16+
Суббота, 3 декабря 2016
  • BRENT $ 54.19 / ₽ 3462
  • RTS1050.21
11 марта 2016, 10:33 ПолитикаКонфликты

Лишь бы не было войны. Георгий Бовт — о том, почему нападение на журналистов близ Чечни не пошатнет позиций Кадырова

Сотрудников СМИ, среди которых были иностранцы, и правозащитников атаковали неизвестные на границе Чечни и Ингушетии. Владимир Путин лично поручил МВД разобраться в произошедшем, хотя обычно он отзывается не на каждое правонарушение в отношении представителей прессы

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Митя Алешковский/ТАСС

Нападение на журналистов и правозащитников на границе Чечни и Ингушетии, вызвавшее реакцию на высшем политическим уровне, станет еще одним элементом «пазла» сложной картины под названием «Интрига вокруг переназначения Рамзана Кадырова главой Чеченской республики». Однако Георгий Бовт считает, что до нанесения последнего штриха в этом монументальном полотне еще далеко.

Президент России Владимир Путин отзывается не на всякое правонарушение в отношении прессы или правозащитников. Обычно хватает слов пресс-секретаря Дмитрия Пескова. А тут объектом нападения стала НКО, в прошлом занесенная в список «иностранных агентов». Речь идет об организации «Комитет против пыток», которая сейчас перерегистрировалась в «Комитет по предотвращению пыток». Ее, уже как не «иностранного агента», возглавляет член Совета по правам человека при президенте Игорь Каляпин. Люди этой организации сформировали на Кавказе сводную мобильную группу, работающую вахтовым методом по нарушениям прав человека.

Приглашенные Каляпиным российские и иностранные журналисты и правозащитники направлялись из Ингушетии в Чечню. Наличие в деле жертв-иностранцев придало ему еще больший резонанс. Границу пересечь не успели — их жестоко избили люди в масках. В деле фигурирует машина с номерами 95-го региона, то есть Чечни. Позже неизвестные разгромили офис правозащитников в Карабулаке в той же Ингушетии.

Реакция федеральных властей предсказуемо была более резкой, нежели местных. Последние по горячим следам не до конца прочувствовали всю политическую составляющую момента. Оттого, к примеру, чеченский омбудсмен по правам человека успел выступить с двусмысленным заявлением, что, мол, все это некий пиар. В то же время Путин лично поручил МВД разобраться в случившемся. Откликнулся — тоже лично — министр внутренних дел Владимир Колокольцев. Ингушские власти взяли дело под особый контроль, что призвано показать приличествующее рвение в расследовании преступления, попавшего на карандаш в Кремле.

Жестокое избиение людей, а также поджог их автомобиля квалифицировали как «хулиганство» и «уничтожение чужого имущества». «Возмутительным хулиганством» назвал преступление и Песков. Должностные лица избегают того, чтобы квалифицировать дело как преступление против прессы и прав человека, чтобы не повышать политический градус еще больше.

Некоторые рассматривают происшествие как очередное проявление своеобразного поведения главы Чечни Рамзана Кадырова — на том основании, что, мол, без его ведома такие вещи в Чечне не делают. Хотя все произошло за пределами ее административных границ. Пострадавшие подпадают под категорию тех, кого чеченский лидер называет «пятой колонной», намекая подчас на возможность неких внесудебных разборок. «Комитет против пыток» и лично Каляпин имели ранее проблемы в Чечне. Его офис после критики в адрес действий Кадырова был сожжен, а организация из Грозного съехала.

Недоброжелателей у Кадырова хватает, прежде всего, среди российских силовиков, к чьему мнению президент прислушивается больше, чем к голосам правозащитников. Объективности ради, впрочем, нельзя полностью исключать в данном случае и возможность некоей «подставы», провокации против него. Кадыров в преддверии окончания срока пребывания на своем посту и в условиях как бы подвешенного состояния ведет игру, которая со стороны выглядит порой то как капризы, то как торг или легкий шантаж Москвы. Дескать, есть «более профессиональные люди», а я могу и уйти. И тут же в Грозном случается миллионный митинг под лозунгами «Не уходи, останься с нами!»

Главная проблема в том, что при всех своих резонансных выходках и жестах, направленных в последнее время в основном против так называемой «пятой колонны», Рамзан Ахматович полностью контролирует ситуацию в Чечне, как во многом и чеченскую диаспору за ее пределами. Найти ему в этом адекватную замену будет трудно. Ценой ошибки может стать как минимум всплеск чеченского терроризма, а как максимум — третья чеченская война. Поэтому за инцидент с правозащитниками, даже если кто-то и подкинет доказательства какой-либо причастности к нему Кадырова, его не снимут. Не тот случай.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории