мы же работаем с ними. Поверьте, у нас к санкциям неправильное отношение. Санкции относятся только к двум темам. Это долгосрочное привлечение долгосрочных кредитов и размещение акций. Но все остальные операции мы же с банками делаем, поймите. И расчетные операции, и многие другие. Сегодня работаем в рабочем режиме. И, кстати, западные банкиры нам во многом помогают, потому что в 14-м году, когда санкции вводились, там была паника, непонимание, а сейчас мы работаем, у нас абсолютно рабочие отношения со всеми этими банками. Поэтому мы, конечно, обсуждаем возможности, как, не выходя за рамки санкций, работать в этих рамках, осуществлять свою нормальную деятельность и пользоваться, в том числе поддержкой наших партнеров из этих стран. Но повторяю, у нас много встреч. Да, я думаю, примерно 50 на 50 сейчас. И у нас с индийскими бизнесменами большие встречи были, и с арабскими. Здесь, конечно, вопросы инвестиций, в том числе и в Россию. Достаточно большой интерес продолжает быть. Но и мы сегодня стали работать. Мы сегодня достаточно активно работаем и на индийском рынке. Поэтому тут взаимные интересы. Вот ЮАР мы обсуждали, ЮАР очень заинтересован в том, чтобы российские финансовые институты активнее выходили на рынок ЮАР, работали с местными банками. Так что здесь достаточно широкое поле для сотрудничества. Я думаю, что 50 на 50 — это наши встречи с развитыми и развивающимися представителями этих стран.
Вот этот вектор понятен, но последний, самый важный вопрос. Мы прекрасно понимаем, что как раз того самого фондирования с европейских, американских финансовых рынков России очень не хватает. Какие-то процессы, аналогичные из Азии, может быть, из Африки, они на ваш взгляд, в какой-то степени могут компенсировать закрытие?
Андрей Костин: Конечно, могут. Но я бы сказал так, вот с точки зрения фондирования, допустим, банковской деятельности, нам она сегодня не нужна. Реально не нужна, потому что у нас сегодня даже избыток есть долларовой ликвидности, потому что сегодня наши клиенты предпочитают брать кредиты в рублях, подавляющее большинство. И, в общем-то, спрос на долларовые кредиты резко упал. И нам занимать на Западе сегодня валюту абсолютно не надо, у нас хватает ликвидности в полной мере. Нам ближайший год-два не нужен будет и капитал, поэтому этот вопрос не стоит. Что касается инвестиций в реальный сектор экономики, в инфраструктуру, да, здесь нам, конечно, иностранные инвестиции нужны, и мы будем над этим работать. Вы знаете, недавно состоялся визит эмира Катара в Москву, его встреча с нашим президентом. По развитию этого мы здесь тоже встречались с катарскими представителями, и у них есть большой интерес к развитию, расширению инвестирования в российскую экономику, они ищут хорошие проекты. То же самое можно отнести и к другим странам Ближнего Востока. Сегодня у них денег, конечно, поменьше немного, потому что цены на нефть упали, но, тем не менее, интерес к инвестированию остается, у китайцев остается. Но и у западников тоже. Западники просто внимательно смотрят. Они, по-моему, считают, что еще время не наступило, но поверьте, они сейчас очень много вопросов задают и о планах правительства по приватизации. Они сегодня понимают, что российские активы дешево стоят, они понимают, что в случае отмены санкций эти активы будут все равно стоить дороже, поэтому я бы сказал, что такие рыночные игроки с большим интересом все равно присматриваются и надеются не пропустить этот момент, когда нужно будет начинать вкладывать в Россию.

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию